«На Майдане ты становишься другим, он тебя обязывает быть лучшим», – львовская активистка из самого сердца Євромайдану

«На Майдане ты становишься другим, он тебя обязывает быть лучшим», - львовская активистка из самого сердца Євромайдану

«Более единого, целенаправленного и жертвенного явления, чем Евромайдан я еще не видела», – сказала «Взгляду» львовская активистка, а теперь активистка главного Євромайдану, представительница Общественного сектора Василина Думан.Она прибыла в Киев 28 ноября, когда Майдан еще не загорелся миллионом сердец. За это время она поняла, что бесследно Евромайдан не пройдет, он меняет людей, и вскоре изменит антинародный режим. – Василино, расскажите, пожалуйста, чем, собственно, является Общественный сектор?- Общественный сектор – это люди, которые объединились в единое целое на Михайловской площади после разгона. До этого они были на Майдане Незалежности, организовывали поселение, питание, обеспечивали людей теплыми вещами, то есть занимались чисто функциональными моментами. Когда, собственно, состоялся разгон и обеспокоенные киевляне начали сносить еду, пожертвования, а отовсюду съезжаться люди, поток людей был настолько большим, что нужно было обеспечить четкую организацию.

Поэтому именно на Михайловской площади сформировалось среда киевского общественного сектора. А когда Майдана был возвращен статус места для общественной позиции, то Общественный сектор, вместе с рядом других организаций, таких как «Альянс», Штаб национального сопротивления от оппозиции, общественное движение «Отпор», начал выполнять привычные функции, связанные с поселением, питанием. В секторе также есть арт-центр, где активно работают художники. Если физически, территориально, то Общественный сектор – это место вокруг стелы и деревянные домики возле елки. Если говорить метафорически, то это среда людей со всей Украины.

Часть из них имела революционный опыт 2004 года, на Майдане я встретила много активистов бывшей «Черной поры». Часть людей не имеет опыта, но она активно влилась в вихрь современных событий. Теперь сектор занимается различными направлениями – от сотрудничества с оппозицией и общественными движениями, до блокировок, пикетов и креативных и творческих идей. – Что Общественный сектор успел сделать доброго, светлого и чистого. -Если говорить о доброе, светлое и чистое, то именно сектор играл на пианино ребятам из внутренних войск в правительственном квартале.

Фотографии этой акции облетели весь мир и очень сильно повлияли еще так сказать на самих бойцов внутренних войск. Это было интересно и по-доброму.Еще одна забавная акция, когда в правительственном квартале все эти границы из внутренних войск и беркутовцев, которые блокировали улицы, их автобусы и щиты украшали бумажными сине-желтыми цветочками. Это выглядело мило. Суровые ребята, которым не разрешено улыбаться и говорить, были облеплены цветочками. Таким образом те, с которыми ассоциировались кровавые события в ночь на 30 ноября, превратились почти на добряков.

– Что можно выделить еще из других творческих вещей?- Вообще для этой революции характерен всплеск плакатной и полиграфической творчества. Именно сектору принадлежит серия фантиков на тему «Евромайдан – это…», прототипом которой является собственно хорошо нам известный сюжет из жевательных резинок «Love is…» Мы решили сделать серию про Евромайдан, передавая основные ироничные моменты, позитивные посылы, которые являются актуальными и знакомыми каждому участнику акций протеста. Действительно, когда фантики распространяются, то люди соглашаются, что «так оно и есть». Как пример, название фразу «Евромайдан – это когда ты спишь по два часа и никто не считает это подвигом». Активисты Майдана действительно знают, что так было.

Ведь когда ты говорил «я спал сегодня аж два часа», то тебе еще завидовали.- С позитивом понятно, приходится прибегать к иронии, а вот с чем не забалуешь?- Мы занимались не только лайтовими открытками. Мы также брались за решение конкретных проблем. Например, когда заблокировали Майдан Независимости солдатами внутренних войск, то мы общались с бывшими силовиками и они советовали нам, что именно нужно говорить. Нам рассказали, что силовики обычно не имеют доступа к интернету, не знают хронологии событий, что сначала был разгон, а потом провокация возле Банковой с применением силы. Мол, они могут вообще не знать, что события под Банковой были провокацией, они могут не знать, кто и зачем стоит на Майдане или просто банально бояться нарушить преступный приказ.

Так у нас были команды девушек, которые пытались с ними общаться, защитить себя от потенциальной агрессии. И, знаете, есть свидетельства людей, которые изменили свое мнение о Евромайдан.- Что действительно?- Да, у нас даже были в эту субботу рейды неподалеку от Киева. Мы ездили в Бровары и Чернигов. Сейчас такое время, что люди живут в неопределенном состоянии. Поэтому автомобилисты и представители сектора поехали к этим людям и рассказывали, что делать дальше, информировали о событиях, обсуждали возможное развитие событий.

