Пятая попытка или ночь независимости

Пятая попытка или ночь независимости

Очередная атака Кремля на законную власть Грузии завершилась очередным провалом. В ночь на 26 мая провалилась пятая попытка силового свержения власти Грузии.  Провалилась так же бесславно, как и все предыдущие четыре. Но все в этом мире имеет свою цену. Какую цену придется заплатить Грузии на этот раз, покажет время. Впрочем обо всем по порядку.

Для человека, который не глубоко интересуется ситуацией в Грузии, представление об этой стране строится на парадигмах, созданных СМИ. Одна парадигма, либеральная – революция роз. Свершившаяся в маленькой южной республике бывшего Советского Союза, результат – стремление грузинского народа к свободе и западным ценностям. Другая – имперско-конспирологическая – рассматривает революцию роз как составную часть плана "вашингтонского обкома" по созданию из Грузии непотопляемого авианосца агрессивной политики НАТО. По сути, сегодня Грузия стала индикатором политической ориентации гражданина, и по отношению к этой стране можно с большой степенью вероятности определить идеологические страсти индивида.

  Конечно, жизнь далека от идеологических парадигм. Считать изменения, произошедшие в Грузии, исключительно результатом ментального стремление грузинского народа к свободе и западным ценностям, так же неверно, как и сводить все к конспирологических теорий западного заговора против России. Все гораздо проще. В начале в Грузии сложилась уникальная ситуация. стремление грузинской элиты к Западу, которое имеет давнюю традицию, реализовалось через приход к власти нового поколения политиков, получивших образование в западных странах и не связаны родовой пуповиной с советским прошлым.

Что касается народа, то, в отличие от населения стран Балтии и Западной Украины, островков западной ментальности на советском пространстве, жители Грузии представляли собой вполне советскую общность, разве что сумели лучше всех приспособиться к реалиям коммунистического режима. Возможно, поэтому выход из советского вчера был куда более болезненным для Грузии, чем для остального постсоветского пространства. Сложилась уникальная ситуация,  не выходить из советского образа жизни было невозможно, но выход был связан с очень большими проблемами. Революция роз практически очистила политическое поле Грузии от элиты, связанной с советским прошлым. Новое же поколение политиков прекрасно понимало, что у Грузии нет другого выхода, как измениться.

И эти изменения были связаны не столько с идеологическими установками новых политиков, сколько с насущной необходимостью создать современное общество с эффективно работающей экономикой. К счастью, в Грузии не было природных ресурсов, на которых элита могла бы паразитировать, гася социальное недовольство обеспечением какого-то минимума. А потому реформы были не столько социальным заказом, сколько единственным путем сохранения Грузии как государства. Однако любые реформы, особенно реформы связаны с ломкой ментальности, очень болезненные для общества. Несмотря на то, что, как мы все знаем, чудес не бывает, подавляющее большинство населения Грузии после революции роз верила в чудо.

Чудеса стали происходить. Полиция, которая была тотально коррумпирована, перестала брать взятки и стала реально защищать население. Романтика воровского мира (не будем забывать, что едва ли не половина воров-законников в Советском Союзе была именно грузинского происхождения) была заменена на патриотизм и законность. Армия, которая во времена Эдуарда Шеварднадзе в прямом смысле слова голодала (в день военнослужащему выдавалось три лари – полтора доллара на питание), и солдаты были вынуждены бродить по рынкам в конце дня, покупая остатки продуктов в милосердных торговцев. Так вот, эта армия стала настоящей элитой, уважаемой в обществе с хорошим обеспечением и обмундированием западного образца.

Было решено множество инфраструктурных проблем, в домах появился свет и тепло. Для многих украинских читателей, наверное, станет открытием, что во многих районах Грузии электроэнергии не было месяцами, и даже в столице свет подавался строго по графику с восьми до двенадцати вечера. Заметьте, это при том, что Грузия была страной, которая генерирует электроэнергию за счет множества больших и малых ГЭС. Однако, всю электроэнергию, в том числе и ту, что получали из России, продавали в Турцию, что способствовало колоссальному обогащению группы чиновников и связанных с ними бизнесменов. Можно было бы долго перечислять положительные итоги деятельности новой власти, от появления хороших дорог и эффективной работы службы санитарной очистки городов к снижению налогов и избавления бизнеса от коррупционного и криминального гнета.

