В австрийском доме поселились сквоттеры

В австрийском доме поселились сквоттеры

Молодые творческие люди заселяют заброшенные дома и создают там мини-коммуны Они не дадут заброшенном, никому не нужном доме стоять пустым. Ведь для них – это не просто лачуга, а сквот. А они – это сквоттеры. Официально сквоттеры – это люди, нелегально занимают чужое помещение, в котором никто не живет и не ведет никакой деятельности. Почему нелегально – потому что они не являются юридическими собственниками сооружения.

Сегодня несколько сотен  сквотів существуют в Барселоне, Амстердаме и Женеве. Иногда сквотовані целые улицы или подавляющая часть зданий какой-участки – такая ситуация наблюдалась в начале 90-х гг. ХХ ст. на Берлинском Кройцберґу, а сейчас на Копенгаґенській Християнии, что является фактически городом в городе. В России, в частности в Санкт-Петербурге и Москве, в сквотах живут художники, что потом творят там и делают выставки своих работ.

Такие неокомуни существуют и в нашем городе. Владелец дома не против Львовский сквот расположен в заброшенном двухэтажном доме недалеко от центра города. Там живут различные творческие люди, в основном музыканты. С жительницей сквот, девушкой Сашей, домовляюсь встретиться в указанном месте. И, к сожалению,  телефон Саши не отвечает.

Начинаю спрашивать прохожих, не знают ли, где здесь живут творческие люди. Одна девушка таки знает и подсказывает дорогу. “Вот, это их дом, они очень мирные и играют хорошую музыку”, – говорит моя проводирка. С виду – обычный заброшенный двухэтажный старый дом, которых во Львове огромное множество, сразу и не скажешь, что здесь живут люди. старая полуразвалившаяся здание, окна кое-где заложены картоном. Стучу в дверь, услышав, что я журналист, мне открывают.

В подъезде темно, и как-то влажно. Пахнет гнилой древесиной и ароматическими палочками. Мне объясняют, что здесь были прорваны трубы, вода стояла в доме годами.– После того как мы сюда заселились, начали наводить порядок, – говорит 25-летняя Саша из Санкт-Петрбурга. Она тут долгожитель – от сентября прошлого года, то есть от начала сквотування (заселения) этого заброшенного дома. Девушка говорит, что хозяин дома не против, чтобы здесь жили сквоти.

Наоборот, он рад, что они сделали порядок с трубами, соблюдают чистоту и не пускают бездомных.   Добро пожаловать на Кубу. – У нас здесь каждая комната имеет свою концепцию. Вот Куба – здесь самое спокойное и самое интересное, – подмигивая. Саша заводит меня в комнату, на дверях которой висит постер Боба Марли.

Заходим в комнату – внутри три импровизированные кровати-матрасы, запах аромопаличок усиливается.  Над входной дверью надпись – “Думай о хорошо”. В уголке, притуляючись до большой печки, характерные для старых львовских домов, под какими-то цветными клетчатыми покрывалами лежит девушка с длинными дредами. Сначала кажется, что она спит, но нет – она просто лежит и плетет что-то из ниток. На ней – желто-коричневая спортивная блузка, на руках – различные плетеные браслеты, на шее – тоже самодельное ожерелье. – Я сейчас вяжу носок, также делаю различные украшения, шапки и прочее.

Раздаю друзьям, продавать еще не удавалось, – говорит о своем творчестве Оля.   В комнате полумрак, легкое свет от настольной лампы бьет. Хозяева приглашают меня зайти, но перед тем надо разуться. Пол застелен старым ковром. На ней разбросаны диски, из ноутбука раздается нечто в стиле регги, возможно, тот же Боб Марли. Есть здесь и кое-какая мебель – стол, кресла, сундук для вещей.

Говорят, львовские знакомые помогли все собрать и обустроить быт. Стеновая побелка не зруйновна, пробивается бледно-розовым цветом. И ее почти не видно, потому что обрисована различными рисунками. Рядом с рисунками и различными украшениями, на стене висит плакат с Че Геварой. На потолке дисками выложен знак инь-янь.  Моя собеседница Саша садится на заваленный кусками  ткани матрас и  тоже начинает что-то делать.–  Вот все эти ткани, что здесь лежат, –  с помойки, – говорит Саша.

– Помойка – это Эльдорадо нашего времени, люди выбрасывают такие вещи, которые мы себе не можем позволить купить. Если бы мы жили в Европе, то у нас были бы золотые диваны.На полу  парень – с длинными дредами в желтых очках, одетый в оранжевую рубашку, поверх синей футболки с Суперменом и в желто-коричневые брюки – разрисовывает маркером аудиодиск, ритмично покачиваясь под музыку, звучащую из колонок ноутбука. Рядом лежит какое-то волосатое существо. – Это наша собака Яся, она не умерла, просто любит, когда ей чешут животик,  – объясняет Оля. Условия здесь не самые лучшие, но сквоттеры не жалуются.

