Львовянин спасает секс-рабынь

Львовянин спасает секс-рабынь

Игорь Гнат вместе с товарищами по 13 лет освободил из сексуального рабства 34 женщины Таких людей называют альтруистами. Ведь работают они на свой страх и риск, не получая за работу ни платные, ни иностранных грантов. Впрочем, украинок, задействованных в секс-индустрии за рубежом, в сотни раз больше. Вот только эту профессию они выбирают сознательно – в борделях платят больше, чем за уход стариков. Сейчас – невеста, завтра – проститутка   “Да, я с Украины.

Нет, я не занимаюсь проституцией, – именно так все чаще приходится отвечать украинкам за рубежом, когда они путешествуют или пытаются устроиться на работу. Клеймо проститутки крепко прилепилось к наших соотечественниц. И неслучайно, – объясняет Игорь Игнат, директор Регионального центра социальной адаптации”, а по совместительству – охотник на женщин, попавших в сексуальное рабство. – Зарубежные бордели кишмя кишат украинскими жрицами любви. Впрочем, это не всегда добровольный выбор.

Через наивность, доверчивость, неопытность или другие причины девушка может попасть в сексуального рабства. стать жертвой садиста или сутенера, который будет выставлять ее на трассе. Таких жертв, на самом деле, единицы, но именно им помогает господин Игорь со своими товарищами. А началось все это в 1999 году”. “Долгое время мне приходилось ездить за границу, и я видел, как наши люди остаются там сам на сам со своими проблемами.

Даже земляки не спешат помогать, – рассказывает Игорь Гнат. – Тринадцать лет назад случайно нам удалось помочь одной женщине. Мы ее забрали, отвезли домой, передали родителям. Я даже и не думал продолжать эту работу. Но мама этой женщины рассказала многим людям, кто им помог.

И к нам пришла еще одна женщина, а потом – целая семья, позже – сестра еще одной девочки. Так пошло-поехало. Мы за период от 1999 года и в настоящее время разыскали 34 женщины. В этом году вернули только одну, но искали ее долго – почти год. Хотя, бывают случаи, когда на поиски затрачаємо и три года”.

Причина беды – беспечность К сожалению, чаще всего девушки попадают в беду через собственное легкомыслие, желание быстро заработать или найти себе заграничного жениха. “Они думают, что устроят себе классную жизнь, но ничего бесплатно не бывает, – продолжает господин Игорь. – Преимущественно, это девушки, которые закончили если не вуз, то, по крайней мере, училище или техникум. В Украине работу найти трудно, а хочется ли продолжать обучение, или хорошо одеваться, или же не хватает для полного счастья машины или квартиры. Конечно, поиск работы начинается за границей.

Родители, в основном, пытаются отговорить от такого шага, но соседка, которая уже много лет там работает и хорошо зарабатывает, становится весомым аргументом в пользу зарубежной поездки. Та же соседка, обычно, и помогает найти работу. Девушки открывают визы, едут в Италию, Испанию, Португалию или еще куда, а вместо желанного сказочного жизни приходится ухаживать деда-маразматика. мыть, подгузники менять, подтирать, кормить с ложки. Все это быстро надоедает и хочется найти другую работу, ведь вокруг бурлит жизнь”.

А тут еще и неожиданная любовь, и она уже мечтает, как с итальянским бизнесменом идет под венец в белоснежном платье. Вместо наемного комнатки и чужого деда – вилла на морском побережье, собственный автомобиль, прислуга. Сначала итальянец обещает помочь найти лучшую работу, потом приглашает на ужин – и тут красавец-жених превращается в албанца-работорговца, а девушка – из Принцессы в Золушку. От хозяина ночного клуба или сутенера он получает обещанный гонорар и исчезает с деньгами, а завтра он будет искать новую “невесту”. Девушка же вынуждена отработать то, что за нее заплатил хозяин.

С работорговлей связано много мифов, в частности, что живой товар стоит десятки тысяч долларов, поскольку такой бизнес связан со многими рисками. Зато, Игорь опровергает это и говорит, что далеко не всегда речь идет о больших деньгах или целую мафиозную структуру, ведь зарабатывают на работорговле и украинцы. “Есть человек за границей, который имеет ночной клуб или является обычным сутенером, – продолжает Игорь Гнат. – У него есть знакомый в Украине, которому он звонит и говорит. “Підгони мне несколько девушек, а я тебе заплачу”.

То по деревне прошелся. “Девки, кто хочет за границей работать. Прекрасные деньги будут”. Пятеро девушек отзываются. “Мы хотим.

Поехали!” Производят визы. Отвозят их на место, с мужем там рассчитываются. За каждую платят по 200 или 500 долларов, как договаривались. И все. Это криминал, он с этим не связываться.

Хотя в мире этот бизнес считается третьим по прибыльности после торговли наркотиками и оружием”. Господин Игорь убежден – принудительно никого невозможно вывезти, ведь не так легко пересечь границу. Кроме того, если сначала девушку принуждают работать в борделе, то уже впоследствии, поняв, что эта работа легче и значительно прибыльнее, она охотно продолжает. А на самом деле опасно – оказаться в лапах садиста, который может посадить на цепь или запереть в клетке, как животное, заставляя выполнять все его сексуальные извращения без жалоб и нареканий, иначе – на непокорную ждут нечеловеческие наказания. Не лучший вариант – сутенер, который своих рабынь выставляет возле трассы.

