“Пчелы – это зрелое гражданское общество”

Игорь Михайленко – заведующий Жидачевского районного методического кабинета Жидачевской РГА. И несмотря на работу, его главным занятием является пчеловодство. До пасеки Игоря Михайленко в селе Мазуровка Жидачевского района приезжаем с самого утра. Заходим в сад, что возле дома. Воздух свежий от утренней прохлады.  Между деревьями рядами стоят около 40-а  разноцветных ульев – серые, синие, коричневые… Пчел еще не видно и не слышно.– Сейчас им еще холодно, вот они и не вылетают.

Когда очень жарко, то уже в 6 утра начинают гудеть, – говорит пасечник.Господин Игорь с пчелами знаком с детства – отец имел несколько ульев. Так увлекся и сейчас сам удерживает большую пасеку. Каждый раз собирает около 150-ти литров меда. Для него пчелы – это психотерапия, а когда кусают, то чувствует себя здоровее, перестают болеть суставы. Говорит, может выдержать до 50-ти укусов пчел.

Если же человек не так стойко переносит укусы пчел,  надо выпить несколько граммов водки – алкоголь, попадая в кровь, нейтрализует пчелиный яд. Сам Игорь Михайленко живет и работает в Жидачове, но каждый раз, когда только есть свободная минутка, едет в село. – Каждый мед имеет свой вкус. Люди считают, что лучший травяной. Моя мама – что гречишный.

Формула гречишного меда равна формуле популярных витаминов. В темных медов, которыми являются августовские – гречневые, много полезных веществ и микроэлементов, в светлых  – травяных – не так много. С другой стороны, светлый мед лучше усваивается – он более мягкий, – объясняет, пока пчелы еще спят, пасечник.  Господин Игорь советует покупать мед только у пчеловода, которого хорошо знаете. При промышленном производстве меда пасечники, чтобы уберечь пчел от болезней, добавляют на зиму в сахар, которым их кормят, антибиотики.

Тогда и мед, который производят такие пчелы, есть с антибиотиком. Следовательно вместе с купленным медом человек потребляет ненужный антибиотик. – Есть очень много инфекционных болезней, в связи с нарушением экологии, передаваемых от пчелиной семьи к семье. Это и американский, и европейский гнилец, парагнилець. И самая распространенная болезнь – это варроатоз, пчелиный клещ.

В Европу его занесла человек при скрещивании пчел разных видов – индийской и европейской. У меня была одна больная семья, то я ее сжег. Потому использование препаратов снижает иммунитет пчел. И сахаром тоже не кормлю своих пчел – оставляю им на зиму последний мед, – рассказывает пчеловод.Тем временем, на дворе уже изрядно припекает солнышко, среди ульев начинаем слышать легкий  гул – пчелы посылают первых “разведчиков”. Возвращаются они к улью с маленькими белыми “сапожками” на ногах – это пыльца.Пасечник убежден, что людям надо учиться у пчел самоорганизации:– Там нет – не хочу, не могу, не буду, от рождения заложено, что именно каждый должен делать.

Самое интересное, что там никто не руководит. Они все сами знают. Это есть зрелое гражданское общество. Пчелы-разведчики летят первыми, находят взяток – то есть цветок, возвращаются в улей и сообщают другим, где он расположен. Общаются медоносы с помощью специальных танцев.

Покачиванием брюшка и взмахами крыльев они показывают, на каком расстоянии от улья и даже под каким углом от  солнца наполнены пыльцой  цветы. За “разведчиками” летят уже тридцать-сорок медоносных пчел. В резервуаре, в брюшной полости пчелы  хранят мед. Его отдают в улей  пчелам-“приймальницям”. – Здесь все по иерархии.

Первых три дня пчелка помогает  чистить улей, затем принимает мед и  размещает в ячейках, вентилирует, если нужно. За 10 дней от рождения может летать и выполнять определенные функции.Чтобы подойти ближе к ульям, одеваем шапки с защитной сеткой для лица. Господин Игорь надевает белую рубашку и шапку, в руках держит  нечто похожее на маленький дзбан. Это дмух – оттуда курится дым, которым успокаивают пчел.– Видите, у меня на рубашке черные пятна – это прополис, со временем любая одежда пасечника превращается в хаки – становится в пятнах от прополиса, который ничем не вывести. Есть специальный “єврокостюм” – с головы до ног закрывает все тело.

