«Мы были словно в аду». Сегодня годовщина штурма врагом Луганского аэропорта

«Мы были словно в аду». Сегодня годовщина штурма врагом Луганского аэропорта
2017-09-01
«Мы были словно в аду». Сегодня годовщина штурма врагом Луганского аэропорта

31 августа 2014 года состоялся штурм Луганского аэропорта. Противник (есть свидетельство того, что это были подразделения регулярных войск РФ) окружил аэропорт полукольцом, на утро по взлетной полосе уже ездили российские танки. Отход наших военнослужащих продолжался целый день до глубокой ночи. Последний бой, который дала врагу небольшое количество военнослужащих 1-й роты 1-го батальона 80-й ОАМБр (ныне 80-я ОДШБр), был одним из самых ожесточенных в истории российско-украинской войны. Количество противника во много раз превышала число последних защитников аэропорта, а его потери были огромны… «31 августа – это, конечно, самый яркий день, насыщенный событиями, начиная со 2-й ночи.

Это как раз моя смена была до 4-й ночи. Наш 6-й пост размещался строго на юг от терминала. Фейерверки тогда были, пожалуй, самые яркие. Что наиболее запомнилось в эту ночь – то, что такая машинка, как «Пион», она постоянно, через каждые 8 минут «клала» в одну и ту же точку. Очень точно.

Постоянно. терминал, терминал, терминал… После того, как мы вышли на связь с нашим начальником батальона, мы со второго залпа накрыли этот «Пион». 02 этот «Пион» больше не стрелял. После этого, ровно в 4.

03, по моему часах, вокруг аэропорта начался очень массированный артобстрел, по всему периметру. Это фактически начали расстреливать из минометов 2-й пост, на котором уже никого не было, 3-й, 4-й и 5-й пост, сыпали там начиная с Д-30 и заканчивая минометами 82 мм. Стало ясно, что этот день будет наш последний день там. Начиная с 7 часов, в направлении Луганского аэропорта началась полномасштабная артиллерийская подготовка, то есть обрабатывали перед штурмом все возможные позиции, где находились наши подразделения. До 11-ти часов шли бои на периметру аэропорта, и где-то около 11-ти часов первые бойцы противника уже вышли к 5-го поста (это был соседний пост с нами).

Где-то около 11. 30 мы накрыли первую группу снайперов, которые выдвинулись к нашему аэропорту и расстреливали наших танкистов, которые как раз переводили боекомплект в танке» (Сергей Грицюк, 80-я ОДШБ). **** «31-го августа утром кое-кто на дежурстве был, кое-кто спал. Я лично спал. И забежал Ковальчук (А.

Ковальчук – тогда командир 80-й ОАМБр – ред. ), командует. «Танки в аэропорту. » Много кто не понял, что это была команда.

Кое-кто сел, начало трясти, но не много таких людей было. Я, например, сначала не понял. Я не верил сначала, что их танки зашли. Я уже тогда понял, когда меня вызвал и сказал Ковальчук. «Ты занимаешь позицию возле блиндажа.

Охрана северной части аэропорта». Другой рту – другую точку. Понятно, вопросов не было, начали выходить из аэропорта. Я подхожу к выходу из бункера. Стоят мои ребята, резервная группа.

Я сначала хотел сам выбежать. Стреляли из танка. Артиллерия обстреливала. Стрелковое оружие, потому что уже тогда был огневой контакт. На расстоянии уже было видно вражескую пехоту.

И с одной стороны я, может, и испугался. А с другой… Я уже потом, когда остановился, понял, если я сейчас как командир побегу, то не буду знать, где у меня находится полуроты. Я остановился и начал выпускать людей – по два мужа. Каждому определял, кто где занимает позиции. Они выбегали.

Я сейчас многое вспоминаю тот момент. С одной стороны испугался, а с другой – нормально сделал. Потому что люди бы бежали, все в одну кучу и куда бы кто позабигав. А так я каждый распределил – кому направо, кому налево, кому прямо бежать. Кому то дерево, кому то.

Каждый выбегал в свою точку» (Юрий Руденко, командир 1-й роты 1-го батальона 80-й ОДШБ). **** «В тот день утром услышали крики. «Танки в аэропорту». Мы знали, что это уже не наши танки. Нас взяли в кольцо.

