“Кризис не повлиял на аппетиты политиков”

Эксперт Института политических технологий Олег Процак об особенностях национальной охоты за властью в этом сезоне Избирательная кампания стартовала официально. Реальные гонки начались еще раньше и фальстартом. Избиратели еще никогда не были настолько разочарованы в кандидатах, что почти половина из них готова проголосовать против всех или вообще не пойти на выборы. Треть населения не знает, за кого будет голосовать и даже за кого не будет. Это тоже свидетельствует о уныние.

В этих условиях результаты выборов будут непредсказуемы, а борьба за избирателя – жестче. Главные кандидаты опять не пожалеют денег и снова будут строить к выбору между черным и белым. И, несмотря на эту борьбу, кампания обещает быть скучной, ведь все скандалы и самый грязный грязь стали для людей обычными буднями. Об этом и другом в разговоре с экспертом Института политических технологий Олегом Процаком. – Олег, эта кампания будет иметь свои особенности.

– Если сравнивать с выборами 2004, 2007 годов, сейчас нет четкой определенности, нет черного и белого, как это было раньше. Если ранее мы, в большинстве, четко знали, за кого, по крайней мере, не будем голосовать, то сейчас очень много неопределившихся людей, и это подтверждает социология. Скажем, сейчас 30% избирателей еще не знают, за кого будут голосовать, а около 20% не уверены, что пойдут на выборы. Это очень высокий показатель, по сравнению с предыдущими кампаниями. На самом деле кандидаты почти не изменились, и это свидетельствует о всеобщее разочарование людей во всех кандидатах.

Кроме того, в несколько раз увеличилось количество людей, которые готовы проголосовать против всех.Больше отличий не будет, потому что мы начинаем привыкать к манипуляциям, до открытого обмана, до открытых обвинений, грязи. У нас это уже нельзя называть особенностью. – К чему приведет такая настроенность населения?– Как следствие, теперь труднее будет спрогнозировать результаты голосования. Думаю, что избирателей придет примерно столько же, как и раньше (65% – авт.), потому что сознательно человек всегда надеется на изменения. Мы имеем еще три месяца, и сейчас начнется активная борьба за ту треть населения, которая еще не определилась.

Думаю, что основные кандидаты будут делать все, чтобы снова свести к выбору черного или белого. Во-первых, это всегда срабатывает, и они это понимают. В конце концов, людям так легче воспринимать эту ситуацию, чем смотреть на большой спектр политиков. Легче поставить перед выбором между хорошим и плохим. На конец кампании будет примерно такая ситуация.

Относительно настроенных против всех, думаю, их количество снизится до 10%, не более. Поэтому борьба за эту часть электората тоже продлится.– Голоса "против всех" будут иметь влияние на результаты голосования. – Поскольку это президентские выборы в два тура, это не будет иметь значения. Другое дело, это очень нестабильный рейтинг действующего президента. Ранее мы говорили, что у него вообще нет шансов, а в августе действующий президент вышел даже на первое место, обогнав Яценюка и Тимошенко.

Затем он снова опустился на третье место. Видимо, в августе или в сентябре президент что-то не то сделал или сказал (смеется).– Журналисты полушутя спорят, кто у кого технический кандидат в паре "Ющенко-Яценюк". Вы как считаете?– Когда о выборах еще только начинали говорить, Яценюка называли преемником действующего президента. Тандем этих двух политиков сравнивали с тандемом Ельцина-Путина. Ожидали, что Ющенко передаст власть Яценюку, но через выборы.–  Только в украинском варианте рейтинги этих политиков не являются лидерами.– Так.

В конце концов, Яценюк начал критиковать политику действующего президента, он вообще начал всех критиковать и вести агрессивную кампанию. Возможно, он пытался отойти от имиджа мягкого "кролика Банни". Послушайте, что он говорит и как он говорит, можно проследить слишком много агрессии. Как на меня, кролик Банни – это очень положительный персонаж (смеется), и я не уверен, что стоило от этого имиджа так удаляться. Если же говорить, кто у кого технический кандидат, то кампании этих двух политиков стали совершенно разными (у Ющенко кампания еще не начиналась), и они больше не пересекаются.

