Маленький беглец обиделся на маму

Маленький беглец обиделся на маму

“И не надо мне от мамы подарков из Италии !!. Мне мама нужна. А она опять едет туда, на заработки!” Это сейчас 13-летний Петр (имена парня и его мамы изменены. – Авт.), как и все дети, жизнерадостный и веселый непоседа. И не скажешь, что еще несколько дней назад практически вся милиция Надвирнянского района Ивано-Франковской области трое суток искала его.

Мальчика нашли поздно вечером спящим на полу чердака административного здания заброшенного предприятия. Нашли голодного, промерзшего и разъяренного. Увидев милиционеров, школьник заплакал. Сначала он практически не отвечал на вопросы правоохранителей. Сидел всклокоченными воробьем, отвернувшись в сторону…     34-летняя жительница одного из поселков городского типа Надвирнянского района Наталья обратилась за помощью в милицию только на следующий день после исчезновения ребенка.– Около трех часов дня я попросила сына пойти в магазин за хлебом и дала ему деньги, – вспоминает Наталья.

– Он взял свой черный рюкзачок, сел на велосипед и поехал. Но к вечеру не вернулся. Позвонила своей маме. “У тебя был внук?”. “Был.

Оставил велосипед во дворе, сказал, что идет за хлебом. Больше к нам не возвращался”. Уже поздно вечером начали обзванивать знакомых и родственников,  но никто ничего не знал. Не появился дома Петр и утром. При этом, мы заметили, что он неизвестно для чего  взял из моего кошелька, что лежал на кухне, 15 евро.

Ничего не оставалось, как обратиться  с заявлением в райотдел… То, что родители чего-то не договаривают, правоохранители сразу догадались. Но выяснять подробности просто не было времени, надо было искать школьника. – Знаете, что нас тогда насторожило?  Том, что когда мы предложили родителям  сесть в наш автомобиль, поехать вместе и показать, где живут одноклассники их сына, они отказались. – недоумевает в разговоре с “Взглядом” начальник отдела криминальной милиции по делам детей управления МВД в Ивано-Франковской области Алла Лемчак.

– “Мы этого не знаем, останемся дома ждать результаты ваших поисков”. Да и о характере своего ребенка никто ничего конкретно сказать не мог. Поэтому, мы рассматривали даже самые страшные версии – самоубийство, жертва преступления. Были созданы оперативно-розыскные группы из местных и сотрудников, которые приехали из областного центра. Привезли кинологов со служебными собаками, разных экспертов.

“Отрабатывали” друзей, знакомых, одноклассников Петра, обыскали территорию довольно большого поселка, расположенную рядом лесопосадку, заброшенные ветхие строения. Наконец, к вечеру одна из поисковых групп нашла мальчика на полу чердака административного здания заброшенного предприятия. И хоть по вечерам на улице все еще холодно, со здоровьем у парня все  обошлось – по заключению медиков состояние здоровья было удовлетворительным. Привезли Петра домой, а там мама сначала на него кричала, оскорбляла и пыталась ударить в нашем присутствии. Ее сын начал плакать.

Мы решили, что отдавать его в тот момент нельзя, официально “изъяли” из семьи и временно поместили в приют… Почему нормальный парень вдруг решил убежать от родных родителей, выяснилось не сразу.     – Перед тем, как отправить сына в магазин, я попросила его почистить клетки с кроликами. Он меня не послушал,  вот я на него и накричала,  ударила несколько раз веником по спине, – признается потом Наталья в конфликте, что произошел. И сразу начинает уверять. “А так его если и бьют, то очень-очень редко.

Больше убеждаем, рассказываем, понимаем”…Первое свет в этой еще “темной” истории пролил заместитель сельского головы Василий Дячук. – Эта семья благополучная, живет в достатке, жалоб в исполкоме сельсовета на них не поступало – ни на родителей, ни на детей, – заверил он “Взгляд”. Несколько минут смотрел вдоль сельской улицы, а затем, словно размышляя, произнес. “Наталка все в Италии на заработках. Сначала была два года, потом три.