При этом мы агитировали тех, кто еще сомневался, приходилось для них опровергать немало мифов.- О которых, например, мифы говорится?- Например, им говорили, что на Євромайдані много бомжей. Мы им объясняли, что есть специальные расследования журналистов, которые показали. бездомных людей таки подвозили, но когда Майдан столкнулся с этой проблемой, то с ними на Майдане занимались организации, ведь их в один миг стало действительно очень много. Также люди еще до сих пор путают, что в провокациях под Банковой митингующие замешаны. Есть большой сегмент дезінформованих граждан, и мы будем продолжать в этом духе работать, с разными политическими движениями, доносить до людей правду.- То сколько людей насчитывает Общественный сектор, который обеспечивает жизнедеятельность Майдана?- Если говорить о менеджерах, которые занимаются функционированием Майдана, кухней, волонтерами, инфоцентром, креативом.

Если брать еще тех, которые занимаются организацией различных акций, ведением колонны, пікетуваннями, планировками, то их где-то около 80. А если говорить о волонтерскую сеть, которая имеет опыт работы, то это уже ориентировочно тысяча людей. Конечно, это постоянная ротация. Треть сектора – это активисты из Львова и Киева. В креативном отделе, например, со мной работала целая группа людей из Харькова..

Мы требуем изменить систему, а не только фамилии. Мы имеем негативный опыт 2004 года, когда произошла замена одного человека на другого, но сохранились политические правила игры, которые привели к тому, что мы должны снова участвовать в революционных действиях. Да, мы хотим полностью переформатирование политики, законодательства, чтобы общественность могла контролировать политиков. Но Общественный сектор – это не только студенчество, это тот же историк Владимир Вятрович, менеджеры, дизайнеры, журналисты, профессиональные юристы и непосредственно студенты, хотя существует еще отдельная студенческий совет.- Как все-таки выглядит сотрудничество Общественного сектора с народными депутатами?- Если говорить об официальном сотрудничестве, на всех общих советах координационного штаба присутствуют наши представители, которые имеют равную силу голоса. Что касается согласований с оппозицией, то от нас один человек, а от оппозиции значительно больше и больше из других сред.

Идет коммуникация. Если говорить о примерах конкретной помощи, то могу назвать инициативу депутата, который подал в суд на Захарченко. Есть инициативы от депутатов, когда они используют статус народных избранников на пользу общего дела Євромайдану. – Несмотря на Євромайдані сохраняется праздничный дух Рождества. Что готовит на праздники Общественный сектор?- На Николая на Майдане было очень весело.

Мы просили киевлян, чтобы те приносили подарки для людей, которые причастны к обеспечению жизни Майдана – охранникам, медикам и поварам. Киевляне активно сносили сладости и всякая мелочевка. Тогда было людно. Мы организовали домик помощника святого Николая, тогда появился сам Николай и два ангела. Они раздавали носки, сладости, перчатки по волонтерам, а потом даже посетили людей, которые стояли за деньги в Мариинском парке.

Был даже инцидент, что ту сумку пытались отобрать, порезать… Странно, конечно, хотя можно понять тех людей, которым пообещали деньги и не заплатили. Кстати, после сворачивания акции люди ходили пикетировать офис Партии регионов. Сейчас я приехала во Львов закрыть сессию и снова бегом возвращаюсь на Площадь – встречать Новый год. Уверена, что сектор будет организовывать разнообразные акции. Пока можно быть со своим народом, сектор будет пытаться мобилизовать людей.

– Получается, что Общественный сектор является сердцем Євромайдану?- Я не могу быть незаангажированной, поскольку работаю внутри Майдана. Но я очень люблю этих всех людей.- Василино, что Вас лично больше всего проняло до слез за весь месяц пребывания на Майдане?- Меня захватила активистка Катя, которая в ночь на 30 была на Майдане. Все думали, что все заканчивается и все разойдутся, максимум пробудут до воскресенья до веча. Но Катя все равно сказала, что она как киевлянка останется. «Вот вы приехали из Львова и что вы потом о нас думаете, если мы вас оставим?» Я в третий раз пошла с Майдана, потому что уже не нужна была моя помощь на кухне, а Катя осталась и потом рассказывала, как все было.

То, что планшет ей разбили, то конечно мелочь, но она подходила к беркутовцам и спрашивала. «Как вы можете драться, меня бить, мы же девушки и парни, ничего вам не сделали», то беркутовец ответил. «Дібілов бить не жалко». Такие вещи делают нас жестокими и единственными, они сплачивают.Так же на Институтской, когда была попытка штурма. Я была некоторое время на передовой.

Меня поразило, насколько все держались вместе и люди были действительно готовы умирать. Я уверена, что это как раз и есть феномен Майдана. Настолько объединенного целенаправленного жертвенного явления я еще не видела. На Майдане ты становишься лучшим. Вот пример.

Идут два парня. Один курит и бросает окурок, а другой говорит. «Слышишь, ты, блин, скоро забрал окурок, ты же украинец, европеец». И тот поднимает окурок и говорит «… точно» и выбрасывает в мусорник. Эта атмосфера гордости за свою страну, пребывание на этой территории ставит для тебя высокую планку, и она повлияла на нас.

Это все не может закончиться просто так и уйти в никуда. И мы или сейчас, или в 2015 году результата своего достигнем..

Related posts:

Leave a Reply