Право умереть без боли

Право умереть без боли

Ежедневно от рака в Украине умирают 260 человек, а обезболивающие получает лишь один из десяти пациентов Только один из десяти неизлечимо больных украинцев, которые страдают от непрерывной боли (порой даже годами), отримуэ обезболивающие, другие же умирают долго, в страшных муках, ведь в Украине запрещены таблетированные препараты, а норма инъекционного морфина – 50 мг, тогда, когда потребность в несколько раз больше. Права на достойную смерть нуждаются 428 тысяч безнадежных пациентов, получают его только единицы. Хоспис как выход Галине – 30, более год назад ей поставили страшный диагноз – рак яичников. Она не сдавалась, боролась так отчаянно, как только можно, но и болезнь не отступала. Теперь девушке все надоело, единственное, что ее пугает – непрерывный боль в будущем.

“В 29 лет у меня обнаружили рак яичников, – рассказывает Галя. – Диагноз поставили не сразу, сначала думали, что аппендицит, потом – панкреатит, проблемы с кишківком, было много предположений, словом, все, кроме гинекологии. Полгода лечили от панкреатита, а боли были ужасные. Ходила, конечно, к гинекологу, сдавала все анализы, врач говорил, что все в порядке. Я даже замуж собиралась.

Но боль становилась невыносимой. Когда уже ни один обезболивающий препарат не помогал, мне сказали сдать онкомаркеры. К сожалению, худшие предположения подтвердились. В онкологии опять диагноз не поставили, поэтому решили делать операцию. Меня прооперировали, оказывается, опухоль была около яичников, и удалили все по женски.

Жених, разумеется, исчез бесследно. Затем – 12 курсов химиотерапии. Почти год провела в больнице. Теперь не знаю, как дальше жить и, честно говоря, зачем так жить и бояться постоянно за каждый боль внутри себя. Мне уже не хватает стойкости бороться с этой болезнью”.

Галя понимает, что ее ждет, и уже хорошо знает цену, которую придется платить за каждый день жизни, а цена – невыносимая боль, которую не может утолить ничто, кроме сильных наркотических средств. Платить такую цену соглашаются не все. одни выбирают хоспис, где могут вовремя получать анальгетики, другие – страдают на глазах у своих родных, медленно умирая дома, еще кто-то выбирает третий путь – самоубийство. Ведь только смерть может прекратить невыносимые ежедневные муки. К сожалению, рак до сих пор во всем мире остается болезнью, которая трудно поддается лечению.

Он может развиваться медленно, незаметно для больного, а может “сжечь” человека за считанные месяцы, и ничто не может стать ему помехой – ни хирургическая операция, химио– или радиотерапия и др. Для многих онкобольных единственный шанс на достойную, отчасти безболезненную смерть – паллиативная помощь, которая, помимо облегчения боли и лечения симптомов, призванная оказывать психологическую и духовную поддержку, решать социальные, юридические и даже этические вопросы. Составной частью паллиативной помощи является хосписная, то есть помощь больному в конце его жизни, в основном речь идет о последних полгода жизни человека. Ежедневно в Украине от рака умирают 260 человек. По информации экспертов Ассоциации паллиативной и хосписной помощи в Украине в системе МИНЗДРАВА Украины действуют пять стационарных хосписов и 12 паллиативных отделений, рассчитанных в целом на 501 стационарное кровать.

Семь центров профилактики и борьбы с ВИЧ/СПИД имеют до 50 хосписных коек. Еще четыре хосписы являются благотворительными учреждениями, а их соучредителями являются местные управления здравоохранения, они рассчитаны на 75 коек. Эти заведения “медикалізовані”, то есть их возглавляют врачи, а функции социального работника и психолога во многих случаях выполняют также медицинские работники, хотя, в основном, в подобных случаях нужен больше всего именно психолог, ведь страдает не только больной, но и родственники, которых нужно подготовить к неизбежному. Не трудно посчитать, что только с учетом больных раком, рассчитывать на квалифицированную помощь в конце жизни могут далеко не все безнадежные пациенты. По подсчетам ВОЗ, подобных заведений в Украине должно быть как минимум 4,6 тысячи.

“Шесть лет я проработал районным онкогінікологом, – говорит Олег Волков. – Я точно знаю, что хосписы не просто нужны, они необходимы. Это не дом для умирания. Это возможность уйти из жизни, не крича от боли. Это возможность сделать последние дни жизни счастливыми и спокойными”.

