«Самое главное в общении с теми, кто вернулся с АТО – слышать друг друга», – психолог

«Самое главное в общении с теми, кто вернулся с АТО - слышать друг друга», - психолог

Психологическую поддержку тем, кто вернулся из зоны АТО, предоставляют службы психологической поддержки. Они имеют мобильные бригады по Львову и сотрудничают с Галицкой ассоциацией психотерапевтов. Консультации проводят в Львовском областном госпитале инвалидов войны и военном госпитале на Чехова. Психолог Звездная Кошулинська, координатор мобильных бригад, рассказала «Взгляду», как распознать психологическую травму и как обращаться с теми, кто вернулся с востока. Первые тревожные звоночки обнаружить легко.

Стараются избегать тех ситуаций и мест, которые напоминают о событии, которое травмирует. Тот военкомат, в который он впервые пошел, если это доброволец, ту улицу, того знакомого, который побуждал его это делать. Когда начинается много употребление алкоголя или начинают хаотично принимать большое количество лекарств. Идут в аптеку, провизоры советуют то ли от бессонницы, то ли от стресса. Если вернулись на работу, которая вам раньше нравилась, но теперь только усложняет жизнь.

Родственные отношения стали чрезвычайно напряженными во всех сферах. Практически человек становится «капсульованим», он закрывается в себе, не хочет ни с кем общаться. Нужно обращаться к специалистам, чтобы предотвратить развитие серьезных заболеваний.Состояние оглушенности – это признак острого стресса психологической травмы. Это отсутствие реакции на раздражители, дезориентированность, побег от реальности или гиперактивность, признаки паники. тахикардия, чрезмерное потоотделение, покраснение, частичная или полная потеря памяти о событии – это все острая реакция на стресс.

Серьезные последствия травмы могут проявиться не сразу, а через неделю, месяц или даже год, отмечает Зоряна Кошулинська. «Скажу из своего опыта, у нас была психологическая советчик после Скниловской трагедии. До сегодняшнего дня есть те, с кем мы начали работать в июле, и они до сих пор нуждаются в консультациях», – рассказывает она. Психолог советует бойцам поговорить с близкими и друзьями, не оставаться наедине, рассказать кому-то о событии, которое волнует. Но предупреждает родственников.

если человек постоянно молчит более трех дней, нужно говорить вместе со специалистом. Иначе есть риск фиксации травмы – это когда неумелое обращение родственников или знакомых только ухудшает ситуацию. «Фиксация травмы – это когда родители достают своим «расскажи, тебе станет легче» и ведут своего парня к ксендзу, катать яйцами. Один парень рассказывал мне, что в семье никогда не уделяли много внимания еде, а когда он вернулся, многие стали варить кушать. То есть его раздражало, что желудок – превыше всего, а не какие-то его переживания», – отмечает Зоряна Кошулинська.Психическая травма, психологический шок – вот с чем сталкиваются те, кто вернулся с АТО.

«Как-то обратились ко мне родственница парня, который был в зоне АТО и не хотел даже выходить из комнаты, общаться с кем-то. Я тогда крестной говорю, было бы хорошо, если бы вы дали телефон парни. Звонила день-второй, совершенно ни на какой контакт не шел. Тогда я предложила брошюрку прислать на электронный адрес. И он мне ответил на мое письмо.

Сказал, что его никто не понимает, не осознает, что происходит в зоне военных действий. там война, ужас, третья мировая. «А вы здесь ходите, смеетесь Львовом», 2 упрекал он. Тогда я сказала. кто дал право тебе меня оскорблять.

Я работаю в медицинском учреждении, где много людей. Я не знаю ни одного работника, который не причастен к сбору денег, до отправки помощи на восток Украины. Посмотри, какие службы мы создали, это все волонтерские службы. Он меня послушал, у ужина мы уже по скайпу стали общаться. Он спрашивал меня, как ему дальше говорить со своими друзьями, потому что они там не были.

Я ответила, а ты попробуй, приди и поговори ни о чем. Скажи, что очень жаль, что я вас столько времени не видел, вот ты подстригся, ты изменил свои привычки. Парень же вышел из дома, и процесс пошел. Недавно звонил и говорил, что хочет снова устроиться на работу», – рассказывает Зоряна Кошулинська..

Related posts:

Leave a Reply