Львовский "киборг", который был в плену "ДНР", стал отцом

Львовский "киборг", который был в плену "ДНР", стал отцом
2018-10-21
Львовский "киборг", который был в плену "ДНР", стал отцом

197 дней украинский десантник, «киборг» Александр Мошонкин находился в плену боевиков группировки «ДНР». В августе 2015 года его освободили благодаря обмену пленников и он вернулся домой, в город Буськ, что во Львовской области. О ужас пережитого старается не вспоминать. Хотя прошлое напоминает о себе физической болью. Но семья и новорожденный малыш делают чудеса в жизни бойца.

После плена Александр Мошонкин искал ответ на вопрос, почему он остался жив, находясь на грани жизни и смерти. Вскоре понял, что не все, видимо, сделал в жизни. Сегодня он не может нарадоваться своему четырехмесячному крохотном сынишке и понимает, что остался живым еще и потому, чтобы почувствовать эту невероятную радость родительской любви. Об этом пишет Радио Свобода. «Мы долго ждали рождения ребенка и имеем такую радость.

Жена назвала сына в мою честь – Александр. А потом мы уже узнали, что 8 июня именины Александра», – говорит Александр Мошонкин. Он шутит, что маленький сын его лучший антидепрессант. Потому что у него никогда погружаться в воспоминания, а тем более ими жить. Рождение малыша полностью изменило ритм жизни и, даже, мысли.

«А смысл думать, самому себя накручивать. Вспоминаю разве что с собратьями, когда встречаемся, а так стараемся об этом не говорить. Ибо все же оно напрягает. Иногда воспоминания проскакивают, где-то так мгновенно, но если в них погрузиться, то разве остается наедине сесть и плакать за бокалом. Но я отметаю эти воспоминания.

Много различных забот есть в жизни и гораздо более интересных», – рассказывает Мошонкин. «Мир крутится вокруг сына. Почувствовал, что я изменился, стал спокойнее, нет депрессии. Маленькое счастье на руках – и про все забываешь. Бессонные ночи тоже есть.

Сначала, как только вернулся из плена, то искал для себя занятие, чтобы не сидеть, тогда занялся ремонтом в квартире. Мы всей семью ремонтируем и ремонтируем, всегда есть что-то до работы и еще планов у нас хватит надолго», – добавляет «киборг». Боль напоминает о пережитом О боях в зоне боевых действий на Донбассе, контузии, 197 дней плена Александру напоминает, а скорее досаждает постоянная головная боль и проблемы со спиной. Он до сих пор еще вздрагивает на грохот или когда что-то падает, вообще тяжело воспринимает шум. Дважды в год ему приходится лечиться в военном госпитале, когда не может подняться с постели из-за боли в спине.

«Бывает такое, что мне аж ноги отказывают. А боль стабильный, уже привык, правда, когда уже невыносимо становится, то тогда принимаю таблетку. Как только что-то тяжелое подниму, или физические нагрузки очень сильные, то спина безумно болит. Поэтому не могу найти работу постоянную. Я на пенсии, получил III группу инвалидности.

Потихоньку мне все возвращается в здоровье, понимаю, что это последствия контузии и плен. Я был контужен и попал в плен, конечно, никто меня там не лечил». Не просто лечил, но и в плену Александр Мошонкин потерпел пыток, как физических, так и моральных. Он не избежал мобилизации и в ноябре 2014 года стал военнослужащим 80 аэромобильной десантной бригады. 6 января 2015 года оборонял Донецкий аэропорт.

Во время одного из боев его накрыло бетонной плитой. И под ней, с поломанными ребрами, боец пролежал более десяти часов. Только потому, что был одет в шлем и бронежилет, остался живым. Тогда же 21 января его вместе с тринадцатью другими собратьями, в тяжелом состоянии взяли в плен боевики так называемой «ДНР». С украинскими десантниками очень жестоко обращались.

В течение девяти часов украинских пленников избивали, горячим утюгом Александру прижигали руку, ломали уже поломанного и падать не давали. А потом перевезли в подвалы бывшего СБУ в Донецке, где уже получил медицинскую помощь. Жил в нечеловеческих условиях, спал на металлическом стеллажи для документов, в камере, где было 44 военнослужащие. В течение 197 дней плена Александру несколько раз удалось позвонить родным. Обещал им, что вернется и просил помнить о нем.

– Я так себе думаю, что если бы у нас тогда был наш сын, то я бы переживала уже за троих. Это было бы еще страшнее выдержать. – Если бы я знал, что здесь жена и сын маленький, мне бы очень было сложно даже осознать, что могу не вернуться и их оставить одних. Но Бог сам решает, – говорит супруга. Собратья держатся вместе Александр дружит со своими собратьями, с которыми воевал и выдержал плен, не потеряв достоинства и веры, с Любомиром Гринюхом (211 дней в плену) и Тарасом Колодием (697 дней).

Три побратимы поддерживали друг друга в неволе и помнят друг о друге сейчас. Любомир Гринюх – кум Александра. «Мы можем встретиться и поговорить обо всем, стараемся не забывать друг друга и наших собратьев, интересуемся их жизнью. Тяжелее всего прощаться. Вчера похоронили товарища из 24 бригады, смогли отдать последнюю дань уважения.

40 операций человек перенес и умер в госпитале. Это трудно осмыслить, родным никто не заменит отца, сына, мужа», – говорит Александр. Кое-кто из его собратьев не смог найти себя после службы в гражданской жизни и подписал контракт с Вооруженными силами Украины. В то же время немало и уволилось из армии. «То, что люди увольняются с контрактной службы, свидетельствует о том, что самая большая проблема в командире.

Если он не может удержать личный состав, поэтому такое случается. Командир должен уметь вести себя. Отношение к личному составу является значимым. Мы служили не за деньги, мы сознательно шли защищать страну. Сейчас многие идут в армию заработать.

Конечно, не все. Да, деньги нужны, чтобы достойно жить и не впадать в отчаяние. Но мотивация у нас была другая. Очень важно, когда мужчины идут служить по зову души. Это творит силу духа войска», – говорит бывший воин.

Для Александра ценной является поддержка его родных и он старается научиться жить после службы и, особенно, плена, полноценной жизнью, учится радоваться жизни. Потому что ни неволя, ни жестокость врага его не сломали.  .

Related posts:

Leave a Reply