Однако у любой революции есть не только свои розы, но и свои колючки. Оказалось, для того, чтобы функционировал общественный механизм, необходимо платить налоги. Для того, чтобы безопасно ездить по улицам, нельзя нарушать правила дорожного движения. Любая свобода предполагает ответственность, и эта ответственность распространяется на всех членов общества, независимо от имущественного или социального положения. Масштабные сокращения бюрократического аппарата и полиции привели к огромному количеству недовольных.

И главное, на первом этапе реформ власть сделала ошибку, потеряв коммуникационный связь с населением. Понятно, что процесс реформ – штука болезненная. Трудно представить себе довольного предпринимателя, который был оштрафован, или довольного чиновника, которого посадили за взятку. Добавьте к этому и то, что Грузия достаточно традиционная страна, где сильны родственные и дружеские связи, и поймете, почему количество недовольных в стране в первые годы реформ была довольно значительной. Именно этим воспользовался российский олигарх Бадри Патаркацишвили, который в свое время был одним из источников финансирования “революции роз”, а потому надеялся на большие привилегии в новой Грузии для своего бизнеса.

Когда оказалось, что таких привилегий не будет, он воспользовался противоречиями внутри грузинской власти и с помощью министра обороны Грузии Ираклия Окруашвили, который был снят со своего поста, спровоцировал в Грузии тяжелый внутриполитический кризис. До этого момента мы обходили вниманием российский фактор, а между тем он был очень существенным. У российской власти были свои расчеты в связи с приходом Михаила Саакашвили. Главным из них было желание приватизировать магистральный газопровод. Кроме того, в наследство от прежних времен, новой власти Грузии достались два сепаратистских региона – Абхазия и Южная Осетия, в которых с помощью советских, а затем российских спецслужб, удалось развязать гражданскую войну.

Властям Российской Федерации удалось ввести в регионы миротворческий контингент, в результате чего они стали там полными хозяевами ситуации. Так вот, как только власти Грузии отказались продавать стратегически важный для страны магистральный газопровод, Кремль решил заменить режим в Тбилиси на более послушный. Кроме того, пример успешных грузинских реформ был бы слишком заразительным для других постсоветских республик. А это означало бы конец влияния Кремля на постсоветском пространстве. С этого момента началась открытая конфронтация Кремля и Тбилиси, в которой Кремль использовал все методы, от введения транспортной и экономической блокады для Грузии до массовой депортации граждан Грузии из России транспортными самолетами.

Это была первая попытка свержения команды Михаила Саакашвили, потому что в Кремле были уверены – Грузия захлебнется от экономических трудностей. Но эта попытка закончилась полным фиаско. Вторая попытка была связана с планами, уже упомянутого нами, олигарха Бадри Патаркацишвили. Тогда, в ноябре 2007-го года, пользуясь просчетами власти, действительно удалось организовать в стране тяжелейший политический кризис. Досрочные выборы президента и парламента помогли выйти из кризиса, в результате, согласно знаменитому выражению Ницше – все что нас не убивает, делает  нас сильнее – грузинское общество получило серьезное прививки от кризисов, вызванных внешними причинами.

