Тот, что прошел сквозь огонь. История храброго айдарівця

Тот, что прошел сквозь огонь. История храброго айдарівця

Сегодня его прооперируют. Извлекут осколок из ноги. А после того как врачи решат, где протезировать руку, которую он потерял через патриотическое тату «Слава Украине».. История настолько страшная, что меня начало слегка трясти – то ли от холода, потому что уже вечер, то ли от услышанного. Борьба Василия Пелиша началась еще на Майдане, куда он прибыл в середине декабря прошлого года.

Сначала немного был в «Правом секторе», говорит, тогда походил по палаткам, по разным сотням, очевидно, искал себя. Потом приехал во Львов (родной город Василия – Старый Самбор) – был в забаррикадированной Львовской ОГА и на улице Рубчака, где тогда блокировали часть. После событий 18 февраля, а именно после «ночи гнева» (когда во Львове горела милиция), Василий поступил в 31-ую сотню на Майдане. А тогда уже известные всем события, захват Межигорья… Так прошел Майдан, на котором он фактически пробыл до последнего, в мае уехал от самообороны с «Киевом-1» в Одессу. Два дня побыл там, а потом решил, что направится в батальон «Айдар».«Я пошел в «Айдар», потому что там все мои пацаны с Майдана.

Я не успел попасть сразу и поехал второй группой в мае. Оформиться смог только в августе за свой возраст (Василий встретился с кошмаром войны на 19-м году жизни). Принимал участие в боях, выездах. И когда 26 августа мы попали в Новосвітлівку (поселок в Краснодонском районе на Луганщине), нашего ранили в живот. Мы долго вызывали по рации медиков, никто не приезжал, мы сами погрузили его в ВАЗик, нас село четверо, пятый – ранен, и поехали на Хрящеватое – везли к врачам.

По дороге попали в засаду, мы еще не знали, что то «не свои»… Сначала нас обстреляли из подствольных гранатометов, в меня попал первый осколок – в колено… Ехали дальше. Проехали позицию, и тогда… глухой выстрел как из пушки… В глазах потемнело, такое ощущение, что меня перекинуло. Очнулся уже на земле. На мне труп. Сбоку горит машина, в ней еще трое горят заживо, один еще подавал звуки, но там сорвалось боеприпасы и он тоже притих.

Я немного отполз… Лег, закурил, думал, что делать, вспомнил, что в машине есть гранаты, возникла мысль взорвать себя. Решил, что не буду истекать кровью, поднялся, пробрів еще несколько метров, а потом по мне прошлись автоматами. Спрашиваю. «Ну что, на расстрел?». Они говорят.

«Нет». Я спрашиваю. «Плен?», – на что получил ответ. «Да». Я остановился, говорю.

«Лучше расстрел», – а они мне примерами по плечам, чтобы я почувствовал каждую косточку… все заболело… К нам подъехал танк, вылезли еще пятеро, повалили, начали бить прикладами и ногами… У меня наколка на руке была – трезубец и надпись «Слава Украине», один выхватил из танка топор и так мне на земле руку и отрубил, после чего меня еще избили, закинули на танк и отвезли на их позицию. Там замотали руку бинтом, кровь шла, погрузили в БМД, отвезли на остановку, пересадили в белый бронированный бус и доставили в больницу. Помню женщин в белых халатах. Я очнулся в реанимации, смотрю – руку зашили. Когда они меня били, сняли всю одежду, оставили только трусы и носки, в больнице и это срезали, чтобы замазать все раны.

Дали мне пижамные штаны, тапки. Я смог ходить только через пять дней, левой двигать вообще не мог…»Василий рассказывает без остановок, а я едва успеваю прокручивать эти ужасы в голове. Война его не пожалела. Почему его оставили в живых – парень не знает. Возможно, чтобы все услышали, что за «Слава Украине» террористы сходят с ума к жестокости?Далее, продолжает парень, его поместили под охрану.

Террористы приходили добивать, угрожали прострелить ноги. Но был приказ комендатуры Василия не трогать. «Охрана удивлялась, как меня вообще взяли в плен, потому что у них был приказ «Айдар» в плен не брать, ненавидят нас. Как оказалось, у них были на меня планы… 27 сентября меня подняли, пришли мужики и сказали.

«Собирай вещи». Мне, собственно, нечего было собирать. Сел в машину, услышал, что меня будут менять. Ждал обмена на блокпосту. Сначала меня хотели менять на 14 человек, но договорились один на один.

Как выяснилось, поменяли на одного из братьев их главарей. И когда мы уже выезжали из Станицы-Луганской, попали под минометный обстрел, одного нашего снайпер снял… И все… Я оттуда выбрался. За это хочу поблагодарить командиру группы Игорю Радченко и Владимиру Дидуху, договорились, поменяли и доставили меня домой», – изложил в десяти минутах разговора Василий. Расспрашиваю еще что-то, говорит «Больше нечего сказать…»Однако кое-что он еще все-таки добавил. «Идет зима, и даже если батальон не обеспечат теплой одеждой и всем необходимым, то пацаны все равно останутся и будут воевать за Украину.

Нам уже приходилось быть в футболке и бронежилете, а кому-то и без него – под дождем в окопе. Наши люди закаленные, и будут воевать до конца. Главное, чтобы наша власть не тупила. Не сливал своих бойцов», – заявил айдарівець.Сегодня у Василия операция на ногу, в суставе осколок засел. Кстати, в луганском госпитале врачи после рентгена удивлялись, как парень вообще может ходить… Впереди еще протезирование, а позади – огонь, сквозь который он с храбрым сердцем прошел.Фото.

Новый взгляд.

Related posts:

Leave a Reply