Такие девушки тоже, в основном, не получают зарплаты, кроме того, рискуют, что недовольный клиент может побить или “наградить” венерической болезнью или Спидом. Современные казаки На работорговли нынче не пиарятся разве ленивые. Десятки фондов, женских организаций пишут гранты, получают средства на работу по противодействию работорговле. Следовательно, все сводится к предоставлению консультаций, выпуска буклетов о работорговле с контактными телефонами украинских консульств во всех уголках планеты. Реально же поиском никто не занимается.

“Нам грантов никто не дает. Даже мошенниками называют”, – говорит Игорь Гнат. С другой же стороны, ему не приходится ни перед кем отчитываться, ведь никогда заранее неизвестно, удастся ли найти девушку. Поиск женщин – дело затратное. “Дорога к Италии, Испании, Греции, Турции, Португалии или еще куда, проживание, питание, в конце концов, даже до борделя никто просто так не пустит – это же не музей, чтобы туда на экскурсии ходить”, – объясняет Игорь Гнат.

Помощь наши охотники получают разве от крупной западной телекомпании, журналисты которой участвуют в поиске девушек, следовательно, снимают репортажи и показывают их по телевидению, поднимая рейтинги программ. Чтобы сэкономить на дороге, мужчины нанимаются вторыми водителями на бусы, которые возят передачи за границу и обратно. Очевидно, для Игоря Гната освобождения девушек – это генетический код, заложенный в те далекие времена, когда казаки направлялись чайками к берегам Крыма и Турции на рынки невольничі. Вот только, в отличие от запорожцев, которые имели надежду на свою саблю и верного коня, современные герои надеются лишь на собственное счастье. Работа по поиску пропавших девушек имеет много своих секретов, о которых Игорь Игнат молчит.

“Не хочу выглядеть, как какой-то супермен. Я работаю как журналист. собираю информацию, анализирую ее. А потом с друзьями думаем, что делать дальше. С правоохранителями в тех странах сотрудничаем только в крайней необходимости, когда надо выяснить, не арестовали девушку, она не в психиатрической клинике, или, не дай Бог, не погиб”.

В основном, все начинается с того, что приходится бегать по местам, где много наших заробитчан, и показывать им фотографии пропавшей – может кто-то слышал-видел.  Освобождали девушек из Польши, Чехии, Венгрии, Италии, Испании, Португалии, Греции, Турции, Голландии, Бельгии, Германии. “Относительно наказания за работорговлю, то  это вопрос очень сложный, – объясняет Игорь Гнат. – Трудно собрать доказательную базу. Во-первых, надо иметь жертву, во-вторых – того, кто ее продал, в-третьих, нужен тот, кто ее купил. Кроме того, все это еще надо доказать.

А как. Хозяин скажет. “Да она сама ко мне пришла, и она сама хочет работать проституткой, а что я ей сделаю”. Тот, кто вез, скажет, что она сама просила отвезти ее за границу. “Я ее силой в машину не тянул, на границе она не кричала”.

И это, кстати, большая проблема. Очень трудно доказать факт торговли людьми”.Становятся жертвами работорговли и те, кто ими на самом деле не был, а зарабатывал себе на жизнь проституцией вполне официально и почти законно в борделе, но после неожиданной проверки девушка, как нелегал, оказалась в полицейском постерунку. Поскольку, не имея документов, она может оказаться за решеткой, появляются истории о том, что на самом деле ее удерживали насильно и заставляли оказывать сексуальные услуги. “Есть случаи, когда родители ни сном, ни духом не знают, с чего живет их ребенок, – рассказывает мужчина. – Она рассказывает папе с мамой, что у нее проблемы, ее за долги посадили в бордель и тому подобное.

Родители просят помочь. А приезжаешь туда, хочешь ее вытащить, а она тебя сдает, говорит, что ты бандит с Украины, будто пришел ее похитить и использовать в Украине. Я возвращаюсь домой полуживой. А она себе дальше работает”. Часто девушки из-за стыда просто перестают звонить домой, а родители, боясь, что случилось самое страшное, обращаются к Игоря Гната.

Преимущественно, девушки не хотят возвращаться домой и продолжают работать в борделе. “Жертвами торговли людьми являются далеко не все, кто попал в секс-индустрию. Я раньше тоже был довольно наивным, думал, что наших девушек чуть ли не вагонами продают, как когда-то по истории учили о рабовладельческие рынки. Нет, сейчас все немного по-другому. Я не спорю, есть торговля людьми, детьми, органами, но это не массово”, – убеждает господин Игорь.

Почему Игорь Гнат освобождает украинок из рабства, объяснить трудно. Он сам не может однозначно ответить, зачем ему это, ведь, кроме морального удовлетворения, от этой работы больше ничего не получает, часто даже не благодарят. “Кто-то благодарит, а кто-то сразу забывает и не хочет вспоминать. Мы это понимаем. Кто-то открыточку на Новый год пришлет, кто-то позвонит.

А сам не хочу звонить и напоминать о пережитом жах”.Фото: life.pravda.com.ua.

Related posts:

Leave a Reply