Там было около 30 танков, на нас шли. Мы были, в принципе, готовы к этому, но не совсем. Мы еще надеялись, может, подмога придет, или что-то. Может, старшее начальство что-то решит. Уже докладывают, что мы в кольце – ничего не происходит, никто не помогает.

Танки заехали со стороны терминала, со стороны первого поста, со стороны Новосветловки, со стороны третьего поста. Полукольцом они шли на нас. Они выставили по посадках заградительные отряды. Чтобы мы не могли выйти» (Виталий Кобрин, 80-я ОДШБ). **** «Основной прорыв проходил через 3-й и 1-й пост.

В 6 утра началось. Они стали заходить через 3-й пост. Посты начали отходить до 8-го – это противоположная сторона «взльотки».

Отошли остатки минометной батареи, остатки 2-й и 3-й рот (1-го батальона 80-й ОАМБр – ред. ) – там по пару человек оставалось, которые не успели отойти со своими – они попали в плен или ушли до нас – до бункера, где мы их уже забрали и выводили. То есть весь день, когда шел бой, 1-я рота (1-го батальона 80-й ОАМБр – ред. ) знала, хотя бы надеялась, что вокруг есть люди, потому что связи ни с кем не было. Мы по сторонам не смотрели – смотрели только по своих секторах – терминал и дорога к терминалу, по которой заходили колонны, с которыми работали наши ПКМ, РПГ.

Так неплохо работали – было полностью сожжено несколько единиц техники. Там еще пару человек, которые в терминале остались, оттуда работали.

Целый день мы находились в траншее. Мы заходили в бункер только для того, чтобы отнести раненых, которые были в этой траншеи, или за патронами. Работала наша артиллерия и «Точки У», работала авиация. Она работала по координатам, которые мы давали, по скоплению войск противника.

Вертолеты прилетали два раза, отрабатывали и уходили. Больше они не прилетали. Артиллерия работала постоянно» («Сухой», 80-я ОДШБ). **** «Ситуация была контролируемая до того момента, пока не начали двигаться танки. Танки пошли с трех направлений.

С нашей стороны, где мы были, ситуация более контролируемая была. Мы увидели танк, выстрелили из РПГ и прихлопнули одного танка. Уничтожили. Потом обстреляли БМП – не давали им так просто подойти. А вот со стороны восточной части аэропорта была немножко не такая ситуация.

Там больше поля было. Они просто развернулись в одну линию и начали просто все уничтожать, стирать с лица земли. И там на блокпосте было пять человек, по-моему, просто уже не могли там сидеть и отошли. И получилось так, что они зашли с этой стороны. И начали по взльотци ездит.

Танки начали ездит, буквально за 50-100 метров от блиндажа. И такая ситуация. Одну сторону держимо – северную, а что делается с южной стороны – не знаем. Южная сторона немного «провалилась». И танки с южной стороны начали ездить.

Но нам хорошо, что северо-восточная часть аэропорта тоже держалась. То есть, за счет этих двух сторон мы держали более-менее аэропорт. И даже то, что они прорвались – им пришлось отойти потом. Ибо как никак, но мы их понемногу обстреливали. Входили в огневой контакт, в ближний контакт – там 60 метров, перестрилювалися друг с другом.

И в один прекрасный момент ребята докладывают, что услышали, как русские говорят, мол. ну их на х@й. Начали уезжать уже по чуть – чуть. Ребята услышали, что не так просто сказаны эти слова. И это нас немного взбодрило и придало силы, что мы можем еще держаться.

Однако мы понимали. если они уходят, значит, они на этом не остановятся. Они сейчас перегруппируются – ведь местность они уже увидели…» (Юрий Руденко, командир 1-й роты 1-го батальона 80-й ОДШБ). **** «Это было около двух часов после обеда, тогда нас Ковальчук Андрей Трофимович построил, мы стали полукольцом, и он рассказал нам обстановку, что передали посты, что выхода уже нет, в два кольца стоят вражеские танки и пехота. Нам был поставлен приказ по максимуму уничтожить вражескую технику и выйти живыми.

Нас поделили на группы, около 12-ти групп. Мы находились в бункере, и был приказ выходить из бункера и зачищать территорию для выхода. Тогда единственный вариант был – или выходить, или оставаться там навек. Помню, когда наша группа выбежала, там стоял напивзгорилий БТР, механик Бтра, не знаю, каким образом он его завел – мы вскочили и быстро покинули расположение. Когда мы сели в БТР, ротный передал по рации, чтобы мы проехали все посты, ибо они были окружены.

