«Путин лично обсуждал ставки транзита и юридические детали газового соглашения». Большое интервью с Юрием Витренко

«Путин лично обсуждал ставки транзита и юридические детали газового соглашения». Большое интервью с Юрием Витренко
2020-01-13
«Путин лично обсуждал ставки транзита и юридические детали газового соглашения». Большое интервью с Юрием Витренко

После парижских переговоров в исполнительного директора НАК «Нафтогаз Украины» собственные впечатления о президента России Владимира Путина. Юрий Витренко говорит, что когда-то напишет об этом в мемуарах, но частично поделился ими с Радио Свобода. А еще рассказал о закулисье детали газового соглашения, о том, кто и почему предложил, чтобы соглашение с «Газпромом» укладывалась «Нафтогазом», а также о проблемах реформирования компании и многое другое.

– Кстати, поскольку мы в Киеве сейчас, действительно, в субботу и в воскресенье, когда есть снег, можно кататься на лыжах в Протасовом Яру. Я даже там в свое время это делал. Даже у нас соревнования были. Так что в принципе всех киевлян, по крайней мере, приглашаю. И могу рекламировать Протасов Яр, как способ провести классно время.

– То есть, как пойдут в Протасов Яр, то и вас могут увидеть, и, возможно, поговорить и о газе, если время цена на газ будет непомерно тяжелой для них? Или те, которые поедут на Протасов Яр, не будут жаловаться?.

Раньше у меня было гораздо больше времени. Если говорить про горные лыжи, то я регулярно принимал участие в различных этапах соревнований в Украине. У нас есть Украинский горнолыжный клуб, который проводит соревнования в разных местах. Но также, поскольку я работал и жил за границей, я катался на лыжах в очень многих местах.

– У меня сын занимается более-менее профессионально горными лыжами. Он участвует в соревнованиях в разных местах. И в Украине, и не в Украине. И они, в отличие от меня, уже выигрывали и золотые медали, и призы брали. В прошлом году он был в своей возрастной категории лучшим среди европейских определенных клубов горнолыжного клуба.

– Между тем, я хотела бы, во-первых, вас поздравить с газовым соглашением. Я так понимаю с прессконференции, которую вы проводили вместе с руководителем оператора ГТС, что вы довольны этим подписанием. И, похоже на то, что потребители так же будут довольны. .

– Небольшой корректировки. Оператор рассказывал о том, что за счет того, что сохранился транзит, тарифы для транспортировки газа для внутренних потребителей сократятся. Мы понимаем, насколько болезненным вопросом является общая цена на газ для населения. И поэтому любое снижение, даже одного из компонентов этой цены, то это хорошо для потребителей. Это даже более важно для промышленных потребителей, поскольку это напрямую влияет на их конкурентоспособность. Потому что, если, например, есть какой-то химический завод или другой какой-то завод, который должна покупать газ по цене выше, чем европейская, еще платить большие тарифы за транспортировку газа, то его продукция потом получается более дорогой, ему сложно конкурировать с каким-то химическим заводом из Германии, например.

– Это вопрос удешевления цены для потребителя для промышленного сектора или для населения стояло как задача для переговорщиков? Возможно, такую задачу руководство страны ставило для переговорщиков, потому что хотели снизить эту цену, и поэтому обязательно надо было подписать контракт с «Газпромом»..

– Если честно и откровенно говорить, то так, стоял. И когда были сложные разговоры и с президентом, и с правительством, было понимание, что и для президента, и для правительства важно, чтобы все же цена для населения и для промышленности снижалась, чтобы по сравнению с другими странами у нас не была более высокая цена и не были более высокие тарифы.

Но с другой стороны, иногда даже со стороны политиков были определенные предостережения, что, например, «Нафтогаз» не заинтересован в снижении цены, мы, наоборот, хотели судиться бесконечно с «Газпромом». Нет, это тоже не так. По крайней мере я, моя команда понимаем ответственность перед потребителями, мы понимаем, что нашей целью является делать энергию доступной, в частности природный газ, для потребителей. То есть мы понимаем это.

Другое дело, поскольку речь идет о миллиардах долларов, то в принципе мы все равно имеем разумно принимать решения, понимая, что, с одной стороны, нам нужно обеспечить, чтобы сейчас не поднимались цены, по возможности даже уменьшались, а с другой стороны, были вопросы компенсации, новых арбитражей, и мы находили какое-то сбалансированное решение. Оно было найдено в конце. То есть транзит был сохранен. Например, это позволило снизить тариф на транспортировку газа. При этом мы не потеряли, а, наоборот, получили 3 миллиарда долларов, которые мы требовали.

То есть не любой ценой, скажем так, мы хотели эти тарифы снизить. Все же мы хотели отстоять и другие интересы страны, начиная с финансовых интересов страны. Получить 3 миллиарда долларов – это большие деньги. Так даже не только финансовые. Ибо эти, например, 3 миллиарда долларов – это тоже возможность доказать всему миру, что мы можем отстаивать свои интересы, что мы можем заставить «Газпром», что он должен заплатить там, где он должен заплатить, где даже он не хотел заплатить. Потому что это тоже очень важно, чтобы мы как страна, как украинский народ видели конкретные примеры, когда мы побеждаем в отстаивании своих интересов на международной арене.