Не известно, дойдет ли действующий президент до выборов.– Говорят, что из-за кризиса кандидаты будут более экономными, чем на прошлых гонках, их финансовые ресурсы истощены постоянными выборами… – Судя по тех оплат, которые фигурируют в Интернете, по слухам, ставки, наоборот, выросли. Поэтому не выглядит на то, что кризис повлиял на властные аппетиты политиков. Затратная кампания давным-давно началась. Более того, удивляет, что основную роль отдают политтехнологам, тем более приезжим.

Ранее в кампании пытались как-то отражать региональную отличие, в разных областях у разных кандидатов она отличалась. Сейчас эти листки, сити-лайты по всей Украине одинаковые, они не отражают электоральных настроений. Пришла группа политтехнологов, сказала, что лучше всех знает, что делать, а общественное мнение изучать не надо. В результате, мы имеем на улицах Львова русскоязычные сити-лайты, можем услышать такие вещи, которые на улицах Львова не можно говорить применительно к УПА или русского языка. Об этом можно говорить на востоке, а на западе они будут иметь только негативное влияние.

Такое впечатление, что кампания кандидатов варится в своем внутреннем среде, политтехнологам главное убедить кандидата, что они правы, а на избирателей они не учитывают. Сейчас идет борьба между "нашими" и "не нашим" политтехнологами, и мне кажется, что выиграют "не наши".– В прошлый раз тоже доминировали зарубежные гости. Впрочем, региональные особенности были учтены. – Это странно. Думаю, объяснить нынешний феномен можно тем, что кандидаты стали уверены в влиянии и пользе чужих технологий.

Эту игру кандидатам удачно навязали, и они стали марионетками в руках этих политтехнологов. На самом деле на людей эти билл-борды такого влияния не имеют. Я не уверен, что кого-то убедила индустриализация страны, один из кандидатов услышит каждого. Это расточительство, и надо выбирать реальные технологии. То, что сделал Гриценко, поселившись в Бориславе, ему больше подыграло, чем концерт всех популярных звезд.– Не будет ли эта кампания грязнее за все.

Гонки не успели стартовать, а мы уже стали свидетелями самых отвратительных скандалов.– Нет, мы просто забываем, что было в 2004 году. Вспомните, на то время уже было и отравление, и Ай-Петри. Подождите и увидите, что кампания будет, на удивление, скучной. Возможно, интереснее станет, когда вернется Балога и начнет бить по Ющенко. Думаю, от него можно ждать чего.

он имеет хороший опыт, в том числе и по Мукачево.– Кстати, куда Балога исчез?– Пошел мириться с Юлей Владимировной. Помирились, теперь Юлия Владимировна будет его использовать, поскольку сама имеет положительный имидж. Лично от Тимошенко нет никакого негатива, если вы заметили. Все ролики миролюбивые, нет критики оппонентов, по крайней мере сейчас. Для литья грязи надо будет кого-то использовать.

Балога будет той канализационной трубой, из которой будет литься много грязи, минимум на Ющенко.– Это нормально, что правила гонок постоянно меняют, кампания стартовала, когда закон о президентских выборах находился в суде?– Ни одна кампания еще не проходила по тем же правилам, что и предыдущая. Это не беда и не трагедия. Правила никогда не будут совершенны, и мы вынуждены возвращаться к прошлому. Кстати, инициативы по открепительным талонам выдвигала в 2004 году совсем другая политическая сила ("НУ" – авт.). Поэтому я не очень поддерживаю Ключковского (нардеп, НУНС – авт.), сейчас очень много рассказывает, как сильно ограничивают избирателям права, отказывая им в открепительных удостоверениях.

В 2004 году это была его же собственная инициатива, когда открепительные удостоверения стали техникой для манипуляций. С другой стороны, проблема того закона даже не в том, что они что-то там ограничивают, а в том, что он противоречит сам себе. Писали его второпях, на скорую руку разные люди, возникло много "недоработок". То есть закон очень "сырой".– Как вы относитесь к увеличению в 2,5 раза избирательного залога для кандидатов, когда баллотироваться имеют право только миллионеры?– Все прекрасно понимают, что для наших кандидатов 500 тыс. или 2,5 млн особой роли не играют.