Следующая попытка была предпринята в августе 2008 года, когда ставка была сделана на прямое военное вмешательство. Только благодаря беспрецедентному героизму грузинских военных, которые сумели задержать на два дня армады российских танков, шедших на Тбилиси, и вмешательству мирового сообщества, Грузии удалось в те августовские дни сохранить независимость. Именно эти два дня дали мировому сообществу пора вмешаться в события. Президенты Литвы, Латвии, Эстонии, Украины и Польши прибыли в Тбилиси, чтобы выразить солидарность с грузинским народом, Соединенные Штаты поддержали Грузию военно-гуманитарной операцией, и, наконец, при посредничестве тогдашнего председателя Европейского Союза Николя Саркози было подписано соглашение о перемирии, которую Кремль грубо нарушил, признав "независимость" Абхазии и Южной Осетии. Четвертая попытка свергнуть законную власть в Грузии была предпринята весной 2009 года, когда, пользуясь недовольством населения в связи с экономическим кризисом, пятой колонне удалось вывести на улицу до шестидесяти тысяч человек и организовать многодневную "акцию клеток", что парализовала центр столицы Грузии.

Тогда исполнителям, среди которых был новый фаворит Кремля, бывший председатель парламента Грузии Нино Бурджанадзе, очень хотелось, чтобы акции были разогнаны силовым путем. Однако власти хватило мудрости контролировать ситуацию, не вмешиваясь в нее. В итоге акция маргинализировалась и сошла на нет. Майская пятая попытка Кремля свергнуть Михаила Саакашвили напрямую связана с процессами, происходящими в мире. В коридорах московской власти сложилась иллюзия возможности реализации в Грузии египетского или ливийского сценария.

Главным действующим лицом вновь был избран Нино Бурджанадзе. Правда, на этот раз ей на помощь были направлены силы так называемой "Грузинской партии" во главе с упоминавшимся Ираклием Окруашвили, скрывающийся от грузинского правосудия во Франции. Финансировалась акция из Москвы российскими бизнесменами грузинского происхождения, тесно связанными с российской властью. Уже первый день митинга показал полное отсутствие поддержки "революционеров" среди населения. Путем колоссальных затрат и привлечения людей из регионов им удалось собрать до семи тысяч человек, что критически мало не только для переворота, но и для проведения крупной акции гражданского неповиновения.

После этого "революционеры" начали пикетировать здания телевидения и осуществлять провокации с нападением на полицейских. В народе эту "революцию" окрестили "революцией палок", потому что большинство из нескольких сотен митингующих были вооружены пластиковыми палками. План "революционеров" провалился, Ираклий Окруашвили, который заявил о своем возвращении на родину, отказался от этой идеи, поняв, что народ за ним не пойдет. В итоге, оставшись в одиночестве, Нино Бурджанадзе пошла на последнюю провокацию. Несмотря на то, что акция была санкционирована до 25 мая с указанием конкретного места – площадь Свободы, Бурджанадзе и несколько сотен ее сторонников заняли проспект Руставели с целью помешать проведению военного парада в день независимости.

Мэрия города предоставила митингующим на выбор любое место, кроме проспекта Руставели. Полиция неоднократно предупреждала о неизбежности разгона акции. Но именно разгон акции и входил в планы "революционеров". В результате разгон состоялся. Спецназ действовал жестко.

Несколько сотен участников акции были вытеснены с площади за считанные минуты. Сама Бурджанадзе и ее ближайшее окружение, убегая и оставляя на произвол судьбы людей, которых подвели под дубинки спецназа, сбили на машине на смерть спецназовца и одного участника акции. После того, как среди спецназа распространилась информация о гибели их товарища, полицейские стали действовать жестоко, что, впрочем, вполне понятно. Сегодня в Грузии набирает обороты гражданская кампания с требованием арестовать организаторов акции, которая привела к гибели людей. Только в социальной сети Facebook под требованием ареста Бурджанадзе и ее приближенных подписалось более десяти тысяч человек.

Кремлю в очередной раз не удалось сменить власть в Грузии. Пятая попытка, предпринятая в ночь независимости, провалилась. Будет ли шестая. Думаю, так. И единственной гарантией провала шестой и аступних попыток Кремля является продолжение курса реформ и дальнейшая демократизация Грузии.

Дорогу, как известно, осилит идущий.Гела ВАСАДЗЕ,Тбилиси (специально для "Нового взгляда").

Related posts:

Leave a Reply