– Я мог бы сказать, что это исключительно мой талант переговорщика, и никто другой это сделать не мог, это только потому, что я вел эти переговоры, но это не так. Нужно быть реалистами. Это состав факторов. Во-первых, начиная с «Нафтогаза», что мы сделали. Например, тот же новый арбитраж, который мы начали, и те исковые требования на сумму 12,2 миллиарда долларов были очень хорошим стимулом для «Газпрома» изменить свое решение и продолжить транзит через Украину. Потому что они понимали, что был реальный риск, что они проигрывают в арбитраже и вынуждены будут нам компенсировать огромные средства.

И вторая важная составляющая – это санкции, которые имели определенное влияние. Здесь я был бы очень осторожным. Потому что мы, например, понимали риск того, что российская сторона или даже немецкие партнеры российской стороны могли бы сказать: поскольку американцы принимают эти санкции, мы выходим из переговоров. То есть нужно было быть очень осторожными. Потому что в принципе они могли обойтись без украинского транзита..

– Так. Но, как на лыжах мы имеем баланс всегда выдерживать, так и здесь нужно все это очень осторожно делать, чтобы, с одной стороны, стимулировать другую сторону, иногда даже принуждать к чему-то, а с другой стороны, не заводить ситуацию в такой тупик, когда уже нет выхода. То есть мы все же конструктивно к этому относились.

И третий компонент (мы тоже должны быть откровенными) – это политическая составляющая. Потому что была реальная поддержка со стороны международных партнеров, те же немцы и французы помогали, Меркель, канцлер Германии, Макрон, президент Зеленский, поскольку этот вопрос обсуждался в «нормандском формате», его офис, украинское правительство.

– Я все же отметил бы, что был очень важный этап в Париже, когда был «нормандский формат», четыре президента прямо не обсуждали эту тему, эта тема обсуждалась в двустороннем формате, но чувствовалось, а потом уже были и публичные заявления соответственно, что и Меркель, и Макрон тоже способствовали этому процессу.

Но, например, когда это обсуждалось напрямую с Путиным, я это видел и даже принимал активное участие в этом обсуждении, возможно, это тоже определенным образом повлияло. Потому что, по крайней мере, нашей украинской стороне удалось показать, что наши требования относительно уплаты 3 миллиардов действительно, реально обоснованными, и наши другие требования, уже новые, в новом арбитраже, тоже является реальной угрозой для того же «Газпрома». Возможно, оно не имело влияния. Но оно нанесло определенный вектор политического развития.

Уже после этого были переговоры в Берлине. Нам не удалось договориться в Берлине. Хотя все ожидали, что мы приедем уже с заготовками, там буквально пару часов и мы обо всем договоримся. Еврокомиссия, немецкая сторона – у них уже все было заготовлено для того, чтобы выйти и сказать: вот есть определенная договоренность. И только очень поздно вечером стороны вышли и сказали: мы почти договорились, но не полностью. И украинская и российская стороны приехали в Минск окончательно пытаться согласовать политические моменты. Я могу сказать, что когда мы уезжали в Минск, наиболее критические моменты не были согласованы.

– Это не наше решение было. Просто, поскольку мы не договорились на нашем уровне в Берлине, на нашем уровне (я был от «Нафтогаза», от правительства был Оржель, от «Газпрома» был министр энергетики России Новак, глава «Газпрома» Миллер), то решить поднять это на более высокий уровень. Высший уровень с российской стороны – вице-премьер Козак. А он настоял на том, чтобы все ехали в Минск, потому что..

– Я не знаю всех деталей. Я об этом, кстати, слышал. Там и он, и состав его делегации. Поэтому поехали соответственно в Минск. И с украинской стороны тоже была усилена команда. Приехал вицепремьер Кулеба, как контрагент в соответствии вицепремьера Козака, от Офиса президента был господин Ермак, был председатель Антимонопольного комитета, потому что это было большой проблемой в отношении всех этих переговоров, регулятор.

– «Приход», не «приход», а нужно было решать проблему. Поэтому всех, кто является касательным, кто может помочь, приглашали соответственно, чтобы они могли помочь. То есть это была большая делегация. Я говорю, что когда мы поехали в Минск, у нас была целая череда нерешенных вопросов. Для того, чтобы их решить, нужна была какая-то внешняя помощь, что-то нужно было менять.

– Я не знаю. Он же председатель, он – руководитель «Нафтогаза». Он не отчитывается передо мной. Это лучше спрашивать у господина Коболева. Просто я занимаюсь этими вопросами. У меня не возникает вопрос, почему я этим занимаюсь. Я этим занимаюсь уже более 5 последних лет, начиная с реверса, потом все арбитраже против «Газпрома», то я их инициировал, вел и так далее. То есть у меня вопрос не возникает, например, почему я участвовал.