Они могут позволить себе эти суммы.– Ну не говорите, для кандидатов более мелких партий, которые не при власти, – это деньги. Надо же и на кампанию мать.– По сравнению с теми суммами, которые идут на избирательные расходы, это залог большой роли не играет. Тем более, что все расчеты среди политиков ведут не в украинской валюте. Я не думаю, что здесь есть какая-то особая проблема. Не здесь ограничения.

Ограничения – это отказ в открепительных удостоверениях, когда членов комиссий привязывают только к их региона, ограничивают права наших сограждан, которые находятся за рубежом (на время выхода номера КСУ отменил эти ограничения – авт.).– Подняв залог, закон отменяет необходимость собирать подписи в поддержку того или иного кандидата. Что это означает. деньги важнее мнение народа?– Я вас прошу, все прекрасно понимают, что сбор подписей – это та процедура, на которую, опять же, тратят средства. Да, это была формальная вещь, которая в последние годы сводилась к тому, что студенты бегали с CD-дисками с базой данных. Все сводили к возможности заработать студентам и всем, кто этим занимался.

Потому что пока стоимость одной подписи спускалась с Киева до района, она уменьшалась втрое. соответственно, вся вертикаль на этом зарабатывала.– Да, но вам не кажется, что нивелирование всех демократических проявлений и снятия их как формальностей – это слишком беспардонно народа. Так мы рискуем перейти к избирательному процессу без участия народа.Кампания будет беспардонным при любых обстоятельствах. За тех пять лет, к сожалению, наряду с демократией и свободой слова мы имеем традицию обзывать кого и как угодно, приводить любые факты без подтверждения. От этой псевдодемократии люди устали еще больше, поэтому мы имеем столько отчаявшихся избирателей.Беседовала Юлия БАСЕНКО.

Related posts:

Leave a Reply

“Кризис не повлиял на аппетиты политиков”

Эксперт Института политических технологий Олег Процак об особенностях национальной охоты за властью в этом сезоне Избирательная кампания стартовала официально. Реальные гонки начались еще раньше и фальстартом. Избиратели еще никогда не были настолько разочарованы в кандидатах, что почти половина из них готова проголосовать против всех или вообще не пойти на выборы. Треть населения не знает, за кого будет голосовать и даже за кого не будет. Это тоже свидетельствует о уныние.

В этих условиях результаты выборов будут непредсказуемы, а борьба за избирателя – жестче. Главные кандидаты опять не пожалеют денег и снова будут строить к выбору между черным и белым. И, несмотря на эту борьбу, кампания обещает быть скучной, ведь все скандалы и самый грязный грязь стали для людей обычными буднями. Об этом и другом в разговоре с экспертом Института политических технологий Олегом Процаком. – Олег, эта кампания будет иметь свои особенности.

– Если сравнивать с выборами 2004, 2007 годов, сейчас нет четкой определенности, нет черного и белого, как это было раньше. Если ранее мы, в большинстве, четко знали, за кого, по крайней мере, не будем голосовать, то сейчас очень много неопределившихся людей, и это подтверждает социология. Скажем, сейчас 30% избирателей еще не знают, за кого будут голосовать, а около 20% не уверены, что пойдут на выборы. Это очень высокий показатель, по сравнению с предыдущими кампаниями. На самом деле кандидаты почти не изменились, и это свидетельствует о всеобщее разочарование людей во всех кандидатах.

Кроме того, в несколько раз увеличилось количество людей, которые готовы проголосовать против всех.Больше отличий не будет, потому что мы начинаем привыкать к манипуляциям, до открытого обмана, до открытых обвинений, грязи. У нас это уже нельзя называть особенностью. – К чему приведет такая настроенность населения?– Как следствие, теперь труднее будет спрогнозировать результаты голосования. Думаю, что избирателей придет примерно столько же, как и раньше (65% – авт.), потому что сознательно человек всегда надеется на изменения. Мы имеем еще три месяца, и сейчас начнется активная борьба за ту треть населения, которая еще не определилась.

