С Франком на ты: первые 100 дней директора Тихолоза

С Франком на ты: первые 100 дней директора Тихолоза
2017-06-24
С Франком на ты: первые 100 дней директора Тихолоза

Пожалуй, мало кто не слышал о львовский музей Франка, в народе Дом Франко. Многие знают его как первый в Украине музей, в котором “работает” кот. С его появлением Дом Франко заговорили все. Такое новаторство — идея 38-летнего директора Богдана Тихолоза. Его назначение тоже было достаточно резонансное.

Преподаватель Франкового вуза, бывший заместитель декана факультета журналистики вдруг меняет апмлуа и подает заявку на конкурс на должность директора. Профильного музейного образования и музейного опыта, у него не было. Тихолоз брал амбициями и живыми идеями. И его поддержали. Богдан Сергеевич на посту уже 100 дней.

Обычно, после такого срока подводят первые итоге и ставят новые цели. Об этом мы и поговорили с молодым директором. Еще со школьных лет посещение музея были для меня наказанием и мукой. Монотонный голос экскурсовода, экспонаты, приходящихся порохами и залы с нафталиновым “душком”. Здесь всегда тихо и пусто.

Но это не про Дом Франко. На разговор к Тихолоза пришла под конец рабочего дня, но застать его в собственном кабинете не смогла. Охранник подсказал, что искать его надо в подвальном помещении — там сейчас открытие выставки. Поймать директора в толпе гостей трудно. Много желающих с ним пообщаться и он никому не отказывает.

После всех торжеств забираю Богдана Сергеевича на разговор. Направляемся в его кабинет. “За эти 100 дней я и дня не сидел в кабинете. Мне интереснее среди людей”, – начинает Тихолоз. На лестнице встречаемся с его заместителем и с ним директор здоровается на ты.

Увидев мой удивленный взгляд Тихолоз опережает мой вопрос. “Как преподаватель, могу сказать, что университет создает очень много рамок. И самая первая – искусственная дистанция между преподавателями и студентами, мол «я начальник, ты дурак». Преподаватель априори умный и всегда прав, а студент наоборот, ничего не понимает. Дурня это все.

Хорош тот преподаватель, который помнит свое студенчество и стремится общаться со студентами на равных. Если говорить о музейный менеджмент, то одна из первых новаций, которую я здесь ввел – с большинством сотрудников перешел на ты. Поскольку люди очень коммуникабельные существа и любят поговорить, даже когда их об этом не просишь, то в коллективе начали распространяться слухи. «Какой он директор, если позволяет себе «тыкать», что это за панибратство». Но если мы работаем в команде, стремимся к общей цели, то должны чувствовать себя партнерами, а не начальником и исполнителем”, – замечает директор и приглашает меня в собственный кабинет.

Здесь никакой роскоши, старенькие деревянные мебель, пахнет краской — в кабинете ремонт. В углу небольшой кофейный столик. Секретарша приносит американо и уже за чашечкой кофе продолжаем наш разговор. После избрания Тихолоза директором многие сомневались, сможет ли он совмещать преподавательскую деятельность и работу в музеъ. И, и сам Богдан Сергеевич понимал объемы возложенной на него ответственности.

Однако, работу в университете не покинул и до сих пор ведет пары у будущих журналистов. “Понимаю, что на двух стульях одновременно не усидишь, поэтому я перешел на 0,5 ставки в ЛНУ. К сожалению, не смогу уделять студентам достаточно времени. У меня сейчас ранняя стадия становления как руководителя, должен навести порядок, сплотить коллектив, сформировать команду. Что же до преподавания в университете, я не вижу смысла в простом переливании знаний из одной головы в другую.

Если бы все было так просто, то можно было бы сделать USB-порт и внедрить в студенческую голову чип. По моему мнению, образование – это пространство для диалога, развития креативности”, – говорит господин Богдан. Разговор прерывает звонок жены, – волнуется. “Не могу сказать, что я идеальный папа. И не считаю, что тот папа, который проводит все время с детьми — идеальный.

Мои дети – постоянные гости музея. Ведь дети — это лакмусовая бумага. если ребенок внимательно слушает, интересуется, то событие интересное, но если спрашивает, когда мы пойдем домой, то значит, что-то не так”. Продолжаем общение уже во время импровизированной экскурсии по музею. Ескурсию проводит сам директор.

“Есть стереотип, что музей – учреждение тихая, закрытая, в которой ничего не происходит. На самом деле это огромный простор для экспериментов. Музей – это университет культуры, а университет – музей наук. И один и второй должны не только служить для хранения ценностей, но и быть экспериментальной площадкой. К сожалению, много лет в музее было только два события — день рождения и день смерти Франко.

Конечно, это важно. Но этого мало. Для того, чтобы пришли посетители, надо насытить музейная жизнь событиями. С момента моего прихода прошло около 50 событий. Первое, что сделали — установили кассовый аппарат.