– Когда еще были переговоры в Минске, то там господин Ермак не обсуждал газовые вопросы, это не его зона ответственности. Он был, поскольку это все же часть какого-то более общего процесса. Там очень профессиональная дискуссия. То есть там вопрос Антимонопольного комитета обсуждал председатель Антимонопольного комитета и команда из Антимонопольного комитета. Газовые вопросы на политическом уровне чуть обсуждал Оржель, но главная дискуссия была между мной и Миллером в Минске. То есть там тоже были определенные направления обсуждения.

– В Париже никак между ними не обсуждался. Господин Ермак и господин Сурков не обсуждали вопрос газа. Вопрос газа в Париже обсуждал господин Зеленский с Путиным. Затем, поскольку началась дискуссия уже более техническая, господин Зеленский попросил меня принять в этом участие. И потом мы с Путиным (я не знаю, сколько минут) от 5 до 20, потому что для меня была небольшим шоком вся эта ситуация, обсуждали технические вопросы, то есть суммы, ставки транзита, юридические детали, состав арбитров в арбитраже.

– И господин Коболев, насколько я знаю, участвовал. Там был ряд совещаний в администрации по этому. И, насколько я понимаю, не предусматривалась, например, участие мое во время встречи в Париже. Мне сказали приехать в Париж в воскресенье вечером. Сказали: первым рейсом ты должен ехать в Париж. Потому что все делегации приехали раньше. И в делегации с российской стороны было указано, что приезжает Новак и Миллер. И тогда (это моя такая точка зрения) украинская делегация.. Понятно, что, мало того, президент был проинформирован заранее об этом, должен быть кто-то в делегации, кто может уже оперативно на уровне более детальном оппонировать Миллеру, Новаку.

– Газ – это была такая смежная тема. И она обсуждалась уже в последнюю очередь, честно говоря. Для меня это было очень интересно. Я говорю, что очень грустно, что не транслируют полностью. Возможно, если бы полностью транслировали на телевидении, президенты не были бы такими откровенными. Я понимаю, почему так делается. Но, с другой стороны, людям было бы очень интересно. И для меня было очень интересно сидеть и смотреть, как они обсуждают процессы. И действительно тогда, когда ты видишь, насколько сложные эти темы, а они обсуждали войну, пленных, людей, человеческие судьбы, то ты понимаешь, насколько это сложные, трудные проблемы. Я не занимаюсь этими проблемами ежедневно. А оно входит тебе в сердце. И ты по-другому это понимаешь.

С технической точки зрения (чтобы вы понимали, как оно выглядит), есть отдельная комната, где за круглым столом сидят четыре руководители государств, по три стула – три советники с каждой стороны. А потом есть такая большая комната, где сидят все остальные члены делегаций из всех стран. И там транслируют полностью со звуком, что происходит в этой комнате, где сидят президенты. И меня не было в той комнате, где были президенты. Потом, когда уже были двусторонние переговоры, тогда меня пригласили до той комнаты. Тоже там сначала большая часть разговора была о войне, о Минск, пленных, о гораздо более важные темы, чем газ, а потом уже в конце сказали: ладно, давайте еще обсудим газ, поскольку это вопрос не только экономический, но все же безопасность и стратегическое. И тогда я уже принимал участие, поскольку являюсь экспертом по этому. .

– Совсем. Не было поставлено в зависимость: если вы сделаете это, то мы сделаем это. Такого не было. Честно говоря, когда ты видишь, как президенты обсуждают вопросы войны, людей, то ты просто понимаешь, что неуместно обсуждать вопросы газа.

– Не могу об этом говорить. У меня есть масса личных впечатлений и президента относительно России, и относительно течения (переговоров – ред.). Но поскольку эти переговоры и «нормандский формат» еще продолжаются, я не хочу нанести ущерб украинской стороне и нашей позиции. Это когда мемуары напишу и там об этом расскажу.

– Во-первых. Был политический протокол, который был подписан в Минске. Он дает определенные указатели, то есть такие политические направления. Я четко понимал тогда, что украинская сторона приветствует, что европейская сторона приветствует, на что соглашается российская сторона. То есть протокол это зафиксировал. Для нас это определенные такие рамки. Затем правительство, Кабмин, на основании этого протокола принял соответствующее решение, где он для компании «Нафтогаз» указал определенные направления, по которым нужно проводить переговоры. То есть для меня это, можно сказать, были директивы. Потом мы проводили переговоры.

И потом уже окончательные варианты контрактов согласовывало правления «Нафтогаза», единогласно проголосовали за то, чтобы согласовать. Наблюдательный совет тоже единогласно проголосовала, чтобы отправить соответственно это решение на согласование Кабмина как общего собрания акционеров «Нафтогаза». Затем Кабмин тоже единогласно, насколько я знаю, согласовал все эти тексты договоров. Так вот происходил процесс.

Так. Насколько мне было сказано с российской стороны, и наши юристы это проверяли, им не нужны такие согласования. А мне были нужны согласования как правления, наблюдательного совета, так соответственно и Кабмина, как общего собрания акционеров.

– Все равно. Правления – это коллективный орган. То есть правление это должно согласовывать. А наблюдательный совет – это коллективный орган. И Кабмин. Это так прописано в нашем уставе. И, с точки зрения закона, важно понимать, что «Нафтогаз» все же компания меньше по объему, чем «Газпром». Поэтому определенные операции или определенные контракты для нас являются обязательными для согласования общим собранием акционеров, поскольку для нас это значительные сделки. Для «Газпрома», с точки зрения их всех активов, не являются настолько значительными сделками.