Думаю, что основные кандидаты будут делать все, чтобы снова свести к выбору черного или белого. Во-первых, это всегда срабатывает, и они это понимают. В конце концов, людям так легче воспринимать эту ситуацию, чем смотреть на большой спектр политиков. Легче поставить перед выбором между хорошим и плохим. На конец кампании будет примерно такая ситуация.

Относительно настроенных против всех, думаю, их количество снизится до 10%, не более. Поэтому борьба за эту часть электората тоже продлится.– Голоса "против всех" будут иметь влияние на результаты голосования. – Поскольку это президентские выборы в два тура, это не будет иметь значения. Другое дело, это очень нестабильный рейтинг действующего президента. Ранее мы говорили, что у него вообще нет шансов, а в августе действующий президент вышел даже на первое место, обогнав Яценюка и Тимошенко.

Затем он снова опустился на третье место. Видимо, в августе или в сентябре президент что-то не то сделал или сказал (смеется).– Журналисты полушутя спорят, кто у кого технический кандидат в паре "Ющенко-Яценюк". Вы как считаете?– Когда о выборах еще только начинали говорить, Яценюка называли преемником действующего президента. Тандем этих двух политиков сравнивали с тандемом Ельцина-Путина. Ожидали, что Ющенко передаст власть Яценюку, но через выборы.–  Только в украинском варианте рейтинги этих политиков не являются лидерами.– Так.

В конце концов, Яценюк начал критиковать политику действующего президента, он вообще начал всех критиковать и вести агрессивную кампанию. Возможно, он пытался отойти от имиджа мягкого "кролика Банни". Послушайте, что он говорит и как он говорит, можно проследить слишком много агрессии. Как на меня, кролик Банни – это очень положительный персонаж (смеется), и я не уверен, что стоило от этого имиджа так удаляться. Если же говорить, кто у кого технический кандидат, то кампании этих двух политиков стали совершенно разными (у Ющенко кампания еще не начиналась), и они больше не пересекаются.

Не известно, дойдет ли действующий президент до выборов.– Говорят, что из-за кризиса кандидаты будут более экономными, чем на прошлых гонках, их финансовые ресурсы истощены постоянными выборами… – Судя по тех оплат, которые фигурируют в Интернете, по слухам, ставки, наоборот, выросли. Поэтому не выглядит на то, что кризис повлиял на властные аппетиты политиков. Затратная кампания давным-давно началась. Более того, удивляет, что основную роль отдают политтехнологам, тем более приезжим.

Ранее в кампании пытались как-то отражать региональную отличие, в разных областях у разных кандидатов она отличалась. Сейчас эти листки, сити-лайты по всей Украине одинаковые, они не отражают электоральных настроений. Пришла группа политтехнологов, сказала, что лучше всех знает, что делать, а общественное мнение изучать не надо. В результате, мы имеем на улицах Львова русскоязычные сити-лайты, можем услышать такие вещи, которые на улицах Львова не можно говорить применительно к УПА или русского языка. Об этом можно говорить на востоке, а на западе они будут иметь только негативное влияние.

Такое впечатление, что кампания кандидатов варится в своем внутреннем среде, политтехнологам главное убедить кандидата, что они правы, а на избирателей они не учитывают. Сейчас идет борьба между "нашими" и "не нашим" политтехнологами, и мне кажется, что выиграют "не наши".– В прошлый раз тоже доминировали зарубежные гости. Впрочем, региональные особенности были учтены. – Это странно. Думаю, объяснить нынешний феномен можно тем, что кандидаты стали уверены в влиянии и пользе чужих технологий.

Эту игру кандидатам удачно навязали, и они стали марионетками в руках этих политтехнологов. На самом деле на людей эти билл-борды такого влияния не имеют. Я не уверен, что кого-то убедила индустриализация страны, один из кандидатов услышит каждого. Это расточительство, и надо выбирать реальные технологии. То, что сделал Гриценко, поселившись в Бориславе, ему больше подыграло, чем концерт всех популярных звезд.– Не будет ли эта кампания грязнее за все.

