Митрополит Львовский и Сокальский УПЦ КП: “Я объездил всю Украину, но такой набожности как на Львовщине не встречал”

Митрополит Львовский и Сокальский УПЦ КП:

Димитрий Рудюк Справка взгляда Митрополит Димитрий Рудюк – один из самых молодых епископов УПЦ КП. Ему всего 40 лет. Он родился 13 ноября 1971 года на Хмельнитчине в селе Криворудка, где не было церкви. После окончания средней школы Вадим Рудюк, именно так звали будущего архиерея, поступил в Киевского государственного университета им. Тараса Шевченко на исторический факультет.

Будучи студентом, Вадим несет послушание иподиакона во Владимирском кафедральном соборе. 22 января 1995 года его рукополагают в священника, а через несколько месяцев в Свято-Михайловском Златоверхом мужском монастыре постригають в монашество с именем Димитрий. Впоследствии патриарх Филарет назначает иеромонаха Димитрия наместником этого монастыря и ректором Киевской духовной академии и семинарии. 16 июля 2000 года в. Димитрия хиротонизировали в сан епископа.

27 июля 2010 года Священный синод назначает его руководить Львовско-Сокалькою епархией. В истории Львовской епархии владыка Димитрий может войти как строитель – по его инициативе в нашем городе возведут новый кафедральный собор УПЦ КП и два мужских монастыря. Там, по словам митрополита, лелеять кадры для высшего руководства Киевского патриархата. – На Киевский патриархат в последнее время усилилось давление со стороны власти. Речь идет о рейдерских захватах храмов, переманивание священнослужителей к "канонической Церкви".

УПЦ КП протестовала против такой политики. Или вы добились успеха. Можно ли считать, что гонения на КП завершились. – Гонения на Киевский патриархат начались осенью прошлого года. Они были организованы и происходили из одного центра.

Но мы выстояли и стали еще крепче. Когда Церковь преследуют, она группируется, и ее основание цементируется. В единстве мы не только выдержали это давление на УПЦ КП, но и несколько его понизили. Сейчас уже слышим от президента о готовности встретиться с представителями Всеукраинского Совета Церквей, чего мы раньше добивались. Надеемся также, что слова, которые в последнее время звучали из уст-В.Януковича, руководителей его Администрации о равном отношении ко всем конфессиям не расходиться с делом.

Ибо преследование национальной Украинской Церкви на 20 году независимости государства является нонсенсом.– Владыка, по первому образованию вы историк. Можете провести какие-то исторические параллели с нынешними событиями. – В истории Украинской православной Церкви есть немало эпизодов, фактов ее преследования. Особенно жестоко ее уничтожали в прошлом веке. Как один из примеров можно привести период национально-освободительных соревнований 1917.-21-х лет.

Вместе с самостоятельным государством появилась Украинская Автокефальная Церковь. Но прошло каких-то несколько лет и большевики ее уничтожили. Нечто похожее пытались сделать из УПЦ КП и в начале XXI века, однако сейчас уже не те времена и в преследователей ничего не получилось. – Почему духовенство  Автокефальной Церкви не ушло в подполье, как это потом сделали греко-католики, когда безбожный режим утверждался на Западной Украине. – На территорию Западной Украины большевики пришли несколько позже.

Они, образно говоря, уже насытились этим процессом и не ускоряли события на новых землях.  Пытались даже заигрывать с местным населением, изображая эдаких освободителей. К тому же сталинский режим несколько пересмотрел свои взгляды на Церковь, а потом и война внесла большие коррективы в религиозную ситуацию. УАПЦ зато после, казалось бы, окончательной ликвидации довольно быстро возродилась во времена Второй мировой войны. Потому коммунисты так и не смогли убить в украинцах дух к созиданию своей Церкви. Она существовала потом в диаспоре и некоторые связи поддерживала с Украиной.

– В УПЦ КП вы являетесь одним из самых молодых епископов. Вам  только 40 лет. Помните тот момент, когда твердо изъявили желание стать священнослужителем. – Возможно, сейчас это выглядит довольно странно, но меня крестили поздно – в шесть лет. В нашем селе не было ни храма, ни священника.

Когда-то была красивая церковь, но ее разобрали на части, а священника репрессировали за то, что он исследовал историю родного края. Воспитывала меня бабушка, она была регентом церковного хора. Бабушка настояла, чтобы меня окрестили, научила молиться и рассказывала о Боге. Само же Таинство проводили в соседнем селе. Я и до сих пор помню лицо священника и то, что происходило надо мной.

Где-то тогда впервые возникло желание стать священником. Зов свой удалось реализовать, когда поступил в Киевский университет в 1989 году. В столице я стал регулярно посещать Богослужения и тогда начал формироваться мой взгляд на церковное служение.– В детстве вы не имели возможности ходить в церковь. – В церковь я ходил, но не часто. Ближайший храм был за 10 километров от моего села, в соседнем районе.

