О клевете

О клевете

Николай КНЯЖИЦКИЙ, генеральный директор телеканала TVi Это печальный день. В 1992 году я был первым журналистом в независимой Украине, против которого возбуждено уголовное дело за клевету. В интервью газете “Независимость” (бывшее “Комсомольское знамя”), которое брал журналист Юрий Радченко, я сказал, что Кравчук является лишь винтиком в мафиозной машине и даже, если бы он хотел что-то изменить, ему непросто будет это сделать. Этих слов было достаточно, чтобы возбудить дело, по которому мне грозило от 3-х до 5-ти лет заключения. Я часами просиживал в Генеральной Прокуратуре.

Дело вел, как сейчас помню, исполняющий обязанности начальника Главного следственного управления Болибок. Мне было тогда 24 года. Меня защищали адвокаты Юрий Айвазян и Виктор Никазаков, что стали известными на то время благодаря участию в деле Степана Хмары и общественной деятельности в Народном Движении.Тогда об этом деле писали много ведущих газет мира. Международная общественная мысль и заставила Леонида Кравчука сказать, что он лично выступает против возбуждения дела, которое инициировала Прокуратура. После месячных допросов дело закрыли.

Смешно было, как следователь Болибок вынужден был бегать по ближайшими предприятиях (офисами их тогда не называли) в поисках пишущей машинки с украинским шрифтом. Я отказывался общаться на негосударственном языке, а в региональных тогда еще не додумались.Теперь ситуация хуже. Судебная система полностью контролируется властями. На западный контроль власть не очень обращает внимание, как и на западную мысль. Вон Тимошенко с Луценко сидят, то почему нельзя пересадить и половину наших журналистских коллективов?!Закон этот будет касаться не только журналистов, но и граждан.

Потерпевшая от тещи Колесниченко, которой та пыталась залить нашатырь, имеет все шансы сама сесть в тюрьму после своих заявлений. А вдруг теща посчитает, что налили женщине в рот по 3 капли нашатыря меньше, а не весь флакон?Закон может касаться и депутата оппозиционера. Недавно Конституционный суд решил, что новый законопроект, который позволяет арестовывать депутатов после решения суда без согласия Парламента, является конституционным. Итак, Николай Томенко, который справедливо считает, что закон о Клевете направлен против журналистов, должен и сам быть осторожным, чтобы не стать его жертвой. Любое выступление оппозиционера в Парламенте после принятия регионального закона, может считаться клеветой, а депутата могут не только лишить мандата, но и посадить в тюрьму.Поэтому, друзья, Журавский, который любит фотографироваться с красавицами и бегать по тусовкам, из приспособленчества которого посмеивались и журналисты, и политики, даже не задумываясь пытается положить основной камень в фундамент будущей диктатуры Януковича.

Мы все заинтересованы его вытащить оттуда и выбросить на помойку, чтобы эта диктатура рассыпалась, как карточный домик в сказке Льюиса Кэрролла. Фото: drohobych.com.ua.

Related posts:

Leave a Reply