Спасенные шедевры отца Севастиана

Спасенные шедевры отца Севастиана

“Видите, это Нерукотворный Спас – икона XVIII века. В селе с нее сбили корыто…” За несколько десятилетий Львовский иеромонах и доктор богословия Севастьян Дмитрух со своими собратьями разыскал в селах и городах Галичины около пяти тысяч церковных реликвий. икон, подсвечников, распятий, ангелов сакральной скульптуры. Все это находили в старых церквях, монастырях, усадьбах галичан. Говорят – кое-где на помойках попадаются вещи, которые действительно бесценны.

И не только потому, что датируются XV-XVIII веком, но и за своей техникой и мастерами. Скажем, так произошло с картиной “Моисей” работы Олексы Новакивского, на которой изображен митрополит Андрей Шептицкий.Когда поднимаешься на верхние церкви Святого Михаила, то будто оказываешься в огромном музее; все комнаты и коридоры от пола до потолка наполнены сакральной древностью. У них, в соседних помещениях, работают реставраторы. В основном это молодые люди – студенты колледжа  Труша или Львовской академии искусств, которые таким образом создают свои дипломные или курсовые работы. Севастьян Дмитрух говорит – исключительно, благодаря студентам, ветхие хоругви или распятие получают свою вторую жизнь, ведь оплатить работу профессиональных реставраторов в полной мере нет возможности.

На восстановление исторических ценностей в Украине давать деньги никто не хочет. Поэтому энтузиастам, которые не поленились поездить по селам, теперь приходится еще и по копейке собирать в целом мире. Хорошо, что есть украинская диаспора и разнообразные грантовые программы от развитых стран мира. Собирание старины, – вспоминает отец Дмитрух, – было шагом в ответ на действия Советской власти, когда “советы” уничтожали иконы даже не прячась. – Я это увидел воочию в своем селе 1961 года.

Потом второе тотальное уничтожение было в 1984-м. Помню этот день и поныне – 18 декабря. Тогда на грузовике приехали милиционеры, закинули на нее иконы и хоругви из церкви и повезли в соседнее село, которое называлось Дубаневичі, а колокольня с церкви Иоанна Крестителя відтранспортували в соседний Городок. Много реликвий пропали навсегда. Конечно, что-то удавалось скрыть, но систематически собирать достопримечательности мы начали только тогда, когда церковь вышла из подполья.

Выезжали в экспедиции и иногда наталкивались на целые свалки Советского вандализма. Все свозили во Львов. Мы хорошо понимали, что недостаточно просто отыскивать раритеты, нужно и вовремя их сохранить. Поэтому основали собственную реставрационную мастерскую, чтобы можно было их хотя бы законсервировать, прекратить обсыпание левкаса и т. п. Сейчас у нас работают шесть человек, а еще существенно помогают студенты.И если во времена Советского Союза церковные ценности уничтожали “краснозвездные” комиссары, то сейчас это с не меньшим успехом делают сами украинцы….

Отец рассказывает, что неоднократно был свидетелем того, как старые иконы выносили из церкви, сбрасывали все в кучу и пробовали сжечь, ибо, по христианскому обычаю, непригодные к употреблению святыни должны погибнуть именно в огне. Спасало их непосредственное вмешательство людей, которые смыслят в искусстве. Так в свое время на Перемишлянщині в одном из сел перед храмовым праздником верующие решили убрать в церкви. Уникальные экземпляры иконописи XVI – XVIII века выбросили в ров. Тогда отцу удалось спасти от сожжения 50 икон.

Вспоминает, что такой богатой добычи за один раз еще не находил. Пришлось ездить в село дважды, ибо забрать все сразу не смог. Свою “лепту”, жалуется иеромонах, вносят и, так называемые, “богомазы”.– Посмотрите, эта икона была создана еще в XVI веке, здесь есть фрагменты с тех времен, но уже в XIX веке ее бесцеремонно обрезали –  это хорошо прослеживается, а сверху нарисовали апостола Павла с мечом. Мы, когда присмотрелись, то увидели, что снизу было совсем другое изображение – Чудо Архистратига Михаила с житием… Тот первоначальный рисунок, не ведая, что делают, люди зарисовали. И это не икона, это “богомазство”.

