Майдан должен был начаться на Донбассе, – рассказ «львовской луганчанки»

Майдан должен был начаться на Донбассе, - рассказ «львовской луганчанки»

Война на востоке отобрала у нее друзей и заставила переехать на другой конец Украины. Анна родом с Луганщины, она журналист, однако просто невозможно работать в условиях, когда тебе закрывают рот, а все вокруг сходят с ума и зовут «Вову». Она села на поезд и приехала во Львов«.Взгляд» пообщался с Анной о ее прошлом, а она рассказала, как зарождался сепаратизм на Луганщине.«До Львова ехать мне не с кем, потому что даже не осталось друзей»В Луганске становилось все сложнее, Анна собрала вещи, купила билет на поезд и поехала. Девушка не хочет называть свою фамилию и фотографироваться, все еще опасается за собственную жизнь. Во Львове оказалась в конце ноября.

Говорит, что в городе Льва была только один раз и то проездом, когда направлялись в Карпаты, однако уже тогда ее захватила Западная Украина. «Ехать мне не с кем, потому что даже не осталось друзей, было их много когда-то, даже в начале года, но через эту ситуацию, которая сложилась, большинство из них поддержало новый режим и новую власть», – Анна на минутку останавливает рассказ, на глазах блестят слезы…Она говорит, что все-таки пыталась общаться со своими приятелями, но это были уже не те люди, после их встреч девушка чувствовала себя больной и измотанной. По пути ей пришлось миновать 20 блокпостов, как «ополченских», так и украинских. Добралась до Харькова, а из Харькова уже до Львова. В Луганске у нее остались все родные, бывшие друзья и прежняя жизнь.

Некоторые знакомы с Луганщины все еще звонят ей, однако, когда слышат, что девушка перебралась во Львов, не горят желанием общаться, лишь двояко бросают. «а… Львов… ну да».Анне удалось найти работу, сейчас она работает внештатным журналистом в одной из львовских газет, однако мечтает устроиться на постоянную работу, а еще спасибо львовянам, которые помогли ей с жильем.«Мне очень повезло, относительно жилья, помогли хорошие люди, львовяне. А еще сейчас я получаю 442 гривны от соцзащиты и еще около 800 гривен обещают от центра занятости», – с улыбкой делится она.-А как жители города к тебе относились, не было конфликтов?-Я никогда не имела никаких стереотипов о Львов. Не было никаких конфликтов, все нормально относятся. Я даже не скрываю, откуда приехала, открыто об этом говорю и все нормально меня воспринимают.«Нормальный человек не сможет там жить и работать…»Девушка рассказывает, что жить и работать в Луганске с идеей в принципе не возможно, а тем более журналистам.

– Вас преследовали?- Наше телевидение не поддерживало всего вообще. Поэтому нас гнобили, обзывали, угрожали нам. В ее родном городе было очень много «ополченцев», боевиков, террористов и разношерстных военных. Военная техника длиннющими колоннам проезжала буквально под окнами домов. Анна говорит, уже тогда было понятно, что готовится что-то серьезное, люди догадывались к чему это все может привести.

А потом был пресловутый референдум, который оказался самым настоящим фарсом и показухой. «На референдуме, который был 11 мая, я работала корреспондентом, конечно, не принимала в нем участия. Там были формальные бюллетени, когда я попросила мне их показать, набрали депутата городского совета и по телефону он сказал, что у нас пресса не работает, покиньте помещение и ничего не фотографируйте», – рассказывает Анна.Спустя одни за одними люди выходили на митинги, на которых все звали «Вову». Большинство поддерживало их, приходило немало пенсионеров, которые тоже ждали прихода «новой честной власти». Девушка не берется судить были ли митингующие проплаченными, говорит что были и «идейные», которые действительно на что-то надеялись.-Как ты думаешь, почему люди поддержали это все?- Честно говоря, этот вопрос для меня остается открытым… я и сама не розуміюМайдан должен был начаться на ДонбасіГанна откровенно удивляется, что Донбасс так долго молчал, ведь за 5 лет его практически довели до ручки.«Я вообще думала, что такие масштабные события, как Майдан, должны были начаться там, на Донбассе.

У нас была первая волна сокращений, вторая волна сокращений, уменьшение заработной платы. Последние 5 лет регион убивала коррупция, частный бизнес, эти копанки…Люди все это видели, нарастал социальный негатив», – говорит девушка.Она до сих пор не понимает, почему вместо того, чтобы бороться с чиновниками-регионалами, люди принялись звать «Вову». Убеждает, что на Донбассе немало умных, интеллигентных порядочных людей, однако в тот раз парадом правили другие….

Related posts:

Leave a Reply