«Зверобой» выходит на охоту. Как украинские танкисты стали страхом для врагов

«Зверобой» выходит на охоту. Как украинские танкисты стали страхом для врагов

Крайняя известие о них, которую мне удалось услышать, была в ночь на вторник. Замкомбата танкового батальона «Зверобой» Александр Буйволюк написал в Фейсбук. «Закончился один из дней войны, тяжелый, пока для меня один из самых тяжелых, все живы, здоровы, Икона в укрытии на переднем крае, все смешалось, ВСЕ. Так необычно было увидеть уголок спокойствия, так все дико. взрывы и wifi, икона и бойцы в броне и c оружием, писать много не хочу, ВСЕ живы и это самое главное».А дальше понятные проблемы со связью.

«Контакта практически нет, – говорит Захар Федорак, который долго и упорно работает с батальоном как волонтер. – Будем молиться и надеяться, что все ребята живы-здоровы». Сейчас основная часть батальона – в самом пекле. Точнее в одном из преисподней, созданных путіноїдами на нашей земле. Точнее, не пишу.

Потому что не могу узнать, хотят они этого. А чуть раньше был туман…. Туман, паршивый и простудный туман Приазовья – первое, что покоробило, когда Буйволюк (позывной Голландец) отвозил нас на позиции под покровом морозной ночи. Здесь всегда так в это время года. Хотя в какой-то момент показалось, что Господь, устав наблюдать за человеческой ненавистью, вылил на эту землю декалитры небесного молока, чтобы смыть с нее кровь.

Белое по красному. Но не надолго. Кровь снова пошла этажа…В местах, где, истекая Донецким кряжем, мчится в Азовское море и Кальмиус, расположились танкисты «Зверобоя», он же 3-й отдельный танковый батальон Вооруженных Сил Украины. Точное место дислокации просят не называть, чтобы не подвергать ненужные беды прежде всего технику. Географически это почти в середине условного треугольника Мариуполь-Волноваха-Новоазовск.

Первые два пункта – наши. Новоазовск – в сепарів, своеобразный плацдарм орков для наступления на столицу Приазовья и временную столицу всей Донетчины.Через туман добираемся слишком долго. Проходим место, где местные недобитки совершили теракт против бойцов батальона «Азов». Ребята не выдержали, как на крайней хате села кто-то вывесил флаг «ДНР». Оказалась засада.

Машина взлетела на фугасе. Были «двухсотые». «Эх, поспешили ребята, засуетились. Крикнули бы нам, мы бы один танк подогнали и снесли бы тот флаг вместе с теми, кто его повесил», – ремствуватиме потом один из танкистов. На что другой будет успокаивать.

«И ничего бы не гахнули. Местные, может, вообще не виноваты. Пришли, взяли под ствол, тряпку свою присобачили и по всему. Как ты будешь людям дом сносить из-за каких-то уродов». Наконец, с местными у танкистов отношения вполне нормальные.

Вряд ли можно надеяться, что люди будут в восторге, как у тебя возле дома окопался танк. Но агрессии к украинских военных не проявляют. Кто из уважения, кто из страха.Пока добираемся, Голландец рассказывает о себе и свой батальон.Александр родился в Дубно на Ровенщине. В серпніцього года відсвяткувавсорокаріччя. Выпускник.

Последнее. Говорит, ей трудно осознать, что ее страна воюет против нашей. В конце концов, и сам Буйволюк свободно общается как на украинском, так и русском. В России он провел немало времени, занимаясь предпринимательскими делами. «Меня звонок из военкомата застал только я сошел с трапа самолета, который прилетел из России.

Я им говорил. вы бы мне автомат передали, я бы войну просто там и начал бы», – смеется замкомбата. В место расположения приезжаем в ночь. Здесь же, пожалуй, самая ожидаемая встреча. Еще не выйдя из авто, слышим радостные возгласы Дмитрия Гамаши, которые теряются в темноте и тумане.

Дмитрий, он же кум упомянутого Захара Федорака, он же выпускник филфака Львовского университета, он же известный журналист, он же замполит батальона «Збіробій».Последний раз виделись еще на Майдане. То же о спанья уже не идет. Дмитрию есть что рассказать и есть о чем расспросить. Показалось, что у него появилась какая-то сентиментальность. В углу хижины, в которой расположилась часть бойцов («Честное слово, мы не отжали, просто люди выехали, когда все началось, но мы им еще какие-то деньги платим»), на стене напротив Дмитрового кровати (точнее будет сказать, лежанки) – картина, на обратной стороне которой отпечатки рук жены и дочери.

«Это самое дорогое, что мне передали на сорокалетие – отпечаток ручки малой», – говорит Дмитрий немного неловко, а ты не понимаешь, он радуется, что получил такой дорогой презент, скучает, что далеко от его автора, девочки Евгении, которой нет еще и двух годиков. Видимо, и то, и другое. Флегматично почесывая голову, Дмитрий говорит. «Выглядит, что эта зима затянется надолго. Война завтра не закончится.

Может, военным и дадут приказ отойти, но танки приказов не понимают, они здесь останутся до тех пор, пока будет нужно». А потом несколько бодрее. «Мы не должны убивать, но можем помочь сепаратистам встретиться с Богом».Утро встречает громким «бабахом», где со стороны боевиков. Шестая утра. То нам «привет» передают.

Так каждое утро – то они нам, то мы им. До масштабных танковых сражений дело не доходило.«Танковые. Во-первых, немаєв. Битва под. Советский Союз и фашистская.

Сейчас большое скопление техники просто будет накрыт реактивной артиллерией. Кроме того, в настоящее время. Нет. . Не армада на армаду, как на Курской дуге, но воюют.