Есть электрические плитки, кухонная утварь принесли львовские друзья. Есть ванна и туалет в приличном состоянии. Однако нет горячей воды, надо греть. Время от времени обитатели сквота ходят мыться и стирать вещи в львовских друзей. Говорят, проблем это не создает.

Ведь главное в этом мікросуспільстсві – общий дух и настрой на позитив. Творчество без алкоголя и наркотиков Те, кто живет дольше, а не просто останавливается на несколько дней, уже работают. Например, Саша работает в студии 3dвізуалізації. Инна, которая имеет квартиру во Львове, но живет здесь, работает в коллекторской компании. Все вместе деньги зарабатывают, играя на улице на фаершоу, которое происходит каждое воскресенье в центре города.

Чтобы приобщиться к сквота, надо быть прежде всего честным и открытым.– К нам приехал один человек, сам путешественник и жил в Америке, теперь он живет в Австралии. То сразу увлекся, как у нас тут хорошо, говорил, что в хостеле, где он живет, худшие условия. Но у него был коммерческий подход к этой ячейки, то он немного пожил и ушел. Здесь главное, чтобы люди понимали, куда они идут. Единственное условие – не пить алкоголя и не употреблять наркотики.

Все остальное разрешается.– На самом деле, это место, где могут останавливаться путешественники. По сути люди, которые здесь есть, они все путешествуют, – объясняет Саша. – Но тем не менее, мы живем здесь как одна семья, объединенные общим духом и общими интересами.  – А бывают такие, как я, что просто пришли переночевать, а живу я тутпонад полгода, – присоединяется к разговору  парень в белой футболке и с крашеными желтыми волосами. Говорит, сам из Ивано-Франковска  и называют его здесь Теркелем, потому часто попадает в передряги.Жители сквота сами не знают, сколько здесь живет людей, постоянно кто-то приезжает или приезжает, в общем до двадцати.

Большинство жителей с Западной Украины – Ровно, Ивано-Франковска, Хмельницкого, но приезжают и из других стран. Есть смуглый парень кавказской внешности, его зовут Рядом.– Я армянин, – говорит по-русски с кавказским  акцентом, – ехал из Москвы в Европу, и случайно увидел на улице этих людей, познакомился и живу здесь уже две недели. – Вот были у нас люди из Колумбии, оставили по себе след – на стене нарисовали флаг своей страны, – говорит Саша. Сколько нас и как кого зовут – не знаем Кроме комнаты с Духом Кубы есть еще Мексика, Чилл-Аут, Чабас, Ямайка или Великобритания, здесь еще не определились. “Святая святых” для сквоттеров – это комната с духом Мексики.

В ней никаких кроватей, здесь  сохраняют  и изготавливают музыкальные инструменты. Здесь и гитары, и барабаны, и кларнет, и саксофон, а также заготовки для будущих музыкальных инструментов.– Наш товарищ Роман, который сейчас в Ровно, из чего может сделать музыкальный инструмент, – говорит Теркель. – Вот, например, диджериду – он сам высекал его больше года.Диджериду – это один из старейших духовых инструментов, на котором играли аборигены Австралии. Имеет вид длинной широкой палки с отверстием через всю длину, похож  на трембиту. Ребята демонстрируют, как он звучит –  играть на нем надо дулом вниз.

Звук получается пронзительный, что-то вроде гудения.Музыкальной тоже есть комната Чилл-Аут. Здесь ребята имеют большой компьютер и пишут на нем музыку. Когда спрашиваю о возрасте обитателей сквота, мой собеседник задумывается Терекль. – Мы здесь не знаем, сколько кому лет, нам как-то безразлично. Но самый молодой, наверное, я.  Мне 19.

Есть мужчина, которому на вид за 30, вот он, пожалуй, и самый старший.Теркель не называет своего настоящего имени, говорит, что здесь его узнали практически недавно, несмотря на то, что парень живет здесь уже полгода. Имеет два образования – художника и кузнеца. Имеют сквоттеры и, так сказать, подсобное хозяйство – на грядке во дворе посадили зелень, редис, морковь, теперь с нетерпением ждут урожая. В свободное время занимаются йогой, медитируют, но обычно играют, репетируют, для выступлений на фаер-шоу.  по Дороге назад встречаю белобрысого парня в цветном широком одежде – оказалось тоже житель сквота, приехал во Львов из Одессы.Ольга ТКАЧЕНКО.

Related posts:

Leave a Reply