И мы проехали все посты, собрали ребят. А у второй группы была задача по максимуму собрать раненых и «двохсотих». У каждого была своя задача. Из аэропорта мы уже выдвинулись примерно в шесть вечера. То есть с двух до шести часов мы объехали весь аэропорт по периметру, потому что ребята стояли без боекомплектов, без ничего.

Мы всех собрали, и на Бтре оказалось человек сорок. И тогда еще попал РПГ в БТР, в средние колеса, они упали, и мы выехали из аэропорта на шести колесах. Все это время были плотные обстрелы. Такое было впечатление, что мы в аду. Даже не было когда прикурить.

Они просто взяли в кольцо весь аэропорт и надвигались кольцом. Заехали танки и начали уничтожать всю технику. Просто разминали все крушили, у нас не осталось ни одной боевой единицы. САУ, минометы – все было уничтожено. Мы собрали всех и около шести вечера выехали из аэропорта.

Доехали до первого опорного пункта – это был опорный пункт в самом поле. БТР уже даже не передвигался. Мы зашли к ним, они нас накормили, даже сгущенное молоко дали. Мы ту сгущенку ели, как дети малые. Майор Ичинський был тогда старший аэропорта, он выезжал на БМП с экипажем и нас подобрал.

Мы так рады были его видеть, как маму родную. Тогда мы поняли, что нам удастся оттуда выбраться. Буквально еще час времени – и аэропорт был сдан. Эта опорная точка была километров семь от аэропорта, было видно все как на ладони, как все пылало и горело…» (Николай Попович, 80-я ОДШБ). **** «В аэропорту, когда танки зашли, осталась только 1-я рота (1-го батальона 80-ой бригады – ред.

) и управление. Со стороны русских танки были, рота десантников, механизированная рота. И еще одна рота чеченцев. Было достаточно людей, чтобы нас штурмовать. Выручала наша артиллерия немного, но все равно по взльотци уже катались российские танки.

Все происходило хаотично. Между нами связи почти не было. Когда мы передвигались по территории аэропорта, увидели, как по взльотци трое вооруженных, в российской форме, в тельняшках, ведут наших пленных. Наши идут, подняв руки. Это были люди из дивизиона.

Около десяти человек. Мы открыли огонь и таким образом отбили наших пленных. Это был огонь на поражение. Рискованно, конечно, потому что там наши были. Но выбора не было.

В плену было бы хуже, потому артиллеристов сразу убивали. Отбили мы их, и они уже бежали вместе с нами, благодарили. Одному из наших, может, мы случайно прострелили руку, и главное, что отбили» (Виталий Кобрин, 80-я ОДШБ). **** «Примерно в три часа мы отправились к позициям артдивизиона и выехали в сторону Луганска. Что мне запомнилось во время этого выезда – это не был хаотичный отход, это было более-менее организовано, когда подразделения выстраивались.

Те, кто были на 8-м посту, организованно уезжали. Больше всего запомнилось то, что люди (гражданские) все еще до конца не понимали, что происходит. когда мы проходили селение Георгиивку, они нам махали руками, приветствовали, но не понимали, что мы уже просто отходим из аэропорта… Конечно, настроение было подавленное…» (Сергей Грицюк, 80-я ОДШБ). **** «Потом уже, под вечер, командир бригады, когда понял, что в аэропорту осталась только 1-я рота и остатки тех, кто не смог уйти со своими, вызвал нас и говорит, что необходимо принимать решение. или вызываем огонь артиллерии на себя, или тут реально делать больше нечего.

Отступить тоже не вариант. Было принято решение вызвать огонь артиллерии на себя. Тогда бойцы выходили, обмотавшись украинскими флагами, то есть понимали, что артиллерия может попасть, но как-то так повезло, что артиллерия работала везде, но не по траншее, где мы сидели. Потом, когда уже начало темнеть, мы отошли в бункер, и там было принято решение идти из аэропорта. Выдвинулся розвиддозор для проверки территории от бункера до 8-го поста.

Они тоже были обстреляны. Половина розвиддозору вернулась, половина дошла до 8-го поста. Затем вернулись обратно, сказали, что можно выходить. И начался вывоз тех, кто оставался в аэропорту. Это были медики, артиллерия, остатки 3-го батальона (80-той бригады – ред.