Такое можно застать и сейчас, когда работники идут в села, обманывают людей, переписывают чрезвычайно прекрасные фрески, зарисовывают скульптуру для того, чтобы заработать себе средства на пропитание. В том, надо сказать, еще и виноваты сами священники, которые на это соглашаются. В результате на иконах можно найти наслоения двух или трех мастеров – есть XVI века, XVII века, XVIII века. Потом нашим реставраторам то живопись приходится тщательно снимать. Даже есть специальная техника, когда один слой снимают, если он тоже представляет какую-либо культурную ценность, и переносят на другой фон.

Так получаем уже не одну, а две иконы!И с работой “богомазов” можно мириться. Хуже ситуация, когда сталкиваешься с действием настоящих безбожников. Как пример, в церкви Михаила приводят икону – Нерукотворный Спас. Это тоже очень старинная работа нарисована на доске. Несмотря на то, что краски совсем не потускнели и лик святого хорошо сохранился, в селе с иконы изготовили корыто – ее прибили вместо одной из боковых стенок.

Об этом свидетельствуют вырезанные по краям пазы, в которые вставлялись в другие доски. Севастьян Дмитрух рассказывает, что когда увидел это, то схватился за голову… Такая же ситуация была и с большой иконой, которую использовали как дверь на чердаке. – Это, – рассказывает отец, – было на Бойковщине. Решили поинтересоваться в селе нет ли у жителей чего-то интересного. И в одной усадьбе нам предложили подняться на чердак.

Открываю дверь и вижу, что они какие-то не такие, пробивалась сквозь порох краска. Я наслинив палец, протер доску и вижу, что на меня смотрит чье-то око. Оказалось, что наткнулся на еще одну редкую икону – “Зложення к гробу Иисуса Христа”. Она интересна тем, что не является наивным живописью Галичины, а чем-то вроде голландской школы. Вот такая ситуация.   Труд поисковиков действительно трудно оценить, потому что они делают больше, чем работники музеев, работу которых финансирует государство.

Это именно их работники, а не энтузиасты, должны были бы выезжать в подобные экспедиции по селам, но этого делать не собираются. И отец Дмитрух не жалуется. Мол, вознаграждением являются сами находки, которые иногда делают возмущения не только в культурной среде Львова или Украины, но и целом мире. Так произошло с уникальной картиной “Моисей” работы Олексы Новакивского, над которой он работал с 1915 по 1919 года, где нарисовал митрополита Андрея Шептицкого. В свое время тот щедро поддерживал художника финансово, а он в ответ благодарил живописью.

И в 1952 году “советы” “чистили” фонды Национального музея, и  работа мастера пропала без вести. Лишь в 2001 году ее удалось найти благодаря отцу Дмитруху. На нее он наткнулся случайно. Так в мире родилась еще одна сенсация. – Проезжал Львовом и увидел, что в одном доме делали ремонт и у него сняли старые доски, дрова.

Остановился и думаю. “Попрошу, чтобы отдали их мне”. Хотел отвезти сестре в деревню, чтобы было чем топить печку, потому что хозяева все равно бы их выбросили, а я бы забрал бесплатно. Сейчас купить грузовик дров дорого. Подумал, что хотя бы таким способом помогу своей сестре.

Я подъехал и осмотрел те дрова из-за плота, а хозяйка вышла и говорит. “Отче, вы что-то хотели?” Я спросил, будете ли те дрова выкидывать, я бы забрал их домой. Она смеется и говорит, что только и ждет, чтобы кто забрал. Тогда я подошел ближе, осмотрел то свалку дров и заметил, что что-то в старом полотнище завернут. Сразу подумал, что наверное картина.

Разорвал полотно, чтобы посмотреть и заметил подпись. То был почерк Олексы Новакивского. Опустил ткань еще ниже и увидел лик Митрополита Андрея. Я говорю. “Здесь есть что-то нарисованное  можно ли взять?” А хозяйка отвечает.