Ранее его в музее не было. Потом запустили страницу в Фейсбук”, – рассказывает директор. Уверена, что не всем работникам, которых в музее полсотни, такие нововведения в душе. В подобных учреждениях всегда есть женщины, которые всем неудовольствии и хлебом не корми – дай покритиковать. К тому же, в коллективе музея большинство людей старше Тихолоза и вряд ли разделяют его взгляды и понимают суть его программы.

Однако, господин Богдан замечает, что из коллектива ни один человек не убежала. “Да, произошли определенные кадровые ротации. Но за три месяца я не подписал ни одного заявления на увольнение, то есть ни один человек из музея не пошла. Согласен, что некоторые мои идеи работники восприняли настороженно. Когда предлагал увеличить количество детских программ, говорили, что Тихолоз хочет превратить музей на детский сад.

Когда появилась идея открыть музейную кофейню и магазин, возмутились, что я сделаю из музея супермаркет, – объясняет. – На самом же деле речь идет о том, чтобы сделать музей живым, современным и динамичным пространством коммуникации и создания актуальной культуры». Интересно, что в перечне проведенных событий ни слово про уже известного музейного кота. Тихолоз смеется. Говорит, что, наверное, и человек, который готовил этот список, просто о нем забыла.

“Кот сейчас ушел в творческий отпуск. Его так задергали на дне памяти Франка, что я увидел в его глазах стресс и страх. Наша сотрудница забрала его на несколько дней домой, но он обязательно вернется с новыми силами и энергией». Замечаю, что кота в новостях стало много и он уже немного надоел. “Но свою работу выполнил хвостатый.

Мне надо было, чтобы о музее заговорили, чтобы им заинтересовались. Кот сделал мощную информационную кампанию. Без копейки денег”. Кстати, о деньгах. Бюджет у музея 5 млн.

гривен, но этих средств хватает скорее на выживание учреждения, чем на развитие. Зарплаты у работников тоже не заоблачные — в среднем 3-7 тысяч гривен. “Мы можем увеличивать бюджет за счет благотворительных средств, проданных билетов, грантовых программ. Но на эти деньги сильно не разгуляешься. Сейчас есть потребность в мебели для обустройства зоны гостеприимства — диванчик, стол, чтобы люди могли присесть, отдохнуть.

В конференц-зале не было столов. Пришлось поездить по нескольким мебельных фирмах и выпросить несколько столиков. Ребрендинг, логотип, сайт нам тоже делают бесплатно. Наверное, люди верят в мои безумные идеи», – улыбается Тихолоз. Среди актуальных потребностей музея — пандус.

На него нужно 15 тысяч гривен. Но выделить эти средства из бюджета нереально. Надеются на поддержку благотворителей. На местную власть в музее пока так и не дождались. Зато чиновники в сфере культур время от времени наведываются.

“Мне не нужны ритуальные посещение, для галочки. Меня интересует реальное эффективное партнерство. К сожалению, власть редко имеет культуру в приоритетах. Но мы имеем их тоже чем-то заинтересовать, делать новые проекты, события. Первые два месяца мы занимались созданием имиджа.

Сейчас для нас разработали логотип (Тихолоз надевает на шею кожаный амулет и показывает). Мы будем работать под брендом «Дом Франка» и пытаемся отойти от устоявшейся схемы логотипа — «дом+голова мужчины». Нужны лаконичные и многозначные символы, а не архаичные натуралистические картинки». Большинство событий, которые происходят в музеи — бесплатные. Это тоже часть тактики Тихолоза — сначала приучить людей, что здесь интересно, а уже потом впоследствии просить какую-то копейку.

С приходом нового директора увеличились цены на билеты, но не существенно, на 3-4 гривны. Но посетителей это не оттолкнуло. Выходим на двор. На территории музея есть настоящий сад. Директор радуется, что в последнее время сюда приходят делать фотосессии, среди них есть даже молодожены.

Рабочий день закончился два часа назад. Дом Франка уже закрыт для посетителей. На изысканном музейном балкончике, с которого открывается живописный вид, решаем поговорить не о музейном деле. У большинства людей, которые слышали или знают о Тихолоза, он ассоциируется только с Франком. Кое-кто даже шутит, почему он назвал своего сына Тарасом, а не Иваном.

Но не единственным Франком. Богдан — путешественник со стажем. Обожает автомобильные путешествия и приучает к ним всю семью. “Я особенно наслаждаюсь процессом планирование путешествия — что будем смотреть, где ночевать, где будем есть. Когда еще занимался боксом.

Еще имею абонемент в бассейн. Но пока график не позволяет плавать. Я немного привязан к определенной точке на карте — Дом Франка, и мне эта точка очень нравится”. – заключает Богдан Тихолоз. Фото автора  .

Related posts:

Leave a Reply