Пчелы могут кусать  – и ничего. Пчелы озлобляются и становятся раздражительными –  мне такое не нужно. Поэтому я работаю или в белой рубашке или в куртке, на голову – обычная маска. Подходим ближе к улью. Воздух приятно пахнет медом.  Пасечник открывает крышку, дышит дымом.

– Пчелы, как все живое, когда-то жили в лесу, поэтому в них заложено, что запах дыма означает, что где-то пожар. Они тогда набирают в себя больше меда, становятся тяжелыми и неповоротливыми, следовательно меньше кусают.  А так этот дым им не вредит, – объясняет господин Игорь. И одновременно вытягивает рамку, сверху до низу обліплену пчелами. –  Подержи, не бойся.  И я все же боюсь, но таки беру в руки рамку.

На ней тысячи пчелок, каждая что-то делает,  но меня не кусают. –  Вот это и есть прополис, – показывает на стыки рамок пасечник. –  Все места стыка обработаны им. Пчелы его собирают с почек сосны, ольхи… А тут – рамка с незрелым медом. А вот именно начинают “упаковывать” мед, – он абсолютно готов к сбору,  – показывает другую рамку господин Игорь.

– Рой получается, – кричит вдруг из-за забора сосед Михайленко, Тарас. Пчелы тучей вылетают из улья, стоящего вблизи забора. – Игорь, смотри, чтобы рой не убежал, он что-то на хату идет, – говорит Ольга, мать пасечника. –  И нигде он не денется, –  уверенно говорит господин Игорь. И показывает нам пчелу, которую держит в руке.

– Вот наш толстый друг – трутень, он совсем не кусает.  – Вот сейчас поймаю этот рой и брошу его к трутневої семьи – матка пропала или птица склевал. Пчелы, когда нет матки, начинают сами друг друга кормить маточным молочком и откладывать яйца, но они не оплодотворены трутнями, и поэтому из них вылупляются одни трутни, и такая семья обречена. А я дам эту новую.Розізнаються между собой члены семьи за помощью запаха. Поэтому никого чужого они не пустят к себе “домой”. А запах – это феромоны, что расположены на теле матки, когда их ароматы исчерпываются, пчелы начинают думать об “избрании”  новой королевы.  Затем перед ее вилупленням из специального яйца рой с силой, как лавина, выходят из улья. Тем временем рой садится на яблоню до соседа, господина Тараса.

  Господин Игорь берет лестницу и  рійник – специальную коробку, чтобы ловить пчел. Трясет несколько раз веткой. И все же рой не падает, пасечник дышит дымом, пчелы  начинают суетиться. Наконец с гулом падают в рійник. Лазают по пасечнику, по рукам, голове.

Мы с опаской відсахуємося. Дальше смелее подходим ближе. Пчелы полностью облепили стенку  рійника. Теперь остается ждать, пока они сами начнут  залезать. Гул, как от вертолета.

Игорь, чтобы было быстрее, окучивает пчел, подталкивает их большим черным пером. – Матку, как правило, ловлю стаканом, потом в рійницю ставлю, и все пчелы летят за ней. Здесь так не получилось, – говорит господин Игорь.Главное с пчелами – не бояться, потому что когда у человека выделяется адреналин, они слышат его и становятся агрессивными. Рійник с насекомыми нужно поставить в холод, чтобы успокоились. В конце визита на пасеку пробуем мед и сопутствующие продукты.

Больше всего нравится забрус – вещество, которым пчелы упаковывают готовый мед в сотах. Ее можно жевать. А также господин Игорь угощает нас медовухой летней выдержки. Для полной готовности нужно, чтобы она стояла 2 года.  Ольга Ткаченко.

Related posts:

Leave a Reply