Я – не герой. Я лишь сказал то, что было у всех на устах, – сотник, который изменил ход революции

Я - не герой. Я лишь сказал то, что было у всех на устах, - сотник, который изменил ход революции

Говорят, достаточно лишь одного мгновения, чтобы стать героем. Сотник Владимир Парасюк со Львова как никто другой сейчас понимает это. Несколькоминутная речь львовского сотника со сцены Майдана, когда политики подписали договор с Януковичем, изменила ход истории. Хотя сам Владимир так не считает. Как и не считает себя героем.Сегодня же Владимир один из наиболее востребованных в медиа персон.

За несколько минут он стал настоящей знаменитостью, а его жизнь кардинально изменилась. Несмотря на то, он не снимает камуфляжную одежду, не бреет грубую мужскую бороду и не заводит полк охраны. Просит обращаться к нему только на ты и перестать говорить, что он герой.Как простой парень из Львова стал одним из героем Майдана, читайте в беседе с точки Зрения с Владимиром Парасюком.- Володя, всего лишь за несколько минут выступления на сцене ты стал звездой всеукраинского масштаба. Соцсети переполнены сообщениями, что именно ты изменил ход истории. Ты согласен с этим?- Я простой парень со Львова.

Мне 26 лет, за плечами экономическое образование в ЛНУ им. Франко и работа. Я не принадлежу к каким-либо политических партий или организаций. Свое активное молодое жизнь проводил в Студенческом братстве, принимал активное участие в молодежных лагерях Конгресса украинских националистов, где получил хороший спортивный выучку.

Также там получил базовые знания по истории Украины и ее героев, и речь идет не только о героике УПА.- Это родители тебя привели в молодежное крыло Кун?- Да нет, сам пришел. Хотя моя семья очень патриотичная, мы же со Львова. Кстати, моя родная сестра замужем за мужчиной из Донецка, имеют дочь. Вся моя семья сейчас здесь на Майдане, в том числе 4-месячная племянница Софийка. Для меня этот ребенок как символ объединения Украины.

– Как долго ты на Майдане?- Не с самого начала. Я впервые приехал на Майдан за два дня до разгона студентов. Потом был на Михайловском, позже приехал на Марш миллиона. Я уже не помню, честно говоря, подробной хронологии. Домой ездил периодически, чтобы изменить какие-то вещи.

Ездил на Майдан, как получалось, когда с друзьями, когда сам.- Когда присоединился к Самообороне?- Я никогда не был членом Самообороны. Сначала я присоединился к сотне Льва, которая тоже не была частью Самообороны, а просто объединяла неравнодушных украинцев. Последний раз я приехал в Киев, это когда силовики уже брали штурмом Майдан. Мы контролировали территорию вокруг консерватории и само здание. Консерваторию захватывать не пришлось, здесь было открыто.

Мы просто договорились с руководством о том, что будем здесь жить. Сразу организовали медицинский пункт, столовую, инфоцентр. Тогда же мы организовали свою Боевую сотню, которую поручили возглавить мне. Как видите, моя карьера сотника очень недолгая (смеется). А в общей совокупности я на Майдане 2,5 месяца.- Комфортно ли тебе в роли сотника?- Комфортно-некомфортно – это вопрос третий.

Здесь все сознательные люди, здесь не имеет детей. В моей сотне есть люди, которым по 40-50 лет, то есть это те люди, которые уже полностью сформировались, они понимают, какая на них лежит ответственность. Я не занимался шагистикой сесть-встать, больше приходилось командовать относительно текущих действий. куда идем, какую сторону баррикад укрепляем. Людям не нужно было говорить много раз – все все понимали с полуслова.- Ты не был членом ни Самообороны, ни Правого сектора, а это самые известные сейчас силовые структуры Майдана.