“И берите, потому что мы все равно будем сжигать”!Я забрал и это была сенсация. Здесь даже есть своеобразная мистика, ибо так совпало, что на тот год приходилась еще и юбилейная дата – кажется столетию со дня  рождения этого художника. В Национальном музее делали выставку его произведений и я сказал директору, чтобы сделали место для моей картины, потому что нашел “Моисея”. То с меня все начали смеяться, никто не верил, говорили, что отец Севастьян фантазирует.Вообще “советы”, кроме Новаковского, уничтожили во Львове произведения не одного художника. Больше всего пострадали от них фондохранилища Национального музея Митрополита Шептицкого, куда они наведывались несколько раз.

Хорошо, что там работал подпольный монах Марьян Пигель, который наиболее раритетные произведения прятал в подвалах, заставлял двери шкафами, объясняя, что больше комнат нет. Так удалось спасти портрет Михаила Левицкого, который предусмотрительный монах во время очередного обыска спрятал под ковриком для вытирания ног. И впоследствии, за это мужчина поплатился. В 80-х годах к нему на квартиру ворвались сотрудники КГБ и сильно его избили. Монаха доставили в больницу, а впоследствии в монастырь, и в начале 90-ых, когда церковь вышла из подполья, он умер.Еще одной из сенсационных находок является икона XIV века “Святой Юрий на черном коне”.

Она была одета в полотно, на котором нанесено еще одно изображение значительно более позднего периода. Поисковики сначала подумали, что оно не имеет исторической ценности, но когда сняли полотнище и увидели, что там есть доска и живопись, то поняли, что ошибались. Искусствовед Владимир Александрович сразу же написал статью, где назвал находку двойником знаменитого Юрия со Станеллі, с которого в Национальном музее развернута экспозиция. Две иконы уже прошли исследования в Варшаве и Киеве, пробы древесины, пигменты. Так установили их точную дату создания – XIV века.

Возможно, что их даже делал один мастер. Теперь это должны установить ученые, а пока что во Львове по двух произведениях готовится выставка, которую планируют открыть в мае.Более того, одна из икон даже отправилась в Ватикан. Во время визита в Украину Папы Римского Иоанна Павла II ему подарили “Богоматерь Одигитрію” середины XVI века, которую нашли в селе Пеплов. Она является классическим образцом галицкой иконописи. – Можно безоговорочно утверждать, – говорит кандидат искусствоведения Олег Сидор, –  что икона Богородицы с младенцем из села Пеплов существует в земном мире уже более четырехсот лет.

Большинство из сохранившихся доныне тогдашних икон дошли до нас с потерями, которые понесла и эта памятка, но они только придают произведению более глубокого содержания понадземного. Интересно, что несмотря на работы народных умельцев и мастеров встречаются поисковикам и произведения настоящих украинских брендов живописи – Сосенко, Новаковский, Осинчук, Розен. Скажем, Сосенко интересен тем, что впервые в Украине применил современные традиции в убранстве храмов, где синтезировал византийские и европейские традиции с национальной орнаментикой. Он тоже был хорошим приятелем Андрея Шептицкого и умер у него на руках на Святоюрской горе. А про Яна Розена, наверное, не стоит и писать, чтобы понять его ценность достаточно посмотреть на росписи стен в Армянском соборе…Надо вспомнить, что Севастьян Дмитрух с друзьями собрал и самую большую во Львове коллекцию церковных металлических крестов.

Все они в свое время украшали бани в старых храмах. Верующие выбрасывали их, либо не придавали должного внимания, а энтузиасты везли до Львова. Так родилась еще одна интересная коллекция. И Севастьян Дмитрух, и реставраторы мечтают, что из найденных и восстановленных произведений во Львове появится Музей иконы, и все раритеты найдут свое место. По крайней мере, с этим вопросом они неоднократно обращались к всех городских голов, но те, как один, разводят руками.

Мол, нет помещения. Пока же около пяти тысяч сакральных памятников обречены на хранение по чердакам и церквях..

Related posts:

Leave a Reply