Я думал, какой там, нахрен, снайпер… До меня не сразу дошло, насколько это страшно, – воспоминания Героя Майдана

Я думал, какой там, нахрен, снайпер... До меня не сразу дошло, насколько это страшно, - воспоминания Героя Майдана

Он приехал на Майдан 24 ноября – на его глазах мирная акция протеста студентов превратилась в побоище и настоящую войну с преступным режимом.Своими воспоминаниями о самые кровавые дни Майдана, что пришлись на 18-20 февраля, поделился с «Взглядом» майдановец из Батурина Андрей Острожный, который воевал в четвертой казачьей сотни.18 февраля… Черный вторник. Активисты собирались на «мирное шествие» к Верховной Раде с требованием вернуться к Конституции 2004 года и наказать виновных за зверское. В семь утра перекусили, попили чая. После того люди колоннами, сотнями пошли на Верховную Раду. В девять пришли к Мариинскому парку.

Я вылез на КАМАЗ, внизу была беркутня. Наблюдали, что делается. Стояла машина с озвучкой, там выступали. Люди слушали. Тогда увидел, что из-за угла кого-то лупят – то поймали и гоняли регионала Святаша, который как раз шел в Раду.

Его повела наша Самооборона, дала пинков.. А тогда на Шелковичной началась стрельба. Капитальная. Без 15 минут 11-той загорелась улица Грушевского. Снизу повалил дым.

Кто-то сказал «Началось», а что – никто не знал. Беркут выстроился вплотную по линии. Подтянулись тітушки в камуфляже в зеленых касках. Они были похожи на нас, но имели белые повязки. Полетели камни.

Палки…. Началась бойня. Киевляне начали выбивать брусчатку, камни из-под ног, тянуть из парка скамейки, возводить баррикады.. Война продолжалась до 2-й. тітушок поливали зеленкой, сожгли палатку беркутовцев, летали коктейли Молотова..

тогда даже банками с. Когда я бежал обратно, у меня мальчик упал. Я подобрал его и занес в Дом офицеров, где был полевой госпиталь. Там уже было много раненых людей. Только выскакиваю, парень лет 17-ти ведет женщину с разбитой головой.

Взяли ее вдвоем. Мы занесли в дом человек 5-6. Среди них и Сергея Помещика из Ивано-Франковска. Ему светозвуковая граната попала в шею, разорвала аорту и менты его еще машиной переехали. Когда мы заносили Сергея, он был еще жив.

Где-то в половине пятого трое уже ушли в Небесную сотню – Помещик, мальчик 20-ти лет и еще один мужчина лет 55-ти. Они лежали накрытые простыней.. Решили не выходить. Потому как погибнуть, то надо уже по-человечески. А не по-дурацки.

Там несколько человек переодяглись и поспешили на майдан. Приехали некоторые депутаты. Мы все помогали заносить раненых. Одному беркутовцу разорвало заднее место, разорвало серьезно, то мы его занесли, наши медики ему помогали, зашивали…. Молодой лейтенантик, который его забирал, очень смутился и благодарил нашим медикам, что помогли.

Это было искренне.Но как-то заскочила к нам беркутня… Начала за нами гоняться. Вышел начальник дома, сказал, что здесь медики, обругал их и они убежали.. И приходили еще тітушки со своими угрозами, но им и дорога.. или сдавайтесь, или начинаем «антитеррористическую операцию».

Митингующие начали отступать в сторону Майдана)Когда мы уже отправили тяжелораненых, думали, как выбраться. Нам сказали, что вывезут нас на скорых, потому что беркутовцы некоторых взяли в плен, приставляли автоматы, говорили молиться. Помог Автомайдан. Вывезла нас Ирэна Карпа. Спросила, куда везти, предложила свободную квартиру, а мы кажеми.

«Никаких квартир. Только на майдан». Так мы вернулись. В это время уже был занят Украинский дом, Октябрьский дворец.. Смеркалось.

На восьмую анонсировали. Фактически введено чрезвычайное положение. Центр столицы перекрыли. Автобусы из других городов в Киев не пускали. В Запорожье, Харькове люди вышли на протест.

В Ивано-Франковске, Тернополе, Ровно и Львове позахватывали ОГА, управления МВД, прокуратуры и СБУ)Мы начали воевать. На Грушевского разбирали баррикады. Наш палатку сожгли. Все горело. Нас атаковали со стороны Европейской площади.

После 9-ти вечера выехали Бтры – их сожгли.У ребят из Коломые было сто килограммов сала, то они сначала вытащили его из палатки, а когда уже не было что курить, не было покрышек, то они бросили его в огонь. Кому сказать, что украинцы сало курят, никто бы не поверил). Так мы и воевали. коктейли, водометы, гранаты.Беркут бросал светошумовые гранаты, связывая по две-три вместе, то их взрыв сбивал людей с ног. Двух таких без памяти мы выносили медикам.

В собрата из моего шатра кровь. Противогази валялись и все нулевые, на голову – никак. Горел третий этаж и выше. Бросили шланг, он доставал только до третьего. Потушили огонь, где удалось.

4 и 5-тый этажи горели страшно. Так мы час пробегали без толку. Потом приехала пожарная.В пять я погрелся. Весь был мокрый. Меня спрашивают.

«Под водомет попал?» Говорю. «Нет, со шлангом бегал». Высох и вернулся воевать на Институтскую -. приехали автобусы из Львова и Ивано-Франковска). Где-срывалась граната.

СБУ открывает дело о попытке захвата государственной власти». В Ужгороде, Луцке, Виннице – массовые протесты. Поднялись Харьков, Полтава, Сумы, Хмельницкий, Запорожье, Чергінів, Житомир)20 февраля. День розстрілівБлизько девяти часов услышал, что что-то творится. Говорят, активисты на Майдане Беркут погнали.

Мы с криком «Как это погнали без нас» побежали. По дороге поняли, что происходит что-то страшное. По дороге неслась колонна скорых.. Мы занесли нескольких до быстрых и побежали на Институтскую. Нам говорят «Не бегите, там снайпер».

Я говорю «Хрен с тем снайпером». До меня тогда еще не дошло…. Пробежали немного, свернули к гостинице «Украина». Прятались под стеной. Было немного щитов, кто в каске, кто без.

Предупреждали. «Снайпер валит всех с «Украины», хотя стреляли еще из Октябрьского. Мы начали группами кучкуватись, бегать, хватать тех, кто лежал. Кого на одеяле, кого на щите заносили в отель.. Такая беготня продолжалась до 12 часов.

Ребята один за одним уходили в Небесную Сотню, кроме того ранили двух медиков. . У всех были ранения – голова, шея, сердце. Я бронежилетов вообще не видел, разве один. Одному пуля тот бронежилет.

Тогда еще пришли мальчики, говорят «Сейчас пойдем к беркутні». Я сказал «Не ходите, там снайпер – полезете, а нам вас вытаскивать, еще и. Полезли, и. Медики оказывали помощь.. Пришел батюшка отпел.

Когда их выносили, то все пели гимн. Понесли на Майдан, а я остался с медиками чередовать. 21-го февраля Беркут разбежался.. Небесная сотня подняла дух украинцев, стала примером. После того много людей стали волонтерами, многие добровольцами ушли на восток.

Самосознание украинцев выросла. Мы поняли, что не просто пешки, не быдло, – рассказывает Андрей Острожный..

Related posts:

Leave a Reply