– Во-первых, «Газпром подписал с оператором соглашение мижоператорську. Нужно просто разделять, что есть вопросы транзита. Оно имеет несколько аспектов. Первый аспект – это техническое сотрудничество между операторами. А второй аспект – уже «Газпром» как трейдер фактически газа заказывает мощности для транзита через Украину. «Газпром» играет две роли: и оператора ГТС России, и, соответственно, трейдер, который бронирует мощности украинской ГТС.

Так вот, у нашего оператора есть контракт. Это тоже было частью пакета. Они в Вене проводили переговоры, они подписали это соглашение, «Газпром» и оператор. Раньше такой прямой мижоператорськои соглашения не было. Раньше было соглашение с «Нафтогазом», потому что «Нафтогаз» был оператором. Это важный аспект, который нужно учитывать. С точки зрения бронирования мощностей, я не помню, чтобы «Газпром» говорил, что они хотят напрямую только с оператором. Было много спекуляций относительно этого. Но вопрос.. Я просто объясню, почему возник «Нафтогаз». Потому что мы сразу сказали, что для «Газпрома» будет сложно взять на себя все риски украинского законодательства..

– Нет. Это мы, компания, сказали заблаговременно всем, что нужно предвидеть такую ситуацию, когда «Газпром» не сможет напрямую забронировать мощности в оператора. Мало того (тоже не буду особо скрывать), для украинской стороны вообще было бы лучше, если бы это был не «Газпром», а была бы какая-то европейская компания провидна, и мы соответственно предоставляли бы услуги по транзиту европейским компаниям. Это такая политическая линия Украины, которая была публичной, которая была продекларирована, что мы в принципе за то, чтобы газ продавался европейцам на границе Украина-Россия, а потом уже европейцы бронировали мощности украинской ГТС.

Так вот, и мы заблаговременно сказали, что в новых политических реалиях европейским компаниям будет, скорее всего, удобнее взять на себя так называемые украинские риски, потому что есть некое партнерство между ЕС, Еврокомиссией, какое реальное воздействие, если честно сказать, со стороны Еврокомиссии на украинское правительство. То есть для европейцев гораздо комфортнее понимать, что будет в Украине происходить.

– Сейчас нет никаких проблем с точки зрения европейского законодательства. Почему? Потому что оператор отделен. Он работает по одинаковым правилам для всех. Он никого не дискриминирует. Но потом это рынок. Например, мы предоставляем услуги по организации транзита. Это, например, если есть отель и туроператор. То есть никто не запрещает, никакой Третий энергопакет, предоставлять услуги по организации транзита, и любые другие услуги.

Но, возвращаясь к вашему вопросу, «Газпром» тоже рассматривал возможность привлечения европейской компании, чтобы это был не «Нафтогаз». Но потом просто произошло то, что европейская компания (слишком уж поздно об этом начались вестись разговоры), которая прогнозировалась, что будет этим заниматься, сказала, что она требует больше времени, требует согласования, это слишком большие риски. И она не была готова тогда принимать соответственно такое решение.

Поэтому российская сторона сказала, что, смотрите, мы не можем заключить прямой контракт с оператором, поскольку мы должны заключать только типовой контракт так называемый, и эти украинские риски для нас является недопустимым. Вариант с европейской компанией для нас, к сожалению, отпал. И тогда единственный вариант сделать так, чтобы с 1 января был транзит, чтобы Украине были гарантированы доходы от транзита в размере 7,2 миллиарда долларов, единственный вариант – это был «Нафтогаз».

– Но эта маржа «Нафтогаза».. Вы говорите, что это коммерческая тайна, можно не рассказывать. Но, с другой стороны, «Нафтогаз» – государственная компания. И вы будете показывать план доходов. Их должен утвердить Кабмин. Оно же там все будет видно. .

– Речь идет о том, что «Нафтогаз» за этими новыми соглашениями являются контрагентом или стороной контракта с «Газпромом». И этот контракт на организацию транзита. То есть мы имеем для «Газпрома» организовать транзит через Украину. Для того, чтобы это сделать, затем мы заключаем контракт на транспортировку с обособленным оператором ГТС Украины. Мы работаем с оператором по стандартным условиям. То есть все эти тарифы на транспортировку газа, в частности для транзита, являются опубликованными, публичными, прозрачными. Никто их не скрывает. Все, что делает «Нафтогаз», это добавляет небольшую сумму за свои услуги по организации транзита. Сам контракт с «Газпромом» является конфиденциальным не потому, что это какой-то особый контракт, а поскольку все контракты между коммерческими компаниями, как правило, как стандарт, являются конфиденциальными. Компании это не публикуют.

– Но это не меняет. Мы хоть и государственная компания, но мы занимаемся коммерческой деятельностью. И мы работаем по тем же законам, по которым работают все остальные компании. Никаких привилегий для «Нафтогаза» нет. Мы не можем сказать, что вот, поскольку мы государственная компания, мы выше закона, или мы можем разглашать детали наших контрактов. Нет, такого нет.