Сообщения, как такового, не было. Вместе со старыми бабками приходилось ходить туда пешком. А духовно рос дома. Читал литературу, у бабушки  был очень хороший псалтырь Киево-Печерского печати. В шесть  лет освоил церковнославянский язык, хотя на украинском тогда читал по слогам.

Были и другие книги.  А вот Мессу часто слушал по Радио Ватикана, Би-би-Си, Радио Свобода. Если не ошибаюсь, Рим и до сих пор транслирует Богослужения в 9 часов 15 минут и радио не изменило своего формата. Меня воспитывали как православного, я понимал, что это греко-католическая Литургия, но обряд тот самый, как они подчеркивали  – украинско-византийской. Разница в том, что во время Службы они поминали Папу Римского.– Почему после школы вы решили поступать на исторический факультет. – Я очень любил историю.

Хорошо этот предмет учил в школе, читал много книг. Когда  вступил, то выбрал себе направление "Церковная история". И на религиозную тематику работы писал с первого курса. Это был такой комплекс работ, за которые я ознакомился со всем спектром вопросов. Я ходил до архивов, библиотек.

Выбрал эту профессию, чтобы быть ближе к Церкви. – Более 20 лет вы душпастирювали в Киеве. Чем галичане в религиозном, духовном смысле отличаются от надднепрянцев. – Львовщина – это очень религиозный регион. Когда приехал сюда, был несколько удивлен присутствием большого количества верующих в храмах.

Мне иногда жаль своих собратьев, которые служат в центре и на востоке государства. Я с патриархом Филаретом объехал всю Украину и видел многих людей, но такой набожности, как здесь, не встречал. Знаю, как посещают церковь на моей родной Хмельнитчине. В Галичине люди все-таки сохранили веру и желание совместной молитвы в храме. Потому что, знаете, есть много людей, которые декларируют себя христианином, но в храм часто наведываются изредка.

Это неправильно, потому что верующий человек не может себя представить без церкви. Во Львове я встретил одну женщину, которая в воскресенье присутствовала на трех Службах, говорит, что одной Литургии для нее маловато, чтобы вдоволь помолиться. – Ваш предшественник митрополит Андрей Горак любил классическую музыку, в свободное время посещал оперу. А вы имеете какое-то увлечение. Какую музыку слушаете, занимаетесь спортом?– Спортом я не занимаюсь, люблю играть в шахматы.

Слушаю церковную музыку, классическую, хоровое пение. Могу похвастаться своим довольно большим набором СD-дисков и аудиокассет с записями классической музыки. Несколько раз посетил оперу. А еще имею очень большую библиотеку – это мое второе хобби. Во Львове я перекупил ли не весь букинистический рынок.

– Владыка, а есть ли сейчас в вашем родном селе церковь Киевского патриархата. – Есть лишь часовня, но действует община УПЦ КП. В Украине есть вымирающие села. И мое село, к сожалению, одно из таких. Оно удалено от райцентра на 50 км и расположено в углу между тремя районами.

Дороги плохие, поэтому люди бегут туда, где есть лучшие условия. Но, тем не менее, я планирую когда-нибудь свести и там храм. Может, и село тогда возродится. Я стараюсь своих односельчан поддержать. Когда приезжаю, встречаюсь с ними.

На ведущую воскресенье уже 16 лет подряд вместе с родителями посещаю эти места.– На Львовщине вы планируете открыть мужской монастырь. Уже определились, кто станет его настоятелем. – Да, с кандидатурой настоятеля я уже определился. Его имени пока не могу назвать, потому что на утверждение еще надо решение Священного Синода. А он соберется в середине мая.

Тогда мы учредим в епархии монастыри. Один – во Львове, другой – в области.– Как дела с монашеским призванием среди православной молодежи Львовщины. Уже кто-то высказал желание отречься от мира. – С этим проблем не будет. Много людей обращались ко мне и уверяли, что уйдут в монастырь, как только он откроется.

Думаю, сначала костяк будут составлять юноши Львовской богословской академии. У нас есть небольшой женский монастырь в Червонограде. А нам надо иметь мужской. Он будет готовить в будущем кадры для высшей иерархии Церкви. Монастырь – это такой огонь, маяк, который указывает дорогу и притягивает верующих людей.– Через несколько дней Пасха.

Что, владыка, вы хотели бы пожелать львовянам. – Прежде всего, хотел бы пожелать, чтобы всех просветило свет Христова Воскресения. Чтобы Господь благословил львовян, и они дождались этого великого праздника в мире, душевной и телесной чистоте.Беседовал Юрий Оленець.

Related posts:

Leave a Reply