“Сейчас в тренде – махновцы, петлюровцы, УПА”

 Писатель Андрей Кокотюха рассказывает про свой новый роман “Красный”,  в котором автор раскрывает одну из страниц истории УПА Путь к пониманию воинов Украинской повстанческой армии как героев собственной страны у писателя и журналиста Андрея Кокотюхи был и своеобразным, и простым одновременно. Обычный советский подросток читал книги о доблестных чекистах и смотрел фильмы про отважных красноармейцев. Что такое УПА и кто такие убийцы писатель открыл для себя уже в зрелом возрасте. Новый роман Андрея Кокотюхи “Красный” раскрывает одну из страниц насыщенной истории повстанцев. от борьбы с отрядами НКВД на Волыни к организации восстания в лагерях Гулага.

В разговоре с “Взглядом” Андрей Кокотюха рассказал, почему его роман интереснее роман Оксаны Забужко, и почему о повстанцах и холоднояровцев интереснее писать, чем о запорожцах. – Как обратились к этой теме. Когда впервые услышали об УПА, и почему захотелось об этом написать. – Об УПА, как украинский советский школьник, который родился и вырос не там, где повстанцы воевали, я впервые прочитал в журнале “Перец”. Он был очень дорогой, 40 копеек, и мы выискивали старые номера в школьных пачках с макулатурой.

Там были карикатуры на бандеровцев. Потом читал советские приключенческие романы о разведчиках, которые воевали с националистами. В той же обойме были советские фильмы “Высокий перевал”, “Провал операции “Большая Медведица”, “Дума о Ковпаке” и “Вечный зов”. там в одной серии уповцы сожгли “живьем” чекиста. Отдельная тема – произведения Ростислава Самбука, лучшего на то время автора остросюжетных романов на украинском языке.

Но открытием стало произведение Николая Далекого “По живую и мертвую воду”, изданный в 1977 году. Там сотник УПА Богдан, враг, разумеется, советской власти, так же воевал и с фашистами, довольно успешно пуская под поезд их товарняки. Я читал этот роман впервые в 13 лет и, честное слово, думал. а почему враги советской власти воюют с фашистами, тоже врагами советской власти. Ответ получил в довольно взрослом возрасте.

Слава Богу, советская власть “загнулась”, а то бы у меня вышел другой роман об УПА и НКВД, только там бы НКВД победил УПА… то Есть, теперь бы мне было за него стыдно. Признаю. был отравлен советской пропагандой. Поэтому герои моего первого исторического романа “Красный” – даже не столько воины УПА, сколько люди, которые так же, как я когда-то, не знают всей правды об их деятельности и открывают ее для себя. Сегодня мне 42 года и имею стойкое убеждение.

против большевиков, большевизма, коммунизма и других проявлений диктатуры надо бороться, пока есть силы. Поэтому именно этим УПА и ее бойцы и командиры мне близки. Есть, конечно, разные нюансы внутри самой УПА. И об этом успешно пишут профессиональные историки. Я предлагаю художественное произведение.

мое авторское видение событий 1940-х годов в Украине и за ее пределами, в которых так или иначе участвовали наши партизаны. – В свое время Оксана Забужко, комментируя “Музей покинутых секретов”, сказала, что не имела цели писать об УПА, и по-настоящему о галицких повстанцев должны писать их потомки, внуки и правнуки. Согласны ли с этим. – Нет, не согласен. Писать должен каждый, кто чувствует потребность разобраться.

И браться за ту тему, которая ему, художнику, творцу, интересная. Видимо, мы с госпожой Оксаной написали одинаковые сочинения. За исключением того, что она родилась на Волыни, а я – на Черниговщине, и ее роман, упомянутый вами, читать скучно и сложно, именно в такой последовательности. Тогда как мой роман, тоньше в два с половиной раза, выстраданный не меньше. Однако читать его не скучно и легко.

Имею в виду, прежде всего, широкую аудиторию, для которой я буду писать всегда. Просто у нас с госпожой Оксаной аудитории по определению разные. Это нормально. Моя – шире. ЕЕ – уже.

Но об УПА должны знать широкие слои населения Украины. Поэтому те, для кого не пишет Оксана, но кто хочет читать про украинских героев, читать мою скромную книжку. В конце концов, уже читают. за неполный месяц со времени выхода из печати “Красный” входит в топ-5 сети книжных магазинов “Є”.– Почему выбрали именно такую подачу. образ героя Даниила Красного раскрывают его враги, те, кто идейно всегда был по другую сторону баррикад.