Почему не вступал в их ряды?- Я не боюсь брать на себя ответственность, хотя могу быть обычным бойцом, который целый день носит мешки. Я знаю, как это, и мой отец, который с первых дней со мной в Киеве, тоже такой же. То есть речь не шла о том, чтобы быть частью какой-то силы или создать свою. Это произошло как-то само собой. Наверное, просто так должно быть, чтобы те люди и мы соединились в одну силу.

Ведь после штурма Майдана много сотен розформувалося. кто-то погиб, много раненых. К нам присоединились люди из разных сотен, и мы стали одной дружной командой. Принимали решение все вместе, обсуждали тоже вместе. Максимально нас было в сотни до 130 человек.- Майдан никуда не расходится.

Как долго ты останешься на Майдане?- Сейчас вопрос не в том. есть Майдан или нет Майдана. Сейчас вопрос заключается в ответственности политиков перед Майданом. Если мы увидим, что со сцены звучат не только хвальба и громкие слова о том, какие мы законы принимаем, а реальные волевые решения, тогда Майдан сможет функционировать уже из дома. Майдан должен стать тем органом, который будет контролировать политиков.

И то, что процесс создания этого органа уже идет, не может не радовать.- Принимал участие в событиях на Грушевского?- Там получилась интересная история. Мы были на вече 19 января, после того поняли, что незачем оставаться, и поехали домой. Возле Житомира услышали о беспорядках на Грушевского и развернули авто. Во все последующие дни вместе с отцом стояли на передовой, бросали коктейли Молотова, взрывпакеты. После того я еще успел съездить домой, принимал активное участие в Автомайдане.

А в последние дни вместе с собратьями стоял на обороне Майдана. Мы стояли возле памятника основателей Киева, бросали коктейли. Потом строили баррикады со стороны Европейской площади. Дальше была защита консерватории, которую силовики пытались поджечь со стороны Глобуса. Слава Богу, во время всех этих событий пострадал только мизинец, а так сам я цел.- Что тебя заставило выйти на сцену в пятницу, когда оппозиция сообщила о договор с президентом?- И ничего там такого героического нет.

Я себя героем не считаю. Герои – это Небесная сотня. А как было… Мы послушали выступления наших политических лидеров, увидели, что это не понравилось людям, и поняли, что не за это умирали десятки людей, чтобы Янукович еще десять месяцев оставался президентом Украины. Мы решили выступить целой сотней.

Подошли под сцену, сказали, чтобы нас пропустили. Я вышел на сцену, а дальше прямую речь все слышали.Это было на устах у всех полевых командиров Майдана и всех простых людей. А почему я там оказался. Я не знаю, наверное, это судьба. Так Бог поруководил, добавил мне уверенности.

Однако я не герой, не позиционирую себя как герой и не чувствую себя героем.- Буквально за несколько минут на сцене ты стал мегапопулярной личностью. В соцсетях только и разговоров, что о того самого сотника Владимира.- Я живу среди простых людей, здесь, в консерватории. Помогаю, делаю то, что и все делают. Популярность чувствую, мне много пишут в социальных сетях. Однако надеюсь, что это быстро пройдет, ибо я не герой и ничего героического не сделал.

Сейчас я заведую жизнью сотни и является комендантом консерватории, где квартирується сотня. Я решаю организационные вопросы.- Сколько девушек уже попросилось к тебе в друзья?- Ой, это вопрос очень сложный. Нереально много запросов о дружбе, много сообщений. Я холост, но вопрос любви сейчас не актуально. Не делю запросы по гендерному признаку и отписываю всем.

Стараюсь убедить каждого. люди, все бы на моем месте сделали то же самое. Имею много приглашений на телевидение, многие журналисты просят об интервью. Это немного утомительно, и я надеюсь, что это скоро пройдет. Я хочу только подчеркнуть всем, особенно своим землякам со Львовщины.

я простой человек, постоянно нахожусь на первом этаже консерватории, каждый может прийти и поговорить со мной. Я остался простым парнем, без всякого пафоса.. Максим Баландюх, Фейсбук/Владимир Парасик..

Related posts:

Leave a Reply