Маленькое чудо

Маленькое чудо

«Ночью я молилась, а днем …пряталась от врачей. Перестала ходить в женскую консультацию, потому что уже не было сил слышать от медиков, что «женщине на искусственной почке рожать нельзя» Жительница села Верещица Яворивского района Львовской области Снежана Жинчин, которой уже шесть лет врачи спасают жизни с помощью искусственной почки, родила девочку…- Это действительно подвиг молодой матери. – говорит заведующий родильным отделением Новояворовской районной больницы Богдан Хмилевський. – Медики не гарантировали Снежане, что она сможет выносить, тем более родить ребенка. Предупреждали о негативном влиянии ее больных почек на протекание беременности.

Говорили, что очень часто развивается анемия беременных, нарушается функция плаценты – все это может привести к нарушению развития плода. Молодая женщина внимательно и не споря выслушала врачей, но от своего намерения рожать так и не отказалась. Она так стремилась иметь ребенка, что готова была за материнство заплатить собственной жизнью!… С молодой счастливой мамой и ее маленькой Марусенькою мы встретились в маленькой квартирке, которую семья снимает в Новояворовске. На восьмом этаже панельного дома из-за неимоверной жары дышать практически нечем и малыш, наверное, через это немного капризничает.

Не помогают даже открытые окна. Про кондиционер или вентилятор даже не говорится – семья явно нуждается. В жизнерадостной хорошей хозяйки веселый характер и чувство юмора.- Я по специальности бухгалтер, но работу в родном Яворовском районе так и не смогла найти, – объясняет нам Снежана, когда успокоила дочку, и мы смогли сесть поговорить. – Протекциях не имею, как, впрочем, и денег на взятки. Мама родила нас аж десятерых, я – младшая.

Папа уже давно умер. А с 71-летней мамой Софией сейчас живет мой брат Василий. Он недавно с женой развелся из-за своего пристрастия к алкоголю. Другие братья и сестры также не из богатых. Вот и пришлось мне поехать на заработки на плантации Восточной Украины.

Хотела заработать денег на безбедную старость маме, и на лечение Василия, себе что-то отложить. На сельскохозяйственных работах  в поле работала по 20 часов в сутки. А произошло все иначе. Вернулась домой уставшей, заболела корью. Скорее всего, эта инфекционная болезнь и добила мои почки.

В 21 год я стала инвалидом первой группы. Приходится через каждые два дня ездить до Львова маршруткой на гемодиализ. А что делать, если в Новояворивской больнице до сих пор никто не додумался оборудовать кабинет с аппаратом «искусственная почка». Больным приходится ехать до Львова и даже в соседнюю… Польшу… Наш вопрос «Как же вы решились с таким диагнозом на ребенка?» смущает Снежану.

Она несколько минут молчит, машинально разглаживая руками на столе шапочку дочери. И вдруг признается:-    Больше всего в жизни я хотела стать матерью, вот и решилась. Верила, что выношу и рожу ребенка. Когда впервые почувствовала, что беременна, радости просто не было предела. Мой муж тоже обрадовался Павел.

Руки мне целовал от чувств. А мама, узнав об этом, погладила меня по голове и благословила на материнство…Радость сменилась на слезы после того, как о беременности Снежаны узнали врачи. Медики дружно просили ее прервать беременность, пророчили смерть ей и ребенку. Но молодая женщина твердо настаивала на своем. «Буду рожать».-    Ночью я молилась, а днем …пряталась от врачей, – вытерев слезинку, – рассказывает Снежана.

– Перестала ходить в женскую консультацию, потому что уже не было сил слышать от врачей, что «женщине на искусственной почке рожать нельзя». Хотелось закрывать уши руками, когда мне рассказывали, как в моем организме акопичуються вредные вещества, которые приводят к необратимым изменениям во всех органах и тканях, что приведет к гибели плода и меня самой. Скажу честно. умом я это все понимала, а сердцем нет. Словно кто-то шептал мне на ухо.

«Не переживай. Все будет хорошо. Ты получишь ребенка!». И дочку назвали Марией – в честь Девы Марии, потому что считаем – это Богородица совершила чудо и подарила нам девочку…После рождения дочери Снежана с ребенком еще четыре месяца находилась в Львовской больнице – девочка родилась  едоношеною (1,100 г). Ее пришлось положить в так называемый «инкубатор».- Боже.

