Львовянка рассказала о неизвестное захоронение замученных НКВД людей. Указанную территорию планируют исследовать

Львовянка рассказала о неизвестное захоронение замученных НКВД людей. Указанную территорию планируют исследовать
2017-08-26
Львовянка рассказала о неизвестное захоронение замученных НКВД людей. Указанную территорию планируют исследовать

Место захоронения замученных НКВД на Лычаковском кладбище в ЛьвовиПро тайное массовое захоронение замученных НКВД (Народный комиссариат внутренних дел СССР) людей молчала 66 лет львовянка Галина Сагайдакивська. Подростком в 1951 году она случайно увидела, как на Лычаковском кладбище из машин выгружали человеческие тела. С того времени она не имела покоя. Заговорила только сейчас, пишет Радио Свобода. Галине Сагайдакивський в 1951-м было 13 лет.

Каждое утро она бежала в школу напрямик – через Лычаковское кладбище. И однажды в начале осени, увидела такое, что поселило ужас в ее сердце на всю жизнь. «Это было начало осени, было тепло. Я тогда была то ли в седьмом, в восьмом классе. Мне было 13 лет, это был 1951 год.

Ворота кладбища всегда была закрыта на цепь и висела ржавая большая колодка, мы, дети, бегали через открытую калитку. Дитваки учились в 49-й школе, и мы так бежали сюда. В тот день я где-то метров 50 пробежала от ворот по аллее, вижу. вырыта огромная яма, на ширину аллеи, глубокая. Я увидела, что не смогу перейти, поэтому обошла несмотря могилы и услышала шум двигателя машины и лязг цепи на воротах.

Испугалась и инстинктивно присела за могилой. Вижу, что ворота открылась, въехала грузовая машина, покрытая брезентовым тентом, едет в ямы, выскочили двое или трое человек и открыли тент. Вижу. завернутые в большие мехи тела людей, увидела. торчащие из-под брезента голые белые ноги, и кое-где видно головы.

Я поняла, что это завернутые тела людей. Я сразу догадалась, что убитых, потому что тогда КГБ все боялись. Я изогнулась и потом побежала, понеслась к основному выходу на улицу Мечникова. Это где была восьмой час, сентябрь, мрачный тогда был утро. Я услышала стук, как тела бросали.

гуп-гуп-гуп», – вспоминает Галина Сагайдакивська. Этот звук тел, которые сбрасывали в яму, просто врезался в ее память. Территория вокруг Лычаковского кладбища и на самом кладбище не была окружена, ведь это было довольно безлюдное место тогда. Аллея была грунтовая, посыпана песком. Дома Галина рассказала родителям о том, что она увидела на Лычаковском кладбище утром.

«Молчи, никому ни слова, потому что окажемся в Сибири или нас расстреляют», – услышала эти слова от родителей и молчала вплоть до сегодня. Через два-три дня после увиденного на кладбище девочка решилась, но вместе с товаришками, пройтись этим местом. Галина Сагайдакивська«Увидели, что ничего не видно. гладкая аллейка, посыпанная песочком, даже на траве и на нагробках никаких остатков земли. Все выравнено, все посыпано песочком.

Я подумала бы, что мне это приснилось, если бы не шрам, который имею до сих пор, когда тогда ударилась в надгробие. Больше после этого ужасного случая никогда сюда не ходила», – вспоминает женщина. Директор музея «Тюрьма на Лонцкого» Руслан Забилый предполагает, что в сентябре 1951 года на кладбище могли привезти тела убитых с одной из этих тюрем. На грузовике могло поместиться до 25 тел. «Перевозить останки людей, погибших, могли тогда только работники НКВД, тогда МГБ, а потом КГБ.

Таким образом – это моя версия – спецслужбы могли маскировать и тайно захоронить повстанцев, которые погибли в результате проведения военно-чекистских операций или в результате деятельности оперативных групп. Потому что эти останки после идентификации в областном управлении надо было куда-то девать. Эта версия требует детального исследования, то есть следует исследовать место, указанное женщиной», – говорит историк. Показания женщины об место массового захоронения является основанием исследовать эту территорию, говорит руководитель общества «Судьба», которое занимается исследованиями таких фактов, Святослав Шеремета. «Это наш долг исследовать, потому что это может быть захоронение жертв политических репрессий.

Для этого должно быть разрешение руководства Лычаковского кладбища и городской власти. Потому что надо снять асфальтовую дорожку. Конечно, версий может быть много. Но если мы говорим о 1951-й, то это могли быть тела воинов УПА или членов подполья ОУН, которые были арестованы КГБ и убиты во время допросов или после расстреляны. В архивных делах фигурируют приговоры суда, допросы, но не указаны места захоронений.

Это режим строгой конспирации, и могут быть материалы в архивах Москвы», – говорит руководитель общества Святослав Шеремета. В городском совете пока возражений относительно проведения исследований, в связи с воспоминаниями львовянки, не имеют, но это вопрос, говорят, надо обсудить. «Бесспорно, что должны собраться условной рабочей группой, услышать все мнения и в пределах этой группы принять решение относительно показания женщины», – пообещал заместитель городского председателя Львова Андрей Москаленко. Источник. Галина Терещук, Радио Свобода.

Related posts:

Leave a Reply