Украинский националист может быть и русскоязычным

Украинский националист может быть и русскоязычным

Первый шаг к украинизации Юго-Восточной Украины – это не заставлять людей разговаривать на украинском, а сделать их патриотами. Считает лидер новосозданного движения Русскоязычный украинских националистов (РУН) Сергей Замилюхин. – Как и почему возникла организация Русскоязычных украинских националистов. – Организация создавалась не то, чтобы спонтанно, но во всяком случае изначально не стояла задача ее создать. Прежде всего создавались группы в соцсетях, было просто желание собрать вокруг себя людей с такими же взглядами ради живого общения.

Я понимал, что таких людей масса, и явление русскоязычных украинских националистов, о котором говорят где-то с 2008 года, является массовым. В конце концов попытка объединить таких людей в соцсетях по крайней мере придает им уверенности, что они не одни, что это явление для Украины, что их взгляды поддерживают и они не белые вороны. Так начали собираться люди в соцсетях и когда дошло до определенной критической массы, стали возникать идеи, что с этим что-то следует делать. А 14 октября, на Покрова, в день рождения УПА, мы напечатали 10 тысяч цветных флаеров на русском языке «Расскажи правду об УПА», где развенчивались все мифы советской эпохи про Украинскую Повстанческую Армию. Мы объявили, есть желающие раздавать в юго-восточных областях эти открытки.

Акция прошла удачно. организовали ее за очень короткий срок, примерно за неделю, и раздали листовки в 16 городах Украины. Именно это мероприятие и подтолкнул к созданию организации. Где-то в течение месяца состоялось обсуждение вопроса. Могу сказать, что идея создания организации родилась как нечто само по себе разумеющееся из группы единомышленников.

– Сколько человек сегодня насчитывает РУН?– Здесь есть два аспекта. часть людей – это участники групп в социальных сетях, а часть – участники организации. Мы понимаем, что соцсети и реальное вступление в организацию – это две большие разницы. В соцсетях наберется где-то около восьми тысяч сторонников. Если же говорить о реальных членов, то их не так много, потому что организация только формируется, происходят первые встречи.

Потенциал есть немалый, поскольку первые ячейки мы открыли лишь в шести городах. А судя из настроений, которые есть в группах, то нас ждут во многих городах Юго-Восточной Украины.– В Украине сегодня есть немало организаций националистического толка. Была ли необходимость в создании еще одной?– Здесь речь идет в разнице психологии взглядов, именно психологии, а не самих взглядов. Русскоязычный человек приходит к идее национализма не потому, что родилась в этой среде и так должно быть, а потому, что осознала определенную информацию, сделала для себя выводы. то, что происходит – неправильно.

Поэтому, несмотря на то, что человек является частью русскоязычной среды, сопротивление, который в ней назревает, выводит ее на определенный протестный уровень. Сначала человек является патриотом, потом у нее появляются какие-то националистические взгляды, соответственно это приходит через познание. Есть такое очень хорошее выражение, если русскоязычный националист не просто голосует за один государственный язык, то он не просто понимает, что это надо, он понимает, почему это надо. Люди из этой среды лучше понимают, как донести идею национализма на территории юго-востока Украины. – А как вы лично пришли к идее национализма?– Все началось с ознакомления с правильной историей Украины.

Постепенно накапливалась информация, которую тщательно скрывали в советское время. Поэтому я и считаю, что первый шаг к украинизации юго-востока – это сделать из русскоязычных украинцев в первую очередь патриотов. В свое время нам забрасывали даже, что мы адепты «русского мира», но все же удается убедить людей в обратном. Кстати, мы приняли решение открыть отделение РУН в Львове. И делаем это не потому, что во Львове есть русскоязычные, которых мы бы могли объединить, а потому, что считаем, что людей надо информировать о том, что есть русскоязычные украинцы.

Ведь в частности на Западной Украине русскоязычных воспринимают как русских, а не украинцев. Поэтому мы хотим объяснить, почему это произошло и что все это можно исправить. Таким образом наша организация может стать объединяющей между Западом и Востоком. – Как другие националистические организации, в частности «Свобода» относятся к РУН. Есть ли какие-то совместные планы действий?– Пока совместных планов действий не существует.

Мы сейчас сами формуємося как организация, но было несколько акций, которые мы провели вместе с «Тризубом имени Степана Бандеры». Контакты на уровне местного отделения были в Донецком регионе. О теплых отношениях говорить слишком рано, но есть контакт на уровне взаимопонимания. Со «Свободой» контактов пока нет, но, думаю, это вопрос времени. – Вы упоминали акцию раздачи листовок «Расскажи правду об УПА».

Как ее восприняли на Юге и Востоке Украины?– По-разному, конечно. В частности были и ситуации не совсем мирные. После этой акции приняли решение, что нужна поддержка сильных ребят. Ведь во время той акции листовки раздавали девочки, и случались довольно неприятные моменты. Но народ воспринимал по-разному.

Впрочем, то, что текст был на русском, увеличивало шансы хотя бы его прочтение. В конце концов по крайней мере сразу не выбрасывали, а брали с собой. Мы не наблюдали массового выбрасывания листовок. – В ближайшие выходные в Украине ожидают визит патриарха Кирилла и президента РФ Путина. Ряд организаций уже заявили, что готовятся к акциям протеста.

Будет ли участвовать в этих акциях РУН?– Отдельно участвовать в акциях не будем, но однозначно присоединимся, поскольку в Киеве сейчас отдельного отделения нет, но есть люди, которые заявили, что они члены организации. И такие люди, в том числе и я будем участвовать в этих акциях, по крайней мере присоединившись к ним. 1025-летие Крещения Руси – это не праздник России. Считаю, что еще во времена Петра i, Екатерины II у нас украли нашу историю, так продолжается и сейчас. Россия хочет присвоить себе празднование 1025-летия Крещения Руси.

Мы же считаем, что они не имеют никакого отношения к этому. Это украдена наша история, мы разные народы. На самом деле это знает большинство людей в Украине, а кто не знает, тем мы расскажем. – Украина ожидает в ближайшее время подписания соглашения об Ассоциации с ЕС. Зато организации с националистическим уклоном в основной своей массе выступают против евроинтеграции.

Какова позиция Русскоязычных украинских националистов?– Здесь у нас есть разногласия. Мы считаем, что в Европу нам нужно идти. Следует понять, что Европа не вся является либеральной, то есть голубой. Это более свойственно Западной Европе – Испании, Голландии, Франции где. Но есть другая Европа, Центральная, более консервативная.

И вот здесь мы можем сыграть очень важную роль. Мало того, если взять предысторию, мы всегда играли важную роль в регионе, учитывая и то, что Украина самая большая по площади, соответственно наше геополитическое положение, может сыграть важную роль. Польши, Австрии и т. п. не свойственны некоторые вещи, которые присущи Западной. И своим присутствием мы усилим Центральную Европу, возможно, даже направим, станем фарватером в направлении большего консерватизма. Поэтому не надо бояться идти в Европу, а надо ставить задачу изменить ее. .

Related posts:

Leave a Reply