Там где НАТО, там нет войны

Там где НАТО, там нет войны
2018-08-19
Там где НАТО, там нет войны

Альянс спасает украинцев от наводнений и радиоактивных захоронений, внедряет телемедицину в селах, зато их воины учатся у наших солдат рыть окопы и сражаться в рукопашном бою. В советские времена НАТО изображали “исчадием ада”, а сейчас мы завидуем соседям-членам Альянса, который в случае необходимости даст отпор агрессору. По результатам исследования, проведенного Киевским международным институтом социологии, вступление в НАТО поддерживают 41,4% украинцев, тогда как 37,8% — против. Действительно ли нам нужен этот Альянс. Какой же есть уже сейчас сотрудничество Украины с НАТО.

И нужны ли мы этой мощной организации. Ответы — в разговоре с главой миссии Украины при НАТО Вадимом Пристайком и представителем Украины при Европейском Союзе, Посол Украины в Королевстве Бельгия Николаем Точицьким. Напомним, что первые переговоры о создании оборонного Североатлантический альянс велись именно 70 лет назад, а в 1949 году 12 стран подписали договор согласно Устава ООН. И не всегда НАТО было врагом СССР, в 1954 году советское руководство подало.

заявку на вступление, но ему отказали. И вот тогда Альянс начали называть врагом, создав в противовес Союз стран Варшавского договора. С обретением независимости Украина начала сотрудничество с НАТО в рамках программы Партнерство ради мира, впоследствии была подписана Хартия об особом партнерстве, однако найтиснишою сотрудничество стало после начала агрессии России на Востоке. С советских времен существует миф, что НАТО несет войну.

Вадим Пристайко. – Факты говорят обратное. там где НАТО, там нет войны.

Организацию можно сравнить с новейшей союзом рыцарей круглого стола, к которому хочет присоединиться и Украина. Это естественно, ведь мы отдали ядерное оружие и остались голыми, не получив взамен никакого эффективной защиты. За время существования Альянса никто не рискнул напасть ни на одну страну-члена НАТО.

И как бы мы были членами, то и у нас бы не было войны. – А почему мы до сих пор не являются членами Альянса. Это Украина тянет с референдумом. Николай Точицкий. – Не у всех зволиканнях виновата наше государство.

Скажем, разрешение оставить российский флот в Севастополе был таким же условием признания независимости Украины, как и отказ от ядерного оружия. А насчет референдума, то лишь четыре страны с нынешних 29-ти членов Альянса проходили эту процедуру. Да и там она не обнаружила объективной привязанности населения, потому что 93% проголосовали “за” или не пришли на референдум, считая, что и так все понятно. А в одном случае среди подписантов согласия обнаружили.

церковь. Когда у ее представителей спросили, зачем они это делали, услышали ответ. “Все подписывали, ну, и мы так же”. Главным является то, что члены НАТО не хотят воевать с Российской федерацией.

Жизнь человека очень дорого стоит. Однако страны Альянса в мирное время 2% бюджета отдают на вооруженные силы, а мы во время войны — 5,2% на всю сферу безопасности и обороны, куда, помимо обороны входят полиция, СБУ, разведка, нацгвардия. – Является ли препятствием для поступления наши открытые границы.

Николай Точицкий. – Не существует ни одного документа, который бы запрещал такой стране стать членом НАТО. Самый яркий пример – Кипр. Есть страны и ЕС, и в Америке, что тоже не имеют полного контроля над границами. – Каким же является наше сотрудничество с Альянсом на данный момент.

– В НАТО есть инструкция, если только где-то возникает война, не сотрудничать с этой страной, не давать оружие, ибо нет гарантии, что она не окажется в руках врага, как это было в Афганистане. Но с нами сотрудничают — наших солдат тренируют инструкторы из Великобритании, США, Канады. Создано 12 трастовых фондов, за счет которых ведется лечение и реабилитация раненых солдат. Скажем, возили солдат на лечение в Канаду, а потом подсчитали, что если врачи приедут к нам, то за те деньги можно сделать не 10, а 100 операций. Врачи берут отпуска и едут к нам с медсестрами, медикаментами.

Но еще большей является помощь Альянса в мирное время, например, во время наводнений на Закарпатье НАТО предоставило лодки, палатки, одеяла, еду для спасения жителей. После прорыва канализации в Харькове в течение 24 часов были предоставлены помпы и насосы, чтобы отсосать воду и предотвратить экологическом бедствии. Силами Альянса было ликвидировано оставлен с советских времен ядерный могильник Вакуленчук в Житомирской области, где в колодцах была радиоактивная вода.

Зато мы предоставили наш самолет “Мрия”, когда было наводнение в Луизиане. Кроме того в рамках проекта НАТО Наука ради мира и безопасности внедряется телемедицина, то есть дистанционное консультирование и медицинская помощь, что важна не только во время военных действий на поле боя, но и в деревнях, отдаленных от медицинских учреждений. Нуждаемся мы и специалистов по разминированию, ибо по расценкам 5 долларов за кв. , а нам нужно разминировать миллионы квадратных километров.

Это будет астрономическая цифра. Николай Точицкий. – НАТО участвует в экологических проектах, связанных с изучением состояния шахт и подземных вод на оккупированных территориях, потому что это экологическая проблема не только Украины, а и всей Европы. – А каков вклад Украины в сотрудничестве с НАТО. – Мы принимаем участие во всех операциях НАТО, а компания Авиалинии Антонова стала его единственным перевозчиком.

40 военных сейчас находятся в Косово, 11 — в Афганистане, скоро к ним присоединятся еще 18. НАТО перенимает наш военный опыт, скажем, с разминированием, когда снарядом является ручка, банка с медом, детские игрушки. Они с таким не сталкивались. Была история с радарами, которые предупреждают об обстрелах. Наши солдаты их совершенствуют — ставят на повышение, что-то подкручивают, чтобы лучше работали.

Солдаты НАТО до такого не догадываются, и это приятно слышать. В России есть такое оборудование, что меняет jps-сигнал и дает неточные координаты. Чтобы противостоять такому будущей войне, НАТО учится на нашем примере. Также они никогда не имели дела с таким мощным вооружением, как “Буратино” и “Солнцепьок”, поэтому информация от нас имеет бесконечную важность. Даже больше у нас спрашивают, как копать траншеи и вести рукопашный бой, ибо последний раз они это делали во время Второй мировой войны, более 70 лет назад.

Есть и печальные факты, скажем, Германия берет наших воинов на лечение, делают сложнейшие хирургические операции, но не реабилитируют. Я начал интересоваться, почему. Выяснилось, что им их врачам нужен опыт, как лечить такие травмы, ведь у них таких нет, максимум — автомобильные катастрофы или кто-то кого-то ударил бутылкой по голове. Николай Точицкий. – У нас есть чему учиться, мы начинали войну с нескольких добровольческих батальонов, потому что наша армия была развалена, и только украинский дух, и ментальная составляющая, что имеет украинский воин, помогли выстоять.

Восхищаются нашими воинами, что увидели другую сторону жизни, или правильнее — смерть, а имеют желание не только к жизни, но и вернуться на фронт. И главное то, что мы, не будучи членами Альянса, уже защищаем границы НАТО.

Related posts:

Leave a Reply