Так вот, возвращаясь к этому, эта маржа действительно есть в контракте, она не является публичной, с другой стороны, как вы правильно сказали, «Нафтогаз» отчитывается перед правительством отчитывается перед народом Украины. У нас есть публичная финансовая отчетность, которая проверяется аудитором. И там будет отдельный финансовый показатель, где мы будем показывать, сколько мы получаем дохода за организацию транзита. То есть там будет не маржа на тысячу кубов, а просто будет общая сумма. То же самое, когда мы утверждаем финансовый план, там тоже будет общая сумма, просто она не будет разбита на объем умноженный на определенную цену. Для людей будет понятно, сколько «Нафтогаз» зарабатывает на этих услугах.

– Все увидите. Я просто не хочу нарушать условия контрактов, потому что это было бы неправильно – подписать контракт, в котором написано, что он не является публичным и это не разглашается, а потом выйти в эфир и сказать, что сейчас я все всем расскажу. Тогда потом «Нафтогазу» будет сложно подписывать контракт с любой другой европейской компанией, не европейской, украинской, потому что все будут думать, что мы какие-то несерьезные люди.

– «Газпром» хотел, во-первых, зафиксировать основные параметры на 5 лет, чтобы они не менялись. Прежде всего, это плата за транзит, транзитный тариф. А оператор ему говорит: мы не устанавливаем тарифы, тарифы устанавливает регулятор, он по украинскому законодательству может изменить его, если с натяжкой, каждого дня.

– И «Нафтогаз» не устанавливает тарифы. И тогда соответственно оператор говорит: я обязан работать по тарифам, которые установил регулятор, и по контракту, который установил регулятор. Если регулятор изменит его завтра и изменит тариф завтра, то, извиняй, я тоже это..

– А «Нафтогаз» говорит: мы не обязаны работать по такому тарифу, мы берем на себя коммерческий риск того, что мы, например, договорились с «Газпромом» о одну сумму, которую мы должны получать за транзит, а регулятор потом установит тарифы, которые будут большими, и мы будем вынуждены платить оператору, чем мы получаем от «Газпрома».

Чтобы как-то предотвратить, чтобы такого не произошло, мы и согласовывали эти контракты. Но мы и имеем, по закону (но в этом и смысл), с тем же Кабмином. Мы надеемся, что государство Украина на высоких должностях имеет умных людей, которые будут понимать, что принимать решения, которые наносят прямые убытки национальной компании, все же неуместно. Поэтому мы надеемся на то, что даже если у оператора есть возможность менять тарифы таким образом, чтобы «Газпром» зафиксировал ставку, а мы должны были бы платить соответственно больше, чем платит «Газпром», он все же не будет этого делать. Но мы не можем этого гарантировать.

– Не мог бы. Потому что оператор ГТС работает по закону. У него одинаковые условия для всех. Он не может иногда брать риски, иногда не брать риски и так далее. То есть оператор ГТС.. В этом и смысл европейских реформ – все работают по одинаковым правилам.

– Сложный вопрос. Вопрос, кстати, не совсем к нам. Объясню почему. Потому что мы все же не занимаемся разработкой политики. Могу только отметить, что, с одной стороны, у нас есть сейчас законодательные возможности для прямых поставок из «Газпрома» и раньше были. Ничего не изменилось. Мы не покупаем газ напрямую у «Газпрома» не потому, что украинские политики приняли такое героическое решение не покупать газ в России, а потому, что Россия прекратила поставки газа. И наша задача как «Нафтогаза» и моей команды было в том, что в ситуации, когда мы понимали, что русские прекратят поставки газа, найти альтернативные возможности обеспечить потребности украинских потребителей в газе из Европы. Вот что мы делали.

– Так и сейчас разрешено. У нас принцип работы компании в отличие от политиков, что разрешено все, что не запрещено. Поскольку сейчас не запрещено, то любая компания – коммерческая, государственная, частная – может импортировать газ России. Сейчас это разрешено.

– Другой вопрос – относительно будущего «Нафтогаза». У председателя правления заканчивается контракт в марте. Например, если бы вам предложили возглавить «Нафтогаз» как председателю правления, чтобы вы привнесли нового, что вы делали не так, что делается сейчас, какие ошибки были бы исправлены?.

Кроме того, для меня последние пару недель до нового года были относительно сложными, как с точки зрения просто нагрузка по работе, так даже эмоционально. То есть я не ожидал, начиная с той же встречи с Путиным в Париже, и все, что происходило после этого, было для меня и неожиданным, и эмоционально сложным, и очень много работы. Я до конца не верил, что мы сможем согласовать все и транзит будет продлен.

Последняя ночь перед подписанием, когда все уже ожидали.. Мы и так затянули все сроки. Мы не уложились в сроки, которые установлены в протоколе. И я всем говорил: мы точно не успеем, нужен план Б. Но мы так: даже если не верится, но давайте сделаем все для того, чтобы, по крайней мере, мы могли сказать, что мы сделали все необходимое, а вот получилось или не получилось – это уже какая-то объективная реальность. Мы не вписались в сроки, предусмотренные протоколом. Потом мы сказали всем: дайте нам еще один день. Они говорят: ладно, еще день даем. И все ждут согласования контракта, а мы понимаем, что мы не можем договориться. И у нас последняя ночь и у нас такая баталия – по 30 человек с каждой стороны, мы спорим. И так смотришь на это и думаешь: мы не успеем договориться.

