Страна без Януковича. Год назад

Страна без Януковича. Год назад

Возможно, банально спрашивать у тех, кто пошел против режима Януковича, под пули смерти, какой они видят страну без того, кто жировал за наш с вами счет. Но не спросить не могу. Их должны услышать. Это они участвовали в битве льда и пламени, и им судить, что в этой стране не так.Александр Лабецкий, основатель Украинского союза активистов Майдана «Непокоренные», трижды раненый на Майдане. «Мы поломали их планы»- Тогда на Институтской мы изрядно поломали чьи-то планы.

Мы надеялись, что родилось новое государство, новые люди. Печально, но к власти приходят олигархи. Беда не в том, что они проходят, а в том, что люди за них голосуют. Формально мы власть перезагрузили, начинаем люстрацию. Требование Майдана была изменить систему, чтобы власть была с народом.

Видим распределение должностей сверху до низу, поэтому система не поменялась, что уже говорить о борьбе с коррупцией.Не понимаю также создание на Львовщине комитетов и организаций, которые занимаются люстрацией. Есть закон – под действие закона во Львовской области, допустим, тысяча человек попадает. Выбрали, объявили списки и все. Для чего нам различные комитеты, заявления, что они главные люстратори в Львове. Кроме того, нужно вносить изменения в люстрацию, опускаться по всех уровнях, охватывать более широкий круг людей.А насчет реформы милиции – сомневаюсь, что во властных кабинетах можно провести хорошую реформу силового блока, но время и люди их заставят.

Доверия к милиции нет вообще, плюс разгул преступности, потому что люди стали беднее. Власть вынуждена будет набирать новую милицию.Сергей Трапезун, учитель химии из Хмельницкой области, ранен на Институтской. «Для перемен нужно время. К сожалению, время забирает у нас лучших людей»- Мы имеем много жертв, но нужно еще много человеческих усилий, чтобы что-то изменилось. Я часто задумываюсь,почему это все проходит настолько поверхностно, на то время, если бы зачистили тех людей на Майдане, пошел бы кто-то еще.

Ведь это было все на грани. Раньше я делил людей на три типа – патриоты, люди, которые просто болеют за страну перед телевизором, и еще те, которые думают, что тех событий не должно было быть. Советский Союз сидит в нас очень глубоко. Люди привыкли, что за них кто-то должен что-то делать, изредка могут по шапке кому-то дать. Проще сто людей научить, чем переучить.

Когда хоронили Андрея Юркевича из Тернополя, я был на похоронах. Там были зеваки и были патриоты. И когда мы шли в процессии, я видел, как дети стояли при дороге и плакали. Если Бог даст нам вырваться, то на тех детей можно надеяться. На испорченных людей надежды мало – они привыкли воровать и не хотят меняться, привыкли быть рабами, чтобы ими руководили, и ни к чему не стремиться.

У меня есть надежда, что мы выстоим, нужно время. К сожалению, время забирает у нас лучших людей.Мария Матвеев, медицинская сестра Львовского областного центра медицинской помощи и медицины катастроф, которая под пулями спасала раненых майдановцев. «Если просто ждать изменений, то их никогда не будет»- Майдан и Революция дали нам толчок к изменениям. Никто не говорил, что изменения будут уже и немедленно. Если люди просто ждут изменений, то их никогда не будет.

Сейчас у нас активная часть общества, которая воюет на востоке и та, которая их обеспечивает, а все остальные – в ожидании перемен. Если бы там не было, мы сняли Януковича, переизбрали президента, парламент, только качественных изменений не произошло. Под Администрацией Президента еще до сих пор забор… Может это немного и наша вина, что мы дожали, потому что после Майдана начались события в Крыму и теперь – война на востоке. Мы были жертвами на Майдане. Это было страшно.

Люди погибли за лучшее будущее. И сейчас идет неправильная война, которая началась из ничего. Ребята гибнут. Будто за независимость, чтобы не занимали территорию, но в основном причин для войны нет. Когда я смотрю кадры с Институтской, всегда плачу.

От радости, что мы это сделали, и от бессилия, что мы не могли это предотвратить. И знаете, безнаказанность в этом случае может привести к тому, что подобные события могут повториться. Отец Михаил Димид, священник УГКЦ, капеллан Майдана, которого во Львове хотели осудить за участие в Автомайдане. «То было большое паломничество, восстание духа, но надо жить дальше»- Майдан – то было большое паломничество в поиске Свободы, в поиске себя. Вспоминать о нем нет смысла.

Да, это было восстание духа, огонь, событие. Но мы живем дальше, нам не нужна эта самовлюбленность, у нас ее и так чрезмерно. Нам нужно меньше себя хвалить, какие мы молодцы, ибо печальная реальность. От зачатия до смерти люди должны платить взятки. В том отношения ничего не изменилось.

Помог ли Майдан в этом ключе. Это вопрос не законодательный, это вопрос прошел ли ты Майдан в своем сердце, не прошел. Можно провести параллель с Воскресением. Кто святит корзины и идет на пьянку, а есть люди, которые действительно готовятся к Воскресению – отсюда зависит ли прошли мы изменение самих себя. А перезавантажилася власть, мы увидим в конкретных делах – власть на местах будет иметь больше свободы и финансирование, появятся на местах компетентные специалисты.

Майдан внес определенные коррективы, но это должно быть совместное хождение в будущее. И если каждый, кто пережил Майдан, переживать его правильно, как правильно переживается Воскресения, меняя себя, то мы сможем радоваться результатам..

Related posts:

Leave a Reply