), остатки 128-й бригады» («Сухой», 80-я ОДШБ). **** «Когда начался штурм, было очень много раненых, складывали их везде… кое-Кого уже даже в тот бункер и не дотягивали… Погибших вывозили. К тому складывали их в коридоре (бункера – ред. В туалет даже не ходили, потому что выйти невозможно было.

До меня спускали по той линии, я в бункере на лестнице стоял, иногда поднимался, и мне говорили. «Док. Не поднимайся туда. » Раненых приносили на лестницу. Если легкое ранение, то обезболивающее, перевязка – и на позиции.

Были такие, что вот его контузило, он кричит. «Голова болит. Голова болит». Его там прокапали, минут сорок, он отошел, говорит. «Все.

Я иду. Там мои ребята. » Возвращались на свои позиции. Потом мы отступили до старого терминала, приехала грузовая машина и туда складывали раненых, тех, что не могли нести. Скопом накидали.

У меня в то время впечатление было, что вроде с горкой накидали. Машина была одна…» (Андрей Кавф, фельдшер 80-й ОДШБ). **** «Наше подразделение располагался на металлургическом заводе. Задача – прикрыть те подразделения, которые выходят из Луганского аэропорта. Хорошо помню, как проводил корректировку, когда десантники вызвали огонь на себя.

До того я стрелял в окрестностях аэропорта, а здесь стрелял по самому терминале. Там был такой въезд на аэропорт, и там уже стояли танки. И помню, как выдвигались эти БТР-ы, и их обстреливали из сторон. В артиллерии такое понятие, как подбить БМП – это нереально. Чтобы попасть в танк, то надо где-четыреста снарядов выбросить.

И артиллерия выполняет такую задачу, как подавление, невозможность объектом, то есть БМП и танком, выполнять свои функции. Такая задача была поставлена мне, чтобы я проводил такое методическое обстреливания местности, пока подразделения 80-й аэромобильной бригады выйдут из Луганского аэропорта» (Владимир Гера, 24-я бригада). **** «Наш пост располагался на отрезке между Георгиивкою и Роскошным. Мы стояли, держались – до тех пор, когда уже все вышли, когда знали, что там уже никого нет. 31 августа ближе к обеду стали подтягиваться ребята из аэропорта, кто мог выходить сам.

кто с оружием, кто без, кто в тапочках. Вот так выходили. Можно сказать, голые-босые.

И с ранеными, и с «двухсотой», кого была возможность оттуда забрать. Частично шли через наш пост, а частично отходили на поселок Ленина. Все движение шло в сторону Лутугино, потом на поселок Ленина и оттуда уже в тыл.

Начинался минометный обстрел нашей позиции – со стороны Роскошного, а потом уже пошло вроде как со стороны РФ, через Георгиивку, аж оттуда, с высоты. Уже начинала потихоньку работать ствольная артиллерия по нам. » (Роман Руснак, 80-я ОДШБ).

**** «Начался массированный обстрел, и командир бригады сказал, что в девять часов будем отходить. Часть людей на тот момент уже вышла, но мы этого не знали. Не знали, кто где и что. Связи не было. Глушили – мы за 100 метров не слышали уже.

Выставили на мою роту прикрытия. Потому что сказали, что моя рота в крайнюю очередь получается. И вот, группа выходит. А моя рота начинает работать со всего вооружения в направлении противника. Вышла группа.

Прошло пять минут. Перезарядилися, дозарядили боеприпасами. Следующая группа. Разбили тогда на четыре группы, по-моему. Первая группа – то были ранены отии погибшие.

Тех людей в первую очередь отправляли – все пешком. До старого терминала было метров 300-350. Но оно все перекопано было, в окопах, в осколках. Ночью. Не так просто было пробежать те метры.

Один «Урал» тогда только приехал. На эвакуацию. Он был запакован под потолок. Люди – кого куда запихнули. Кто куда вылез.

На передние колеса лезли. Ну, всех раненых забрали. И что же дальше делает. Смотрю, половина уже свалила пешком из аэропорта. Ребята подходят.

«Командир, что дальше, что дальше. » А ты стоишь и не понимаешь, что делать. Спрашиваю, кто здесь есть из старших. Никого нет. Половина уже ушла.

