В Украине начали задерживать журналистов, которые пишут о …

В Украине начали задерживать журналистов, которые пишут о ...

В Украине начали задерживать журналистов, которые пишут о нападениях на билборды с изображением президента. После представления информации о залитии краской портрета Виктора Януковича, работники милиции Ровно, Одессы и Львова вызвали журналистов, готовивших эти новости. В Ровно на разговор пригласили Виктора Гомоля, в Одессе – Игоря Столярова, во Львове сотрудники уголовного розыска прямо из редакции забрали Евгения Борисова. Евгений Борисов согласился поделиться с “Новым взглядом” новыми впечатлениями, полученными от беседы с милицией.      – Жень, поводом для вызова в милицию стала ваша профессиональная деятельность. – Так.

Я сотрудничаю с “Газетой по-украински”. 5 января вечером я нашел на портале Youtube ролик, в котором неизвестный на одной из львовских улиц забрасывает краской билборд Виктора Януковича. Позже я нашел в Интернете обращение людей, которые забросали портрет и подал, как прямую речь. А утром того же дня на сайтах уже была информация о указание председателям РГА внимательно следить за портретами Главы Государства. Конечно, я сделал из этого информацию.

За несколько дней в редакцию “Газеты по-украински” поступило письмо из Лычаковского райотдела милиции города Львова. В нем спрашивали, кто работает во львовской редакции, на каком основании журналисты печатают материалы, кто их позволяет размещать на сайте. Между строками их запроса читалось “есть цензор в издании”.– Не слышал о должности “цензор” с советских времен. Серьезный запрос. – Куда уж серьезнее.

Иначе, как цензура, я это трактовать не могу. 19 января в редакцию пришел следователь, который говорил с редактором, а впоследствии и мне позвонили из Лычаковского райотдела и предложили прийти на беседу. Конечно, я сказал, что без повестки к ним не пойду. Поэтому на следующий день трое милиционеров пришли в редакцию и прямо там выписали мне повестку и сразу забрали с собой.  В райотделе у меня сначала забрали мобильный телефон. Сказали, что для того, чтобы проверить, не краденый.

Позже выяснилось, что они “слили” все записанные в память номера. В кабинете следователь попросил вытащить все вещи из карманов. Увидел диктофон и заставил его выключить. Кроме того, проверил все карманы и попросил поднять майку, мол, не я прилепил на грудь себе еще один микрофон. Когда проверка закончилась, следователь перешел к делу.

спросил меня, знаю, как пытают людей в милиции. Я видел в фильмах, что под ногти иглы загоняют, противогаз на голову одевают и перекрывают воздух. Однако следователь оказался более осведомленным, чем я. Объяснил, чтобы было больно, ногти вообще надо поотрывать, а противогаз тоже не нужен – можно взять обычный целлофановый пакет, натянуть на голову – будет тот же эффект.  – Похоже на угрозу.

Было страшно. – Не слишком приятно. Думаю, меня хотели запугать, потому что еще в редакции милиционеры сказали, что подозревают, не я сам закидывал эти билборды, а потом написал об этом. В своем кабинете он мне прямо предложил. “Возьми всю ответственность на себя, скажи, что это ты сделал.

Тебе будет хорошо – станешь известным, и нам тоже будет хорошо – дело закроем…”– Как долго тебя держали. И в качестве кого. свидетеля, обвиняемого. – Держали четыре часа. А в качестве кого, не знаю.

Мне так и не сказали. Через несколько дней меня снова вызвали. Сфотографировали в фас и профиль.– Номер в руки не давали. – Обошлось. Мне, если честно, такие номера не очень нравятся.

Неплохой получился номер – написал “информашке”, оказался в райотделе. Раньше говорили, что у нас, кто нашел труп, тот и убийца, а теперь, похоже, кто написал, тот и виноват. Позже сотрудники уголовного розыска начали вызывать людей, чьи номера были в телефоне. Спрашивали, что они могут про меня плохого сказать, и дружу я с головой. Мою девушку вызвали.

Расспрашивали обо мне, о том, за какие деньги мы живем.– А почему этим уголовный розыск занимается. Его что, переквалифицировали в политическую полицию?– Если взять во внимание то, что журналистов по всей стране начали вызывать, то, очень на это похоже. Приятно, что журналисты меня сразу поддержали. Даже из международной организации звонили – “Репортеры без границ”. Из Института массовой информации звонили, коллеги всеукраинских изданий, юристы, народные депутаты.

Столько шума из-за обычной “информашке”.– То, может, черт с ней, с той журналистикой. Как говорят в Одессе, выгоды вы тут не получите ни на копейку, а неприятностей  на целую гривну.  – Хорошо, что вы про Одессу вспомнили. Я читал, там тоже журналиста в милицию вызвали через те же билборды с Януковичем. Что сделаешь, такая у нас работа.

Пока менять ее на более безопасную не собираюсь..

Related posts:

Leave a Reply