У меня 300 с лишним российских трупов, и я не поверю, что это АТЕ или гражданская война, – русский волонтер

У меня 300 с лишним российских трупов, и я не поверю, что это АТЕ или гражданская война, - русский волонтер

Команда сайта «Груз 200 из Украины в Россию» недавно отметила невеселый юбилей – три месяца работы над поиском погибших на Украине россиян. Ежедневно, начиная с 29 ноября, авторы проекта, российские волонтеры, выступающие против войны, пишут об очередной «груз-200», и каждый день становится известно о еще одного убитого русского террориста. А если учесть, что на каждого найденного приходится минимум десяток неизвестных, то за три месяца в РФ – более тысячи погибших, а это уже целый населенный пункт, отмечают авторы сайта.«В этом списки встречались москвичи и провинциалы, профессиональные военные и судимые наркоманы, отцы семейств и совсем молодые мальчишки, байкеры, спортсмены и чиновники, разнообразные «партийцы», ФСБшники и морские пехотинцы, охотники за деньгами и идейные фанатики, жители самых разных регионов РФ – от Камчатки до арендуемого Россией Байконура… Их всех объединяет одно – они поехали воевать в Украину и их убили. Росстат будет врать.

МО РФ будет врать. РосТВ будет врать. Трупы врать не умеют», – пишет одна из волонтеров Оксана Горелова из Москвы.Начиная с августа она занимается поиском данных об убитых соотечественников. «Взгляду» Оксана рассказала о работе над списком «двохсотих».– Оксана, как получилось так, что вы начали работать над поиском информации об убитых на Донбассе граждан РФ?– Мое начало – это август. Тогда первый «гумконвой» с РФ без разрешения вторгся на территорию Украины, и примерно в эти дни псковским десантникам дали боевой орден.

Для меня это означало, что есть куча трупов, о которые будут врать. И я стала искать информацию. Так и началось. Вышла на открытую группу в ФБ (печально известный «Груз-200 из Украины в Россию»). Потихоньку возникла идея собирать фамилии, так родился первый список. Однако вскоре выяснилось, что много информации в группе требует проверки.

Начали проверять – возник конфликт с основателем группы. Очень плохая история. Учредитель, она же Елена Васильева, бросала очень много фейков и «подставляла» саму группу, дискредитировала ее работу. Пределом стала ситуация, когда она от имени группы занялась украинскими военнопленными. В этот день, 29 ноября, 7 админов, то есть почти все, покинули группу.

Мы так и продолжаем собирать «груз-200». С тех пор уже более 100 новых фамилий. Параллельно ведем проверку по предварительным 250-ю. Выясняем, кто действительно «наш», а кто – подстава или ошибка.А Васильева действительно агент Кремля… Очень похоже… Или клиническая идиотка, или профессиональная мошенница, или агент Кремля.

Хотя может быть и три в одном.– Расскажите, пожалуйста, о список убитых…– В списке есть и кадровые военные, есть и контрактники, есть и добровольцы. Вместе известно всего о трех сотнях убитых. Есть определенные критерии, по которым включаем груз в список. Это информация, которая подтверждает, что речь идет именно об Украине. Это четко установленное фамилию, потому что на самом деле есть много информации, когда известны только позывные.

Таких мы не публикуем. И это подтверждено гражданство или многолетнее проживание в РФ. Также в список «груз-200» включаем «кримнаш» – не потому, что Крым – это РФ, вовсе нет, а потому, что это логическое продолжение и следствие. вот он – «намкриш».– Вы сказали, что есть кадровые военные, есть контрактники. Или известны какие-то конкретные военные части. – Есть упоминания о 23-ю гвардейскую отдельную мотострелковую бригаду – погиб Сергей Шашкин.

Есть информация о 19-ю. Погиб лейтенант Никита Саньков. Известно также о убитого подполковника Виктора Сіміонова Из «ранних» также есть упоминания об убитых из 18-й отдельной мотострелковой бригады. По ним Совет по правам человека делала запрос, поэтому они оказались известные. Есть информация о 17-ю отдельную гвардейскую мотострелковую бригаду (Шали, Чеченская республика).

– Тем не менее среди тех, кто отправился «освобождать» Донбасс, есть немало добровольцев. Неужели, они все едут на восток Украины якобы бороться с «фашизмом». Чем они мотивируются?– Деньги!!!. На самом деле есть три мотивы. приказ, деньги и идея.

За идею часто едут «партийцы». Всякие там нацболи. Судимые, контрактники и из глухих мест едут в основном за деньгами. Но их, конечно, не афишируют. страшно быть наемниками, поэтому все старательно говорят о идейные соображения.

К примеру, питерский чиновник. вероятнее всего, был идейным.  Срочников очень скрывают. Есть жуткая история… Папа-путініст, мама-украинка, Сибирь. Сын-срочник погиб в августе. У папы чуть не отобрали бизнес и предупредили, чтобы все молчали в тряпочку.

Отец запретил матери общаться с родственниками из Запорожья (от которых я и знаю эту историю), а маму избили на улице, когда хотела шум поднять. Поэтому в моих списках нет данных о срочников. Стопроцентных данных нет. Контрактники тоже «песня» … Как пример, костромские десантники.

Август. Мальчика из Воронежа привезли родителям на опознание по частям. Узнавали по размеру ноги и не узнали… ну и все равно эти части тела похоронили в Костроме под его фамилией. Родственники его так и ждут, но всем понятно, что, вероятнее всего, он в соседнем цинка – не все родители вскрывали и смотрели, кого им привезли.Есть еще сказочный контрактник- «борец с фашизмом»…

награжден орденом Мужества посмертно.Тайными указами военных награждают орденами и медалями, основывают «день неизвестного солдата».– А откуда едут российские «добровольцы». – Москва, Крым, Ростовская область, Санкт-Петербург, Московская область… Из этих регионов, по списку, больше чем по десять потерь. После них – Чеченская республика, Краснодарский край, Свердловская, Псковская области. География на самом деле очень широкая. Есть и Саха, Бурятия и даже арендуемый у Казахстана Байконур.

Из Чечни много убитых, но мало информации. Также мало данных по неросійськомовних регионах.– Какая у вас сформировалось мнение относительно того, что происходит сегодня на востоке Украины?– Война… С РФ, имею в виду. У меня 300 с лишним российских трупов, я не поверю ни в «антитеррористическую операцию», ни в гражданскую войну. Это война с соседним государством-агрессором.

И сли