Вот сейчас “заскочила домой и снова едет. Наверное, она  потеряла духовный материнский связь со своим сыном. Мальчик подрос, достиг возраста, когда у него начинает формироваться собственное мировоззрение. А надо было искать слово, подход в общении”…Сам Петр откровенно рассказывать нам о том, что случилось, явно не хочет и пытается бросать короткими фразами – только чтобы не обижать журналистов.  – Мама сказала, чтобы я помог ей по хозяйству и убрал у кроликов, – монотонно перечисляет он нам то, что мы уже слышали.

– В этот момент вышла моя родная сестра Ирина и что-то сказала маме. И подошла ко мне, начала кричать и бить. Потом отправила по хлеб. Я заехал к дедушке и бабушке, оставил во дворе велосипед, вышел от них и решил домой больше не возвращаться. Спал в разваливающемся доме, что делать дальше не знал.

Почему сбежал. Не знаю. Бьют меня не часто, только когда заслужу. Вот, обиделся. Когда мама в Италии, конечно, скучаю по ней.

Хотя тут со мной папа,  дедушка с бабушкой, сестра…И вдруг мальчик все-таки прорвало, выдохнул наболевшее от самого сердца. “Да не надо мне от мамы подарков из Италии!!. Слышите?. Не надо. Мне мама нужна.

А она опять едет туда, на заработки!”. Он прикусывает губу и стыдливо прячет испачканной ладонью слезы, которые потекли из глаз. Это даже не плач, а тихий пронзительный детский стон. Поверьте – такое услышать взрослому действительно страшно. А Наташа, кажется, наконец поняла, какая трагедия произошла на самом деле в ее семье.

– Уехала на заработки, потому что уже очень трудная жизнь на родине, – пытается объяснить она. – Хочется заработать деньги, чтобы хоть дети хорошо жили, не повторили нашу нищенскую судьбу, получивших образование. Да, меня очень волнует их воспитание, поэтому хотела сразу поставить дочь и сына на место. А Петр себе какие-то “выводы” надумал. Решил, что если мама наказала, то его никто не любит.

Почему так получилось. Наверное, потому, что ему не хватало маминой ласки, внимания, родительских слов. А материально он имел все. Сейчас собираюсь ехать снова в Италию, но поступок сына меня очень смутил. И поездка под большим знаком вопроса.

Для меня самое главное сейчас – чтобы между нами были нормальные отношения. Признаюсь, часто слышала, что у многих заробитчан тоже проблемы с детьми. При отсутствии родителей, те отказывались есть, не вставали с кровати, не ходили в школу, попадали в криминальные истории. “Заграница” сильно сказывается на детях. Однако выхода у нас нет.

Вернуться. Куда!. В Украине все хуже, и хуже – безработица, инфляция, что ужасает, бедность… – С начала года к нам поступило 22 заявления о пропаже детей, – сообщила “Взгляду” в своих комментариях Алла Лемчак. – К счастью, их всех удалось разыскать.

Как правило, к этому приводит взаимное непонимание детей с мамой или папой. Родители – заробитчане, после нескольких лет отсутствия  приезжают домой и начинают сразу диктовать свои условия, наставления, воспитывать своих чад. Пытаясь всего за несколько дней компенсировать свое долгое отсутствие. При этом, взрослых не интересует личная жизнь собственных детей. Считают, что достаточно того, что они их материально обеспечивают.

А воспитанием, по их твердому убеждению, должны заниматься педагоги школы, законопослушностью – милиция. При этом многие родители искренне возмущаются конфликтами, которые возникают с детьми. Мол, “думаете, мне там легко. Я приезжаю и не вижу поддержки, они меня не понимают, не воспринимают, не слушают!”. А дети ждут не заграничных подарков.

А ласки, внимания, любви, извинений. И не получив этого, школьники озлобляются, обижаются и убегают из дома…  Правоохранители сначала решили применить к Наташе административную ответственность за насилие в семье и направили соответствующие материалы в прокуратуру. Но мама поняла свою ошибку, и приехала в приют к сыну, извинилась. Мальчик простил.

В комнате свиданий они обнимались, и не стесняясь никого, вместе плакали, что-то шепотячи друг другу нежное. Кажется, в эту семью, наконец, пришел мир. Только  на долго… Материал подготовлен при содействии центра общественных  связей УМВД в Ивано-Франковской области Сергей КАРНАУХОВ.

Related posts:

Leave a Reply