Умирать – это так же естественно, как и рождаться, кушать, спать, продолжать род. Избежать смерти невозможно, но говорить об этом никто не любит. Впрочем, в Европе, Соединенных Штатах многие люди заранее оставляют распоряжения на случай трагического события. реанимировать их в случае клинической смерти или не реанимировать, поддерживать жизнь искусственно или нет. Наркотики нужны не только наркоманам Как это не парадоксально, но в Украине не хватает не только хосписов и отделений паллиативной помощи неизлечимо больные страдают и из-за банальной нехватки обезболивающих препаратов.

Еще одна парадоксальная вещь, что страдания пациентов – следствие борьбы с наркоманией, точнее, речь идет о контроле за наркотическими средствами. Вот только наркоманов при этом меньше не становится, с каждым новым запретом они придумывают новые способы “кайфа”, а те, кто нуждаются в опиоидных анальгетиков, вынуждены страдать. В украинских реалиях помощь онкобольным выглядит так. врач выписывает пациенту, больному раком, морфин. Теоретически препарат можно получить в аптеке, но для этого аптека должна иметь отдельную комнату с укрепленными стенами, дорогой и надежной системой сигнализации, плюс – тонны документации.

Конечно, ни одна обычная аптека не хочет иметь с этим дело, значительно проще торговать препаратами не такой строгой отчетности. В конце концов врачи выписывают рецепт, по которому пациенты должны получать препарат в госпитале из больничных запасов. Но возникает та же проблема, что и с аптеками. небольшие больницы, тем более, сельские амбулатории не имеют возможности организовать “охрану” наркотических средств. Поэтому медработник должен, нередко, за десятки километров ехать в крупной городской больнице, чтобы получить препарат.

Опять же, врач имеет право выписать опиоид только на ограниченное количество дней, а это значит, что такие поездки по опиоидным анальгетиком нужно осуществлять несколько раз в неделю.В отличие от других европейских стран, и вопреки рекомендациям ВОЗ о том, что, если это возможно, препараты для облегчения боли следует назначать орально, Украина отказалась зарегистрировать оральную форму морфина. Не имеет таблетированной формы морфина еще одна страна – Кыргызстан. По словам Василия Князевича, председателя Украинской лиги содействия развитию паллиативной и хосписной помощи, в борьбе с наркоманией Украина зашла так далеко, что с нами никто не может сравниться. Нужно рассматривать опиоидные обезболивающие как лекарства, должны быть доступными для каждого, кто в этом нуждается. Сегодня же больной или его родственники могут взять три-пять ампул, которых хватает на один-три дня, поэтому потом снова вынуждены ехать по ним.

Тем, кто живет в селе, приходится преодолевать путь до райцентра два дня, чтобы не быть свидетелями мучений своих родных. В Украине морфин назначают только внутримышечно, а укол имеет право делать только квалифицированная медсестра. Процедура, обычно, довольно болезненна, не говоря уже о том, что медсестра должна каждый раз ехать к пациенту домой. А для обеспечения непрерывного облегчения боли морфин приходится вводить до четырех раз в день. Кроме того, согласно рекомендациям ВОЗ, нет верхнего предела для количества морфина, которое может получать пациент.

такая доза может составлять от 5 мг до 1000 мг, ее надо вводить пациенту каждые четыре часа, ведь главное – утолить боль. Украинское же Министерство здравоохранения установило, что максимальная суточная доза морфина – 50 мг. Получается, что даже тот, кто получает морфин ежедневно, не может рассчитывать на адекватную дозу утоления боли и забывает о своих страданиях разве что на несколько часов. Даже в Государственной службе контроля за оборотом наркотиков обеспокоены нынешней ситуацией в стране. За недостатком опиоидных анальгетиков Украина занимает предпоследнее место в Европе, хуже ситуация только в Македонии.

Недавно представила свой отчет и международная организация “Human Rights Watch”, которая осуществляла мониторинг использования анальгетиков в паллиативной и хосписной медицине в Украине, согласно которым обеспеченность современными обезболивающими опиоидными анальгетиками в Украине составляет всего лишь 5-10%, а это значит, что один из десяти онкологических больных может рассчитывать на безболезненные последние месяцы своей жизни, другие – страдают от невыносимых мук. Безусловно, выход есть. во-первых, нужно внести изменения в постановления Кабинета Министров относительно порядка оборота наркотических средств, а во-вторых, наладить выпуск таблетированных опиоидных препаратов в Украине, ведь все предпосылки для этого есть, кроме, разве, доброй воли народных избранников. Фото: bnews.kz.

Related posts:

Leave a Reply