“В Евросоюзе Украину сравнивают со странами Азии и Африки”

В Брюсселе задумались над новой моделью єврообєднання, и Украине место там еще минимум 10 лет не светит Вопрос интеграции Украины в ЕС сейчас, накануне  парламентских выборов, во время непростой ситуации в политической и общественной жизни внутри страны, отложено в долгий корзину. Хотя совещания и встречи на международном уровне между украинскими и европейскими политиками и дипломатами происходят, эксперты не прогнозируют существенного сдвига в отношениях между ЕС и Украиной. О перспективах нашего государства в сотрудничестве с ЕС рассказал политолог, глава фонда “Украинская политика”  Кость Бондаренко. – Какие тенденции сейчас в ЕС  прежде всего относительно сотрудничества с Украиной. -В  Европе сегодня непростая  ситуация в связи с кризисом на юге.

В Брюсселе начинают говорить о том, что ЕС в нынешнем виде не сработал, и  нужно создавать другую модель объединения и на другой основе. Все чаще начинают выступать чехи, завуалированно говоря о необходимости выхода страны  ЕС.  Евросоюз превращается  постепенно из европейского союза с центром в Брюсселе на ЕС  с все более отчетливым центром в Берлине.  И соответственно в  разработанном семилетнем плане развития Евросоюза от 2014 до 2020 год включительно не предполагается вхождение  Украины к союзу. К 2020 году наше государство не станет членом ЕС.  Ведь  нужно будет включить в территорию Евросоюза, которая потребует очень серьезных компенсаций от закрытия целых отраслей промышленности. Потому что в ЕС есть строго квотирована плановая экономика. Соответственно каждая страна, вступающая в ЕС, должна принять на себя обязательства, что она включается в общий рынок, соответственно она должна вводить квоты на производство той или иной продукции.

Поэтому  при вступлении Украины в ЕС необходимо выделить из Брюсселя большие средства на то, чтобы  закрыть ряд промышленных объектов, оборонный комплекс, существенно ограничить доступ наших аграриев к общему рынку. То есть на это все нужны деньги. И в условиях кризиса, очевидно, в Брюсселе хорошо считают деньги и понимают, что сейчас говорить о евроинтеграции просто нецелесообразно. – Как, по вашему мнению, будет развиваться сотрудничество между Украиной и ЕС по крайней мере в рамках соглашения об ассоциации в дальнейшем. – Соглашение об ассоциации стала рассматриваться, по крайней мере, была разработана еще в 2008 году.

И с тех пор присутствует постоянное противоречие между Украиной и странами Европейского союза относительно преамбулы прежде всего. Дело в том, что  в Евросоюзе есть две формулы относительно соглашений об ассоциации. Первая формула – это та, которая подписывалась с Польшей, Чехией, Венгрией; и  соответственно является вторая формула, которая подписывалась, скажем, с Израилем, с некоторыми Странами Магриба. Между этими формулами есть маленькая, но существенная разница. В первом варианте признавалась европейская идентичность.

То есть признавалось, что та или иная страна является европейским государством. И это давало перспективы позже рассматривать именно эту формулу  – “европейское государство”  – как повод к дальнейшему переговорному процессу. Вторая формула не содержала никаких признаков европейскости той или иной страны. И нам в 2008 году предложили именно вторую формулу. То есть нас поставили в один разряд с теми странами, которые никогда не будут членами ЕС, поскольку они просто не принадлежат к Европе даже географически.

И в этой ситуации Украина начала добиваться именно первой формулы. – По мнению ЕС, мы не можем быть европейским государством, ни экономически , ни политически, ни ментально. – Есть множество поводов и причин, но основная банальна. В ЕС говорят, если мы  подписываем договор с вами, как с европейским государством, то уже должны идти, по европейскому законодательству, определенные финансовые отчисления для вас для того, чтобы мы приводили в порядок ваше законодательство или, по крайней мере, помогали это делать. То есть возникают  финансовые отношения.

Сейчас ведутся торги по кому за точку, за слово за трактовку. При этом с одной стороны дипломаты ведут эти переговоры, а с другой стороны ведется борьба за полный доступ ко всем европейским рынкам. Потому что в том варианте, который был предложен на декабрь прошлого года, особенно по той части, которая именуется как “Соглашение о зоне свободной  торговли” с ЕС для Украины предусматривалась большое количество удалений. Взамен Украина должна открыть свой рынок для Европейских товаров и услуг. Таким образом это была бы игра в одни ворота.

На то время именно поэтому ситуация застопорилась. Плюс в политической плоскости было найдено в  Украине нарушения демократических процессов. появились пункты о Тимошенко и Луценко. – То есть если Тимошенко и Луценко выпустят на волю это ускорит процесс евроинтеграции. – Я убежден, что нет, ведь будет ряд других вопросов.

Например, условно говоря – выпустили Тимошенко, выпустили Луценко, они есть в политическом процессе, но скажут – а у вас собак сжигают живьем. Прекратят с собаками, найдут, еще что-то. Дойдет до того, что скажут, а у вас есть политзаключенный Лозинский. Есть целый ряд поводов и причин.  Но несмотря на это, есть заявления, что все остановилось, переговорный процесс продолжается. Сейчас должны рассматривать вопрос на уровне парафирование соглашения.

Но есть один нюанс. Парафирование – это фактически техническое согласование. Потом подписание, а потом ратификация.Украина первой ратифицирует это соглашение. И она будет действовать только в одностороннем порядке. Это может нанести очень серьезный ущерб.

По подсчетам экономистов – от 2-х до 5-ти миллиардов евро в год. Для украинского бюджета – это очень большая цифра. Очень сложным для Украины будет 2012 год на международном уровне. В начале 2013 года – где-то до его  середины  ситуация должна проясниться. Будет понятно, как проходит процесс ратификации соглашения об ассоциации,которые будут поставлены перед Украиной очередные задачи.

Хочется верить,что Украина не окажется проектом на некоторое время, а полноценным игроком и фактором современной политической жизни..

Related posts:

Leave a Reply