– Начиная с технических моментов. Там очень много аспектов. Коэффициенты на дополнительные мощности – дополнительная плата. Потому что это реальные деньги и большие деньги. Вопрос арбитражей. Вопросы права, которое применяется, место арбитража, кто может быть арбитром, а кто не может. Там большая череда вопросов.

И потом, когда уже все-таки было желание с обоих сторон договориться, и мы понимали свою ответственность, мы понимали, что мы не можем вернуться и сказать: вот мы не захотели договориться. Нам нужны были железобетонные аргументы, что вот мы предлагали все конструктивное, а другая сторона не согласилась. Они тоже понимали, что они могут не договориться, если у них есть такие железобетонные аргументы. Поэтому мы и нашли консенсус и заключили соответствующий контракт. Но психологически это было сложно все.

Поэтому до нового года я не думал вообще ни о чем, кроме того, чтобы закончить это дело. А после нового года? У меня трое детей, у меня жена, у меня счастливая семья – извините, но мне нужно было уделить достаточно времени и внимания своей семье.

– Здесь давайте без персоналий. Просто я был одним из идеологов, можно так сказать, принципов определенных преобразований в «Нафтогазе». То есть я отвечал формально за разработку стратегии, за разработку плана трансформации «Нафтогаза». Поэтому особого секрета нет. Моя точка зрения, которая воплощена в документах, которые в соответствии принимались наблюдательным советом «Нафтогаза», правлением «Нафтогаза» – это трансформация «Нафтогаза» в современную компанию. Потому что у нас «Нафтогаз» по большому счету постсоветский комитет по нефти и газа. Так он был трансформирован. И по большому счету это сейчас еще сохраняется. И нужно сделать из «Нафтогаза» нормальную, эффективную, современную компанию. Это большая работа, которую соответственно нужно проводить.

Что это даст возможность сделать? Это даст возможность, например, реализовать потенциал собственной добычи. Потому что добыча газа – это давно уже, прежде всего, не ресурсный бизнес, это не вопрос, есть ли у вас ресурсы, а это вопрос технологий, это технологический бизнес. Далее. Это вопрос в принципе модернизации всего комплекса. Например, с точки зрения конечных потребителей, вопросы качества газа становится очень остро. Это вопрос модернизации гибкости и качества сервиса просто. Мы все понимаем, который реально совецкий сервис у нас в этом секторе есть.

Для того, чтобы это сделать, нужно, чтобы был эффективный механизм. И «Нафтогаз» должен быть таким эффективным механизмом. Это невозможно сделать без привлечения международных партнеров. Потому что мы все же достаточно существенно отстали от современного мира. Партнеры – это инвестиции и технологии. К сожалению, «Нафтогаз» как компания за 6 лет не привлек ни одной инвестиции.

– Это более сложный вопрос. Много факторов. Но для того, чтобы это делать, нужно сначала превратить «Нафтогаз» в современную, эффективную компанию. Тогда соответственно можно привлекать инвестиции в акционерный капитал, когда люди приходят иностранные инвесторы и вкладывают реальные средства.

– Здесь виноватых не хочется находить. Но у нас была огромная проблема с правительством Гройсмана, который хотел проводить анбандлинг в способ, который не соответствовал европейским требованиям и разрушал нашу юридическую позицию в Стокгольмском арбитраже. Мы должны прямо об этом говорить. Когда, например, у нас забирали «Укртрансгаз» и называли это анбандлингом. Это никакой не анбандлинг! Это просто перераспределение контроля над денежными потоками – забрать у «Нафтогаза» и отдать Минэкономики, Кубиву и все остальное.

Но при этом, если бы это произошло, если бы это решение не было изменено и не было возвращено «Укртрансгаз», мы не выиграли бы Стокгольмский арбитраж по транзитному делом. Вместо того, чтобы получить с России 3 миллиарда долларов мы должны были бы платить «Газпрому» за отобранный газ по сниженной цене 2 миллиарда долларов! Кто за это ответил бы?.

– Была программа-2020 и была провалена. Добыча, к сожалению, уменьшается. И это есть большая проблема. Это даже была проблема и для этих переговоров. У нас гораздо сильнее была бы позиция, если бы мы вообще не зависели бы от импортируемого газа. Мы и экономически были бы гораздо более уверены и сильнее. И, с точки зрения потребителей, мы понимали бы, что мы решили проблему потребителей в гораздо лучший способ через увеличение собственной добычи. К сожалению, этого не произошло.

Возвращаясь к добыче, тоже есть много составляющих этой проблемы, начиная с новых лицензий. Правительство не давал новые лицензии, то есть разрешения на разработку месторождений (и это большая проблема), скорее всего, через коррупционные причины. Потому что хотели какие-то получать взятки или себе забрать какие-то лицензии. «Нафтогаз» не может платить взятки.