Как мы переживали с мужем. – вздыхает женщина. – Словами не передать. Еженедельно на спасение нашей дочери тратили больше двух тысяч гривен. Залезли в долги.

А тут еще одна ужасная беда. Львовские врачи обнаружили у дочки порок сердца. девочку из Львовского Охматдета специальным транспортом отвезли в Киев. А мы с Павлом бросились за ней вслед поездом. В киевском Охматдете положили вместе с дочкой.

У мужа снять квартиру или поселиться в гостинице денег не было и ему пришлось ночевать на вокзале. В детской кардиологии Марии сделали бесплатную успешную операцию. А я металась между дочкой и клиникой Амосова, где мне проводили гемодиализ. И во время операции, и когда ребенок был в реанимации, я уже не плакала – слез больше не было. Только молилась, и Бог меня услышал – дочку выписали.

Правда, второй этап лечения запланирован на ноябрь, но, может, повторная операция и не понадобится. Мы низко кланяемся всем медикам Львова и Киева, которые ее спасли. Сейчас мы уже дома, если так можно назвать эту чужую квартиру, на съем которой уходит практически вся моя пенсия по инвалидности. Павел никак не может найти работу. И если бы мама не привозила молоко и овощи, умерли бы не от болезней, а от голода.

К сожалению, к ней мы переехать не можем – в нашем селе нет амбулатории… В коридоре шлепнули входные двери. Пришел хозяин.-    А вы знаете, жена сначала наотрез отказывалась встречаться с журналистами, – рассказывает, устраиваясь возле нас, Павел Шот. – Говорила, что люди будут ее осуждать, мол, сама больная, да еще и родила больного ребенка. Но я  ее таки убедил. Пусть вся Украина знает, какая она у  меня сильная духом, смелая, трудолюбивая, прекрасная мама.

Такой пример, как ее, в тяжелые времена поможет многим больным. И может, после вашей публикации в государстве начнут лучше относиться к тем, кто живет только благодаря «искусственной почке». Не понимаю, почему в самом большом районе области – Яворивскому – нет гемодиализа!. Почему надо ехать во Львов!. Вот Дрогобычу повезло.

Там на основании договоренности между городами-побратимами Дрогобычем и польским Саноком в городскую больницу поступили два аппарата гемодиализа. Но в Дрогобыч больным с Яворивского района ездить дальше, чем во Львов…О собственных проблемах Павел рассказывает не очень охотно.- Я не пьяница и не лентяй, но не могу найти нормально оплачиваемую работу. Хочу работать, чтобы нормально жить, но куда пойти в Яворовском районе, когда биржа труда аж трещит от таких, как я!. Конечно, мог бы, как другие наши мужчины, наняться к господам или сеньоров, уехать за границу на заработки. И на кого же я оставлю больных жену и дочь?.

Кто будет сидеть с маленьким ребенком, когда Снежана едет во Львов на гемодиализ?!  – растерянно разводит руками мужчина. Жена его нежно обнимает. «Мы не нищие, чтобы выпрашивать деньги у господ. Как будет, так и будет. Не пропадем.

И к чиновникам по подачки не пойдем. Я уже никому из них не верю. В Украине таких, как мы,  – сотни тысяч, миллионы!»…В Старицькій амбулатории, которая обслуживает родное село Снежаны – Верещицю, медики в шоке от самой теоретической вероятности ее возвращения с прооперированной ребенком в родной дом.-    После операции на сердце ребенок обязан находиться под нашим пристальным наблюдением, – разъяснили «точки Зрения» врачи, которые просили не называть фамилий. – Из нашего села к ним просто пешком не дойдешь, а с транспортом у нас полный «кирдык». Да и дело не только в этом.

Снежане надо трижды в неделю ездить во Львов на гемодиализ. А в Верещицы общественный транспорт ездит не часто. Женщина она, конечно, смелая, но рисковать своей жизнью не стоит…Сергей КАРНАУХОВ, Людмила ШУБИНА.

Related posts:

Leave a Reply