Здесь стреляют. Здесь кто-то бежит. Ночь, ничего не видно, что делается. А солдаты ждут, надо что-то решать. Ну, и пошли за толпой, помаленьку из аэропорта.

Пешком. Вышли из аэропорта. Стали, посмотрели на него. Пошла слеза, что мы там были и вот так получилось. На душе тяжело, что мы так.

Сколько крови, сколько всего было. А вот так просто пришли и снесли его люди, которым не нужно. Постояли, посумували, но дальше надо идти. Затем прошли Георгиивку. На следующий день нас в Лутугино, на «Уралы», под обстрелами, вывезли на Победу, где был лагерь» (Юрий Руденко, командир 1-й роты 1-го батальона 80-й ОДШБ).

**** «Количество раненых и убитых, которая была у русских – просто колоссальная. Один из их сепарських командиров (он уже погиб) уже после взятия аэропорта в интервью (есть видео на Youtube) сказал относительно событий возле бункера. «Там находилось около 17 человек.

и это не люди – это звери. Если бы у меня такие были, я был бы уже во Львове. » Он понимал, что и количество людей, которое у него, ничего не может противопоставить тем, которые были вокруг бункера. Всю эту работу сделали 17 человек, которые охраняли бункер, и группа разведчиков, созданная из числа 1-й роты, которая носилась по аэропорту, пытаясь собрать раненых и убитых» («Сухой», 80-я ОДШБ). **** «То, что завязались там очень сильные бои, когда численность пацанов, которые оставались на тот момент в Луганском аэропорту и приняли бой.

– не могу назвать точные цифры, но в соотношении к противнику – это была колоссальная разница. Бой, который ребята дали в последний день – я думаю, россиянам никто по морде не давал, как в Луганском аэропорту. Нагорный Карабах, Грузия, Чечня.

ну разве что Чечня. И когда они узнали нашу реальную численность, которая была в аэропорту на момент штурма, они были в шоке. С учетом тех огромных потерь, которые они там понесли» («Сепар», 80-я ОДШБ).

============================= Интервью опубликовано в рамках проекта «ОБОРОНА ЛУГАНСКОГО АЭРОПОРТА». «ОБОРОНА ЛУГАНСКОГО АЭРОПОРТА» – проект БФ «Народная поддержка воинов АТО», в рамках которого планируется издание книги и создание документального фильма, посвященных героической обороне ЛАП в апреле-августе 2014 года. ============================= Сбор средств на издание книги. Карта Приватбанка 4149 4978 6982 9640 (Сергей Глотов). Для реализации проекта необходима помощь редакторов и дизайнеров.

============================= Благотворительный фонд «Народная поддержка воинов АТО» Код ОКПО 40084044 г. г в Приватбанк 26009053704694, МФО 325321 Email. nafront@i. ru Телефон. +380983619073, +380630150357, +380955232183 Facebook.

https. facebook. com/VoinamATO https.

facebook. com/ArmyForKids https. facebook. com/IstoriiBorotby/ https.

facebook. com/peremogaty/ https. facebook.

com/BookOfGlory/.