Но, честно говоря, не был выполнен план или эта программа даже относительно уже существующих месторождений или которые уже разрабатываются, в отношении которых имеются лицензии. И здесь это тоже очень большая проблема. Почему не было так сделано. Потому что нет этого эффективного механизма, который позволял бы привлекать инвесторов, привлекать технологии, привлекать самое главное – людей профессиональных, которые смогут эффективно работать.

Похожие Новости

  • О дискуссии с Зеленским, депутатский «спам» и президентские амбиции: интервью с Дмитрием РазумковымО дискуссии с Зеленским, депутатский «спам» и президентские амбиции: интервью с Дмитрием Разумковым Новости - 2020-05-17 О дискуссии с Зеленским, депутатский «спам» и президентские амбиции: интервью с Дмитрием РазумковымОстрый ум от отца-политолога, великолепная память и умение держаться в кадре от мамы-актрисы. И чем Дмитрий Разумков осторожен в словах, тем сильнее впечатление, что со временем должность руководителя парламента он захочет сменить на другую, и это не кресло мэра Киева. Он говорит, что не принимает непосредственного участия в Минском процессе, что […]
  • Россия разместит новые средства ПВО на севере КыргызстанаРоссия разместит новые средства ПВО на севере Кыргызстана Новости - 2020-02-14 Россия разместит новые средства ПВО на севере КыргызстанаРоссия планирует разместить новое оборудование противовоздушной и противоракетной обороны и беспилотники на своей авиабазе возле города Кант на севере Кыргызстана, сообщил заместитель начальника Генштаба вооруженных сил Кыргызстана Нурлан Киришеев. Россия от 2003 года использует в Кыргызстане как свою авиабазу Кант – военный аэродром в Чуйской области за 20 километров на восток от Бишкека – и […]
  • Пьяный сын Порошенко подпевал русскому рэперу Face в ночном клубе Лондона (Видео)Пьяный сын Порошенко подпевал русскому рэперу Face в ночном клубе Лондона (Видео) Во время выступления известного российского рэпера Face в Лондоне заметили сына бывшего президента Украины Михаила Порошенко. Видео опубликовал нардеп от фракции «Слуга народа» Александр Дубинский. На нем видно, как Михаил Порошенко, поднялся на сцену, после чего Face прокричал «русские в Лондоне». У юноши на видео несколько нарушена координация движений, вероятно он был пьян. «Между тем, концерт рэпера Face состоялся 21.02», - написал Дубинский акцентируя, что […]
  • Польская полиция возбудила дело против львовского преподавателя через наклейку с трезубцем на автоПольская полиция возбудила дело против львовского преподавателя через наклейку с трезубцем на авто Новости - 2018-11-23 Польская полиция возбудила дело против львовского преподавателя через наклейку с трезубцем на авто  Польская полиция все же открыла дело против львовского преподавателя через наклейку трезубца на его машине. Напомним, инцидент случился 17 ноября в Перемышле. Как писал , львовянина заблокировал на дороге другой водитель и вызвал полицию, потому что считал наклейку проявлением бандеризму. Как передает ZAXID. NET, полиция на месте […]
  • Львовский таксист превысил допустимую норму алкоголя более чем в 16 разЛьвовский таксист превысил допустимую норму алкоголя более чем в 16 раз Новости - 2018-07-24 Львовский таксист превысил допустимую норму алкоголя более чем в 16 разПатрульные заметили на улице Шота Руставели в водителя такси признаки алкогольного опьянения. Экипаж полиции обнаружил вчера, 22 июля, во время патрулирования на улице Шота Руставели такси «Opel Astra» на иностранной регистрации, который стоял с нарушением правил дорожного движения. Инспекторы подошли пообщаться с водителем и сразу увидели у него признаки алкогольного опьянения. […]
  • Во Львове отреставрируют уникальный балкон с элементами, которые напоминают венецианское палаццоВо Львове отреставрируют уникальный балкон с элементами, которые напоминают венецианское палаццо Новости - 2017-10-23 Во Львове отреставрируют уникальный балкон с элементами, которые напоминают венецианское палаццоВо Львове, в доме-памятнике архитектуры, на ул. Чупринки, 50-52, начали восстановление углового балкона. На восстановительно-реставрационные работы выделили 1,3 млн грн. Об этом рассказала начальник управления охраны исторической среды ЛГС Лилия Онищенко, передает «Вслух». Отметим, дом-замок на ул. Генерала Чупринки, 50-52 является памятником архитектуры […]
  • В Львове историческую памятку перекроет двухэтажное стеклянное кафе?В Львове историческую памятку перекроет двухэтажное стеклянное кафе? Новости - 2017-11-30 В Львове историческую памятку перекроет двухэтажное стеклянное кафе?На ближайшем заседании исполкома Львовского горсовета в пятницу, 1 декабря, будет рассматриваться вопрос об утверждении градостроительных условий и ограничений для строительства кафе на на ул. Генерала  Чупринки, 70-А. Об этом сообщила общественная активистка Анна Биликивська в Фейсбук. Готовится очередное преступление против исторической среды нашего города. Снова […]
  • На Львовщине поджигатели травы уничтожили имущество молодоженов (фото)На Львовщине поджигатели травы уничтожили имущество молодоженов (фото) Новости - 2019-03-16 На Львовщине поджигатели травы уничтожили имущество молодоженов (фото)На Бродовщине молодая семья пострадала от поджигателей сухой травы. Пасечники Кристина и Павел Кулинци из хутора Казаки Бродовского района готовят жалобу в местную полицию на поджигателей сухой травы. В субботу, 9 марта, огонь перекинулся на их частное подворье. В пожаре сгорели материал для сауны, деревья и кусты, сообщает портал ЛМН. Родителям хозяев и пожарным удалось спасти […]
  • «О существовании брата узнал после пленок»: Криклий прокомментировал «пленки Ермака»«О существовании брата узнал после пленок»: Криклий прокомментировал «пленки Ермака» Новости - 2020-04-13 «О существовании брата узнал после пленок»: Криклий прокомментировал «пленки Ермака»«Если говорить о пленках, то, честно говоря, о существовании брата я узнал только после пленок. То есть я его лично не знаю. Более того, не смотрел весь материал, но я там не слышал ни о себе, ни о ком. Все те фамилии, которые звучали, там можно посмотреть, что никто и нигде у нас точно не работает. Потому, что это было – я не знаю. Мне трудно комментировать. Пусть […]
  • В двух районах Львовщины люди попали в реанимацию из-за укусов змейВ двух районах Львовщины люди попали в реанимацию из-за укусов змей Новости - 2018-05-01 В двух районах Львовщины люди попали в реанимацию из-за укусов змейДвое жителей Львовской области попали в больницы в состоянии средней степени тяжести из-за укусов змей.   Об этом информирует Департамент по вопросам гражданской защиты Львовской ОГА, пишет ТРК Львов. Так, в реанимационное отделение Стрыйской ЦРБ госпитализировали жителя села Родятичи, 1970 года рождения с диагнозом. укус змеи в область правой кисти. В связи с […]
  • Россия кораблями вывозит куда-то танки из Черного моряРоссия кораблями вывозит куда-то танки из Черного моря Новости - 2016-05-09 Россия кораблями вывозит куда-то танки из Черного моряНа борту одного из российских военных кораблей, которые в воскресенье, 8 мая, прошли через Босфор, были два замаскированные танки. Об этом сообщает турецкое издание Hurriyet. Российский корабль "КИЛ-158" прошел через Босфор в направлении Мраморного моря в 8:30 по местному времени. Крановое судно ВМС РФ с надписью "КИЛ-158" на борту вошло в пролив с Черного моря. […]
  • Первые олимпийские медали Рио едут во Львов и Горишные ПлавниПервые олимпийские медали Рио едут во Львов и Горишные Плавни Новости - 2016-08-21 Первые олимпийские медали Рио едут во Львов и Горишные ПлавниЛьвовянин Тарас Мищук и спортсмен из Верхних Плавные Дмитрий Янчук завоевали бронзовые медали в соревнованиях каноэ-двоек на 1000 метров. Украинские спортсмены уступили дуэтам из Германии и Бразилии, оставив позади россиян.  . (adsbygoogle = window.adsbygoogle || []).push({}); […]
  • Во Львове врача Данкова осудили к году лишения свободыВо Львове врача Данкова осудили к году лишения свободы Новости - 2017-11-02 Во Львове врача Данкова осудили к году лишения свободыСегодня, 2-го ноября, в Шевченковском районном суде Львова объявили приговор Олегу Данкову, заведующему родильным отделением 3-й городской клинической больницы, который был подозреваемым в ненадлежащем исполнении профессиональных обязанностей, что привело к смерти ребенка во время родов. Об этом сообщает Твой Город. Суд вынес приговор врачу. год лишения свободы и еще год запрета заниматься […]
  • Завтра во Львове почтят память генерала КульчицкогоЗавтра во Львове почтят память генерала Кульчицкого Новости - 2017-05-29 Завтра во Львове почтят память генерала Кульчицкого29 мая 2017 года, на третью годовщину со дня гибели Героя Украины, одного из создателей Национальной Гвардии Украины генерал-майора Сергея Кульчицкого, во Львове состоятся поминальные мероприятия. Об этом сообщили в пресс-службе Национальной Гвардии. Мероприятия по чествованию памяти Сергея Петровича состоятся на территории 2-й Галицкой бригады Национальной гвардии Украины, в гарнизонном храме […]
  • Во львовском лицее установят камеры видеонаблюдения после случаев буллингуВо львовском лицее установят камеры видеонаблюдения после случаев буллингу Новости - 2019-03-02 Во львовском лицее установят камеры видеонаблюдения после случаев буллингуВо львовском лицее им. Василия Стуса установят камеры видеонаблюдения после случаев буллингу. Об этом сообщает Zaxid.   Родители одного из учеников, который учится в 6-Б классе этого лицея, утверждают, что их сына Илью бьют одноклассники. К тому же администрация учебного заведения и родители одноклассников мальчика настроены против их 12-летнего сына. Отец парня […]

Related posts:

Leave a Reply