Пусть их. Кто из мудрецов говорил, что Т-64 – это уже позапрошлый день. Все в порядке. Танчики танчики как. Еще справляются.

Кстати, это «танчики», которым бойцы называют машины, хоть не хоть, возвращает тебя в детство, в игры солдатиками, танчиками, «пєстіками». Только тут все по-настоящему. И танчики, и «пе сти ки». И солдатики, которые из них стреляют…. Пока ждем на разговор с комбатом, командирский танк нам демонстрирует механик-водитель Миша. Смуглый, как много его земляков из Мукачево, он был инструктором еще много лет назад.

Танк, как не странно, имеет два имени Ангелина и Белый тигр, что становится понятным только глянешь на его борт. «Ангелиной я назвал, – Мише, похоже, приятно, что наш вопрос попал «в яблочко». – У меня жена Анжела, а дочь Инна. Вот и получилось в их честь – Ангелина».«А Белый тигр чего», – спрашиваю.«То так назвал один боец, который на нем тоже ездит. То из какого-то кино, кажется», – к разговору присоединяется комбат.

– Надо еще и мне какое-то название дать. Где есть два, там и т третья не помешает».. Встреть Петра Ломоть где-то в гражданской жизни, никогда не скажешь, что перед тобой боевой офицер, кадровый военный, за чьими плечами Челябинское танковое училище, Афганистан и Ирак, и… Майдан, где Петр Павлович возглавлял 38-м сотню Самообороны. В конце концов, не впервые приходится опровергать для себя стереотип, что профессиональный воин обязательно должен быть суровым и нахмуренным. После Майдана 51-летний полковник в запасе Скиба возглавил штаб своего товарища Александра Супрунюка на выборах мэра Нетишина на Хмельничині.

После победы тот предложил ему стать первым заместителем. «Я проработал с июня по сентябрь. В начале сентября предложили возглавить батальон, – рассказывает полковник. Первые наши подразделения формировались еще на Майдане. Я тогда не пошел, потому что у меня сын – кадровый военный – воевал в АТО.

Когда сын вернулся, тогда уже я пошел. После Майдана сидеть и ждать, что кто-то тебя защитит от тех уродов москалей, нет смысла. Надо действовать». . Говорит, что в батальоне воюют ребята фактически со всей Украины.

Львовщина, Волынь, ивано-Франковщина, Херсонщина, Ровенская, Николаевская, Черниговщина, Киевщина, Черкащина, Херсонщина, Запорожье, Днепропетровщина, ТернопільщинаЦікавлюся, есть местные. «Вот буквально этими днями постоянно ходит один у меня. У него жена оказалась с Западной Украины. Отругала его и сказала даже не подходить к ней, если не вступит в армию. Буду по нему в штаб обращаться», – весело отвечает полковник.Садится за руль автомобиля и везет нас осматривать «подшефную территорию», где наши бойцы на своих танчиках наводят ужас на врагов.

По дороге рассказывает, что самый старший в батальоне механик-водитель Ильич, которому уже 61-ый год. Самый младший – Саша, который был в его сотни на Майдане. «Когда Саша к нам пришел, танка совсем не знал. Буквально за неделю освоил специальность наводчика. И уже 6 декабря выполнял боевое задание.

Замещал штатного наводчика, который был в отпуске», – рассказывает комбат.Говорят, благодаря Саше в тот день немало боевиков отправились на аудиенцию к Люциферу, прихватив с собой в качестве сувениров все, что осталось от их минометов и другого оружия. Еще одной легенде «Зверобоя» можно считать Артура Степаненко (позывной Сокол), который родом из Василькова, что под Кивом. Відборовшись практически с первых дней на Майдане, он пошел добровольцем в Нацгвардии. Далее были блокпосты под Славянском и собственно освобождения города. Еще дальше – возвращение домой, мобилизация, обучение на полигоне «Десна» близ Чернигова и танковый батальон «Зверобой».Кстати, комбата сначала не особо понравилось название батальона, которую ребята придумали сами.

«Я был против этого названия. Ребята немного поспешили поперед батьки. Такое строгое название надо заслужить». Думаю, сейчас у комбата уже нет сомнений в том, что все-таки заслужили.Как и право на лозунг, который украшает шевроны. «Врагов много, а нас «рать», и которое, по мнению господина полковника «несколько не подходило к официальной эмблемы».

Интересно, что когда Петр Скиба об этом рассказывал, все, кто был рядом, обратили внимание на его шеврон. С него улыбался Веселый Роджер – пиратский череп с двумя перекрещенными костями.Увидев взгляды, сконцентрированы на своем предплечье, кобат очередной раз улыбнулся в усы. «Сын дал, когда я сюда ехал». Уже незадолго перед прощанием комбат фактически повторяет слова своего замполита. «Эта война вряд ли закончится в ближайшее время.

Как профессиональный военный скажу, что вряд ли это закончится в ближайшее время. Делаю вывод из того, как россияне наращивают свою группировку с той стороны. Если пружину сжимать, она розтиснеться. Уже раз так было – мы оттесняли боевиков, а Россия тем временем готовилась к наступлению.Опытный офицер оказался правым. К сожалению.

Но в то же время он убежден, что захватить Украину Россия будет не в состоянии. «Территорию захватить не сложно. Гораздо сложнее удерживать й. И здесь у россиян шансов нет».

Верим, что все наши танкисты останутся живыми и невредимыми. Попутно склоним головы перед погибшими бойцами «Зверобоя». 5 января во время выполнения задания по охране военного городка не выдержало сердце младшего сержанта Романа Корчевного. За несколько дней до этого во время саперных работ погиб боєцьОлександр Лупаїн. Вечная память.

Все, кто хочет помочь нашим героям-танкистам могут перечислить средства на карточку.

Related posts: