Внутренние войска – это то, что нам досталось в наследство от Российской империи, – военный эксперт

Внутренние войска - это то, что нам досталось в наследство от Российской империи, - военный эксперт

Добровольческие батальоны переходят в подчинение Министерства обороны. По словам министра обороны, это по сути благодарность за активное участие батальонов в проведении Антитеррористической операции. В конце концов, такое подчинение позволит спланировать деятельность добровольческих формирований. Однако Администрация Президента и Министерство внутренних дел так и не могут прийти к согласию относительно дальнейшей судьбы батальонов. Сами же добровольцы считают.

их хотят обуздать и контролировать. О плюсах и минусах такого решения «Взгляд» расспросил у военного эксперта Института евроатлантического сотрудничества Игоря Козия.- Или попытка подчинить добровольческие батальоны Министерству обороны не является попыткой власти их обуздать и контролировать. – Подчинение добровольческих батальонов Министерства обороны – это не способ укрощения государством этих структур, это способ нормирования их в правовом поле. Так же, как суды создаются для того, чтобы нормировать какую-то ситуацию или решить конфликт. Такая ситуация и здесь.

Они будут поставлены в штатное расписание. Это может решить вопрос по их обеспечению оружием, техникой и другими материальными средствами, которые Минобороны не могло доставить в старой системе, а также решить много юридических вопросов. Ведь есть люди, которые хотят получить статус участника АТО, кричат. «Дайте нам статус». А на каком основании, каков механизм получения этого статуса?..Бюрократия имеет две стороны.

положительный и отрицательный. И положительная именно в том, что все фиксируется, и это фактически даст возможность гражданам Украины не платить налоги на содержание сомнительных участников АТО. У нас и без того хватает непонятных чернобыльцев, участников «куликовской битвы» и много других… Это основная задача бюрократии и это не только усложняет, но и облегчит жизнь этим добровольческим формированием. Кто не хочет подчиняться, кому-то хочется пойти по принципу анархии, однако государство имеет свое правовое поле, свои институты власти и государство не может существовать и обеспечивать безопасность граждан, если, например, они находятся вне правового поля. Поэтому это оправданный шаг со стороны государства.

Если у этих батальонов есть свое видение существования вне государственности, то пожалуйста. Они могут действовать, как общественные структуры и общественные организации. Однако, насколько я знаю, общественные структуры не имеют права, на сегодняшний день, носить оружие.- На каких условиях бойцы-добровольцы смогут служить в Вооруженных Силах Украины?- Люди, которые не согласятся с такой постановкой вопроса, могут пойти. Хотя, насколько я знаю, были разные предложения, и государство предлагает для таких подразделений кратковременные контракты. Фактически, люди приходят добровольцами и выполняют свои обязательства в короткий срок, который они сами выбирают.

Вот это надо четко понимать. Хотя, откровенно говоря, за тридцать лет служения нашему государству я думал, что быть военнослужащим – это не быть наемником, не быть человеком по контракту. Для меня это значит, быть профессиональным кадровым военным, который выполняет свои обязанности и защищает свою страну. Но это вызовы нашего времени и каждый решает сам, что ему делать. Однако задача власти – урегулировать отношения между людьми и государством.

– Много добровольческих батальонов подчиняются МВД. Решает ли это все юридические вопросы?- Если добровольческие батальоны подчиняются МВД, то они являются подразделениями Министерства внутренних дел. Однако надо понимать этот вопрос правильно, потому что такое МВД. Давайте, посмотрим на европейскую практику. Внутренние войска – это фактически пограничная полиция, функции которой у нас выполняет частично пограничная служба.

Я подчеркиваю, частично. Потому что надо говорить прямо, что вопрос о предоставлении оборонной функции пограничной службе или же эти функции должен выполнять кто-то другой. Я подчеркиваю, именно обороны границы, а не контроля. И на заседания СНБО должна это определить, потому что это очень важный вопрос. – Как Вы относитесь к тому, чтобы добровольческие батальоны подчинялись не МВД, так как есть сегодня, а Министерству обороне?- Это нормальная практика, где вы видели, чтобы во внутренних войсках были вооруженные подразделения.

Я вам скажу больше, сегодня то, что мы называем внутренними войсками – это то, что нам досталось в наследство от Российской империи. Когда-то это была жандармерия, а затем стали внутренние войска. И здесь надо правильно делать ударения. Если у нас есть, например, атомная станция или другой объект, который надо оборонять и защищать, то кто это будет делать. или частная структура, если это частная станция, или государственная служба.

Именно эту функцию выполняет МВД. Если смотреть на то, что было, то наши внутренние войска пробовали взять функции от французской жандармерии, от итальянской схожей службы. Хоть в Италии, как и во Франции такие службы находятся в подчинении Министерства обороны.Государство, если проводит административную реформу, должна определиться, какие функции возлагаются на Министерство внутренних дел. Хочет ли она, чтобы в нашем МВД были танки, самолеты, вертолеты, артиллерия, которые затем могут использоваться, как показывает практика, против собственного народа. Если народ этого хочет – то нет вопросов.

Но после того, что произошло на Майдане – это не совсем корректно.Фото. ipress.ua.

Related posts:

Leave a Reply