Похожие Новости

  • Украинский спорт в ноябре: турниры, которые стоит посмотретьУкраинский спорт в ноябре: турниры, которые стоит посмотреть Новости - 2020-11-05 Украинский спорт в ноябре: турниры, которые стоит посмотретьВозвращение сборных по баскетболу, гандболу и футболу, старт украинских клубов на евротурнирах и начало зимнего сезона - ноябрь обещает быть ярким на спортивные события. А Радио Свобода готово напомнить, которые турниры стоит не пропустить в последний месяц осени.9: 0! Именно так завершился матч единственного представителя Украины в женской Лиге чемпионов харьковского «Жилстрой-2». […]
  • Смертельное ДТП во Львове: столкнулись автомобиль охранной фирмы и ВМWСмертельное ДТП во Львове: столкнулись автомобиль охранной фирмы и ВМW Новости - 2019-04-18 Смертельное ДТП во Львове: столкнулись автомобиль охранной фирмы и ВМWСегодня, ночью, во Львове, на улице Любинской произошло дорожно-транспортное происшествие. Об этом сообщил координатор Стражи-1 Игорь Зинкевич, передает Смотри. Инфо. «18. 2019, в 00. 45, м. Львов, на ул. Любинской, 92 (возле АЗС «ОККО» ) произошло ДТП – столкнулись автомобиль Daewoo Lanos охранной фирмы «Танет» и автомобиль ВМW7 иностранной регистрации. Со слов свидетелей один […]
  • Звезды в новом году приготовили Садовом головокружительный успех, а Сале – испытанияЗвезды в новом году приготовили Садовом головокружительный успех, а Сале – испытания (adsbygoogle = window.adsbygoogle || []).push({}); Чтобы узнать, что 2014-й год Синего Коня принесет городскому голове Львова Андрею Садовому и губернатору Львовщины Олегу Сало «Взгляд» обратился за прогнозы до председателя Львовской региональной ассоциации астрологов «Гелиос» Олега Горбаня. В целом, как предсказывают звезды, новый год будет благоприятным и успешным для мэра Львова и полным изменениями для председателя ЛОГА.На Садовой ждут и звездный час, и накал Андрей Иванович, как […]
  • Строить мусоросжигательный завод на Львовщине будет китайская компания?Строить мусоросжигательный завод на Львовщине будет китайская компания? Новости - 2017-05-12 Строить мусоросжигательный завод на Львовщине будет китайская компания?Китайская компания Grand blue намерена построить в Червонограде мусоросжигательный завод мощностью 320 тонн в сутки с выработкой тепловой и электрической энергии. Об этом стало известно сегодня, 11 мая, во время встречи председателя Львовской облгосадминистрации Олега Синютки и представителей компании Grand blue. Об этом информирует пресс-служба ЛОГА Стороны наметили план […]
  • Сеть распространения тяжелых наркотиков разоблачили во ЛьвовеСеть распространения тяжелых наркотиков разоблачили во Львове Новости - 2018-07-19 Сеть распространения тяжелых наркотиков разоблачили во ЛьвовеРаботники внутренней безопасности НПУ вышли на след преступной группировки, которая на территории Львова сбывала героин и кокаин путем закладок. Ежедневная выручка дилеров от сбыта наркотиков составляла до 40 тысяч гривен. Во время санкционированных обысков сотрудники полиции изъяли наркотовару на полмиллиона гривен, сообщили в Гал-Инфо. К Львовского управления Департамента внутренней […]
  • На площади Яцека Куроня обустроят общественное пространство. ВизуализацияНа площади Яцека Куроня обустроят общественное пространство. Визуализация Новости - 2018-05-07 На площади Яцека Куроня обустроят общественное пространство. ВизуализацияКак сообщил заместитель городского головы по вопросам развития Андрей Москаленко, уже завтра начнут ремонтные работы общественного пространства на площади Яцека Куроня. Будет сделано новое мероприятие для людей с инвалидностью, установлена уличная мебель и высажены деревья. Об этом сообщили в мэрии. «В Львове появится еще один общественный пространство. В частности, […]
  • Три львовские спортсменки-борцы завоевали медали на турнире в КитаеТри львовские спортсменки-борцы завоевали медали на турнире в Китае Новости - 2018-07-06 Три львовские спортсменки-борцы завоевали медали на турнире в КитаеВ Китае провели рейтинговый турнир по женской борьбе «China Open». Украину на этих престижных соревнованиях представляли три спортсменки-борцы, и каждая смогла завоевать награду турнира. Всего украинки завоевали три медали из трех возможных. Об этом сообщает Галичина спортивная. Золото в весовой категории до 62 килограммов завоевала Юлия Ткач. На пути к финалу Юлия одолела […]