Гонки не успели стартовать, а мы уже стали свидетелями самых отвратительных скандалов.– Нет, мы просто забываем, что было в 2004 году. Вспомните, на то время уже было и отравление, и Ай-Петри. Подождите и увидите, что кампания будет, на удивление, скучной. Возможно, интереснее станет, когда вернется Балога и начнет бить по Ющенко. Думаю, от него можно ждать чего.

он имеет хороший опыт, в том числе и по Мукачево.– Кстати, куда Балога исчез?– Пошел мириться с Юлей Владимировной. Помирились, теперь Юлия Владимировна будет его использовать, поскольку сама имеет положительный имидж. Лично от Тимошенко нет никакого негатива, если вы заметили. Все ролики миролюбивые, нет критики оппонентов, по крайней мере сейчас. Для литья грязи надо будет кого-то использовать.

Балога будет той канализационной трубой, из которой будет литься много грязи, минимум на Ющенко.– Это нормально, что правила гонок постоянно меняют, кампания стартовала, когда закон о президентских выборах находился в суде?– Ни одна кампания еще не проходила по тем же правилам, что и предыдущая. Это не беда и не трагедия. Правила никогда не будут совершенны, и мы вынуждены возвращаться к прошлому. Кстати, инициативы по открепительным талонам выдвигала в 2004 году совсем другая политическая сила ("НУ" – авт.). Поэтому я не очень поддерживаю Ключковского (нардеп, НУНС – авт.), сейчас очень много рассказывает, как сильно ограничивают избирателям права, отказывая им в открепительных удостоверениях.

В 2004 году это была его же собственная инициатива, когда открепительные удостоверения стали техникой для манипуляций. С другой стороны, проблема того закона даже не в том, что они что-то там ограничивают, а в том, что он противоречит сам себе. Писали его второпях, на скорую руку разные люди, возникло много "недоработок". То есть закон очень "сырой".– Как вы относитесь к увеличению в 2,5 раза избирательного залога для кандидатов, когда баллотироваться имеют право только миллионеры?– Все прекрасно понимают, что для наших кандидатов 500 тыс. или 2,5 млн особой роли не играют.

Они могут позволить себе эти суммы.– Ну не говорите, для кандидатов более мелких партий, которые не при власти, – это деньги. Надо же и на кампанию мать.– По сравнению с теми суммами, которые идут на избирательные расходы, это залог большой роли не играет. Тем более, что все расчеты среди политиков ведут не в украинской валюте. Я не думаю, что здесь есть какая-то особая проблема. Не здесь ограничения.

Ограничения – это отказ в открепительных удостоверениях, когда членов комиссий привязывают только к их региона, ограничивают права наших сограждан, которые находятся за рубежом (на время выхода номера КСУ отменил эти ограничения – авт.).– Подняв залог, закон отменяет необходимость собирать подписи в поддержку того или иного кандидата. Что это означает. деньги важнее мнение народа?– Я вас прошу, все прекрасно понимают, что сбор подписей – это та процедура, на которую, опять же, тратят средства. Да, это была формальная вещь, которая в последние годы сводилась к тому, что студенты бегали с CD-дисками с базой данных. Все сводили к возможности заработать студентам и всем, кто этим занимался.

Потому что пока стоимость одной подписи спускалась с Киева до района, она уменьшалась втрое. соответственно, вся вертикаль на этом зарабатывала.– Да, но вам не кажется, что нивелирование всех демократических проявлений и снятия их как формальностей – это слишком беспардонно народа. Так мы рискуем перейти к избирательному процессу без участия народа.Кампания будет беспардонным при любых обстоятельствах. За тех пять лет, к сожалению, наряду с демократией и свободой слова мы имеем традицию обзывать кого и как угодно, приводить любые факты без подтверждения. От этой псевдодемократии люди устали еще больше, поэтому мы имеем столько отчаявшихся избирателей.Беседовала Юлия БАСЕНКО.

Related posts:

Leave a Reply