– Потому, что о единомышленниках Даниила Красного писать не интересно. С остальными, как и читать. Их вы можете увидеть и услышать на митингах ВО “Свобода”, например. Мне интересны люди, которые, как и я сам, готовы, если не поменять мнение с ошибочной на правильную под влиянием определенных обстоятельств, то, как минимум, принять другую точку зрения. При своем такой герой, возможно, остаться, как тот же Виктор Гуров из “Красного”, бывший солдат советской армии, герой войны, посажен в воркутинські лагеря ни за хрен собачий.

Однако, не понимая позиции Красного, тем не менее, уже не назовет себя его врагом. То есть, Гуров после знакомства с Данилой еще не враг коммунистов и лично товарища Сталина, но уже готов понять, почему Красный так ненавидит коммуняк.– Почему роман вышел именно сейчас. Или не считаете это своеобразной тенденцией последних лет, когда в Украине набирают популярности герои такого рода. повстанцы Забужко, холодноярівці Шкляра, и даже Иван Додока из фильма Ильенко “Тот, кто прошел сквозь огонь”. – Роман вышел тогда, когда его издало издательство.

А издательство “Клуб Семейного Досуга” реагирует на читательские запросы. Тренд последних лет в широкой аудитории грамотных людей – история, причем, преимущественно, собственная. Украинцы очень слабо знают ее, и приятно, что казацкая эпоха, с которой все ясно без Ющенко, всех задолбала. Гораздо интереснее разобраться в недавнем прошлом, засекреченном, выжженном печеным железом. Почему казаки коммунистами и “регионалами” позволяются, а те же воины УПА – нет.

Потому, что УПА и прочие повстанцы за советской эпохи воевали против советской власти и оккупационных правительств. польского, российского, немецкого. Мне все равно, кто посадит меня за решетку – Пилсудский, Сталин, Гитлер, Брежнев или Янукович. Мне это все равно не нравится. С остальными, нации нужны герои.

Свой “героический” потенциал запорожцы, пардон, практически исчерпали. Сейчас в тренде – гайдамаки, махновцы, петлюровцы, воины, другие организованные и неорганизованные борцы с оккупационными режимами. Даже разбойники – и те в тренде, хотя их героизация под определенным сомнением.– Как вы отмечали, Даниил Красный – это собирательный образ. Он предстает перед нами абсолютным героем, который не ошибается, почти не имеет изъянов. Возможно, Красный же имеет слабости, которые не удалось увидеть читатель.

– Он имеет слабости. Вы их просто не заметили. Чтобы он не имел слабостей – его бы не поймал Лев Доброхотов. Те, кто читал книжку, поймут, остальным – остается прочитать. Хотя главные действующие лица героико-приключенческой литературы действительно более цельные и неподвластные рефлексіям, тут я согласен.

Это жанровая особенность, а я пишу жанровую литературу. Однако, повторюсь, Красный в романе – тот герой, который способен изменить чужое мировоззрение.– УПА – одна из найдражливіших тем современного украинского общества. Почему по вашему мнению вояки умершей армии так беспокоят современных людей, в частности, политиков, журналистов, писателей, простых украинцев. – Именно поэтому и беспокоят, потому что хочется разобраться. А почему никого Илья Муромец не беспокоит.

Или участники похода Игоревем. Именно период с 1917 до 1991 года негативно сказался на нашей стране. Коммунисты породили Партию регионов. Без коммунистов не было бы ВО “Свобода”. С остальными, наши партизаны боролись, понимая суть жизни в борьбе.

Огромная советская военная и идеологическая машина подавила сопротивление на всех уровнях, опираясь при этом на ту часть Украины, которая осталась после Голодомора, напуганная 1933 годом. Если бы не это, партизанская война после победы Сталина над Гитлером охватила всю мою страну. И не факт, что коммуняки удержались бы. – Планируете продолжение повстанческой темы. Если так, о чем, или о ком именно писать.

Возможно есть какая-то страница в истории УПА, что интересует вас больше всего. – Меня интересует, почему моя малая Родина, та же Черниговщина, не сопротивлялась большевикам. Или сопротивлялась, но не в такой степени. Впрочем, тема борьбы и влечения к свободе есть не только в теме УПА. О планах пока ничего не знаю.

Есть такая поговорка. хочешь развеселить Бога – расскажи ему о своих планах.– По вашим наблюдениям, кто интересуется романом “Красный” больше всего – молодежь или люди постарше, а также галичане, киевляне или восточники. – Он написан не для галичан, потому галичан убеждать в том, что УПА – герои, не надо. В целом “Красный” в линейке исторических романов. А возраст, социальный статус и место компактного проживания тех, кому интересна история, значение для них не имеет.

Думаю, расширит аудиторию то, что “Красный” – не просто исторический, а историко-приключенческий или, если хотите – героико-приключенческий роман. Фото: culture.unian.net.

Related posts:

Leave a Reply