  • На Львовщине в системе EHealth зарегистрировалось 184 учреждения здравоохраненияНа Львовщине в системе EHealth зарегистрировалось 184 учреждения здравоохранения Новости - 2018-05-02 На Львовщине в системе EHealth зарегистрировалось 184 учреждения здравоохраненияВажным элементом перехода на новую модель оказания первичной медицинской помощи является подключение учреждений к системе «Электронного здоровья» (eHealth). Поэтому сегодня во Львовской области  в этой системе уже подключили 184 учреждения здравоохранения первичного уровня, информирует пресс-служба ЛОГА. Как информируют в департаменте здравоохранения Львовской ОГА […]
  • Во Львовском горсовете рассказали, как город зарабатывает на депозитахВо Львовском горсовете рассказали, как город зарабатывает на депозитах Новости - 2018-04-20 Во Львовском горсовете рассказали, как город зарабатывает на депозитахЗа первые три месяца 2018 года город на депозитах заработал 13 млн гривен. Об этом сообщил директор департамента финансовой политики ЛГС Олег Ищук. «Средства на депозитах - это не свободные средства, это временно свободные средства. Они имеют свое назначение и расписаны конкретно по объектам. Однако, поскольку эти объекты сдаются в эксплуатацию через 3-5 месяцев, а доходы нам […]
  • Во Львове прошла информационная акция «СтопФЕйк»Во Львове прошла информационная акция «СтопФЕйк» Новости - 2018-04-11 Во Львове прошла информационная акция «СтопФЕйк»Фото. Мария ШевцивБлизько 30 активистов молодежных общественных организаций Львова сегодня, 11 апреля, организовали в центре города информационную акцию «СтопФЕйк». Участники раздавали прохожим мотивационные листовки и рассказывали о том, как распознать в интернете ложную информацию.  Об этом сообщает  Гал-инфо. Фото. Мария Сапожников«Сегодня мы собрали молодых, активных людей, которые хотят […]
  • На Львовщине судили дезертираНа Львовщине судили дезертира Новости - 2019-05-05 На Львовщине судили дезертираНа Львовщине судили военнослужащего, который покинул военную часть в августе 2017 года и не вернулся. Суд приговорил его к пяти годам лишения свободы, однако освободил от отбывания наказания. Об этом стало Единого государственного реестра судебных решений, пишет Status Quo. Судом признано доказанным, что обвиняемый, 18. 2017 года, являясь военнослужащим Вооруженных Сил Украины, проходя военную службу по контракту на […]
  • Россия разместит новые средства ПВО на севере КыргызстанаРоссия разместит новые средства ПВО на севере Кыргызстана Новости - 2020-02-14 Россия разместит новые средства ПВО на севере КыргызстанаРоссия планирует разместить новое оборудование противовоздушной и противоракетной обороны и беспилотники на своей авиабазе возле города Кант на севере Кыргызстана, сообщил заместитель начальника Генштаба вооруженных сил Кыргызстана Нурлан Киришеев. Россия от 2003 года использует в Кыргызстане как свою авиабазу Кант – военный аэродром в Чуйской области за 20 километров на восток от Бишкека – и […]
  • Генассамблея ООН проголосует за резолюцию по КрымуГенассамблея ООН проголосует за резолюцию по Крыму Новости - 2019-12-18 Генассамблея ООН проголосует за резолюцию по КрымуГенассамблея ООН 18 декабря будет голосовать за согласованный в ноябре проект резолюции по защите прав человека в анексованому Крыму, сообщает миссия Украины в ООН Twitter. «18 декабря Генеральная ассамблея ООН рассмотрит проект резолюции о защите прав человека на оккупированной территории Крыма», – говорится в сообщении. Заседание начнется в 17:00 по Киеву. Представительство Украины в ООН […]
  • Травмирован во время штурма облсовета журналистка находится в больнице. Медики не делают выводов относительно ее здоровьяТравмирован во время штурма облсовета журналистка находится в больнице. Медики не делают выводов относительно ее здоровья Новости - 2017-05-31 Травмирован во время штурма облсовета журналистка находится в больнице. Медики не делают выводов относительно ее здоровьяТравмированная во время вчерашнего штурма Львовского облсовета беременная тележурналистка Первого Западного  и дальше находится в больнице. Как информируют источники а, пока медики не рискуют делать выводы относительно ее здоровья, констатируя, что есть определенные проблемы. Конкретный вывод врачи прогнозируют сделать […]
  • Суд постановил экстрадировать Крейга Лэнга, защита готовит апелляцию – адвокатСуд постановил экстрадировать Крейга Лэнга, защита готовит апелляцию – адвокат Новости - 2020-10-31 Суд постановил экстрадировать Крейга Лэнга, защита готовит апелляцию - адвокатАдвокат добавил, что защита воспользуется своим правом обжаловать приговор и имеет пять дней на апелляцию. До приговор Лэнг не набирает законной чили. Сейчас, по словам Веремеенко, Лэнг не находится под стражей.«Сегодня нам не повезло, но мы все еще верим в Бога. Всем, кто пришел в этот вечер и стал на мою защиту - спасибо вам. Мы подадим апелляцию и просим вас и в […]

Related posts:

Leave a Reply