«Зверобой» выходит на охоту. Как украинские танкисты стали страхом для врагов

«Зверобой» выходит на охоту. Как украинские танкисты стали страхом для врагов

Крайняя известие о них, которую мне удалось услышать, была в ночь на вторник. Замкомбата танкового батальона «Зверобой» Александр Буйволюк написал в Фейсбук. «Закончился один из дней войны, тяжелый, пока для меня один из самых тяжелых, все живы, здоровы, Икона в укрытии на переднем крае, все смешалось, ВСЕ. Так необычно было увидеть уголок спокойствия, так все дико. взрывы и wifi, икона и бойцы в броне и c оружием, писать много не хочу, ВСЕ живы и это самое главное».А дальше понятные проблемы со связью.

«Контакта практически нет, – говорит Захар Федорак, который долго и упорно работает с батальоном как волонтер. – Будем молиться и надеяться, что все ребята живы-здоровы». Сейчас основная часть батальона – в самом пекле. Точнее в одном из преисподней, созданных путіноїдами на нашей земле. Точнее, не пишу.

Потому что не могу узнать, хотят они этого. А чуть раньше был туман…. Туман, паршивый и простудный туман Приазовья – первое, что покоробило, когда Буйволюк (позывной Голландец) отвозил нас на позиции под покровом морозной ночи. Здесь всегда так в это время года. Хотя в какой-то момент показалось, что Господь, устав наблюдать за человеческой ненавистью, вылил на эту землю декалитры небесного молока, чтобы смыть с нее кровь.

Белое по красному. Но не надолго. Кровь снова пошла этажа…В местах, где, истекая Донецким кряжем, мчится в Азовское море и Кальмиус, расположились танкисты «Зверобоя», он же 3-й отдельный танковый батальон Вооруженных Сил Украины. Точное место дислокации просят не называть, чтобы не подвергать ненужные беды прежде всего технику. Географически это почти в середине условного треугольника Мариуполь-Волноваха-Новоазовск.

Первые два пункта – наши. Новоазовск – в сепарів, своеобразный плацдарм орков для наступления на столицу Приазовья и временную столицу всей Донетчины.Через туман добираемся слишком долго. Проходим место, где местные недобитки совершили теракт против бойцов батальона «Азов». Ребята не выдержали, как на крайней хате села кто-то вывесил флаг «ДНР». Оказалась засада.

Машина взлетела на фугасе. Были «двухсотые». «Эх, поспешили ребята, засуетились. Крикнули бы нам, мы бы один танк подогнали и снесли бы тот флаг вместе с теми, кто его повесил», – ремствуватиме потом один из танкистов. На что другой будет успокаивать.

«И ничего бы не гахнули. Местные, может, вообще не виноваты. Пришли, взяли под ствол, тряпку свою присобачили и по всему. Как ты будешь людям дом сносить из-за каких-то уродов». Наконец, с местными у танкистов отношения вполне нормальные.

Вряд ли можно надеяться, что люди будут в восторге, как у тебя возле дома окопался танк. Но агрессии к украинских военных не проявляют. Кто из уважения, кто из страха.Пока добираемся, Голландец рассказывает о себе и свой батальон.Александр родился в Дубно на Ровенщине. В серпніцього года відсвяткувавсорокаріччя. Выпускник.

Последнее. Говорит, ей трудно осознать, что ее страна воюет против нашей. В конце концов, и сам Буйволюк свободно общается как на украинском, так и русском. В России он провел немало времени, занимаясь предпринимательскими делами. «Меня звонок из военкомата застал только я сошел с трапа самолета, который прилетел из России.

Я им говорил. вы бы мне автомат передали, я бы войну просто там и начал бы», – смеется замкомбата. В место расположения приезжаем в ночь. Здесь же, пожалуй, самая ожидаемая встреча. Еще не выйдя из авто, слышим радостные возгласы Дмитрия Гамаши, которые теряются в темноте и тумане.

Дмитрий, он же кум упомянутого Захара Федорака, он же выпускник филфака Львовского университета, он же известный журналист, он же замполит батальона «Збіробій».Последний раз виделись еще на Майдане. То же о спанья уже не идет. Дмитрию есть что рассказать и есть о чем расспросить. Показалось, что у него появилась какая-то сентиментальность. В углу хижины, в которой расположилась часть бойцов («Честное слово, мы не отжали, просто люди выехали, когда все началось, но мы им еще какие-то деньги платим»), на стене напротив Дмитрового кровати (точнее будет сказать, лежанки) – картина, на обратной стороне которой отпечатки рук жены и дочери.

«Это самое дорогое, что мне передали на сорокалетие – отпечаток ручки малой», – говорит Дмитрий немного неловко, а ты не понимаешь, он радуется, что получил такой дорогой презент, скучает, что далеко от его автора, девочки Евгении, которой нет еще и двух годиков. Видимо, и то, и другое. Флегматично почесывая голову, Дмитрий говорит. «Выглядит, что эта зима затянется надолго. Война завтра не закончится.

Может, военным и дадут приказ отойти, но танки приказов не понимают, они здесь останутся до тех пор, пока будет нужно». А потом несколько бодрее. «Мы не должны убивать, но можем помочь сепаратистам встретиться с Богом».Утро встречает громким «бабахом», где со стороны боевиков. Шестая утра. То нам «привет» передают.

Так каждое утро – то они нам, то мы им. До масштабных танковых сражений дело не доходило.«Танковые. Во-первых, немаєв. Битва под. Советский Союз и фашистская.

Сейчас большое скопление техники просто будет накрыт реактивной артиллерией. Кроме того, в настоящее время. Нет. . Не армада на армаду, как на Курской дуге, но воюют.

Пусть их. Кто из мудрецов говорил, что Т-64 – это уже позапрошлый день. Все в порядке. Танчики танчики как. Еще справляются.

Кстати, это «танчики», которым бойцы называют машины, хоть не хоть, возвращает тебя в детство, в игры солдатиками, танчиками, «пєстіками». Только тут все по-настоящему. И танчики, и «пе сти ки». И солдатики, которые из них стреляют…. Пока ждем на разговор с комбатом, командирский танк нам демонстрирует механик-водитель Миша. Смуглый, как много его земляков из Мукачево, он был инструктором еще много лет назад.

Танк, как не странно, имеет два имени Ангелина и Белый тигр, что становится понятным только глянешь на его борт. «Ангелиной я назвал, – Мише, похоже, приятно, что наш вопрос попал «в яблочко». – У меня жена Анжела, а дочь Инна. Вот и получилось в их честь – Ангелина».«А Белый тигр чего», – спрашиваю.«То так назвал один боец, который на нем тоже ездит. То из какого-то кино, кажется», – к разговору присоединяется комбат.

– Надо еще и мне какое-то название дать. Где есть два, там и т третья не поме