Киевский Патриархат прокомментировал заявление Московского Патриархата относительно предоставления Томоса об автокефалии

Киевский Патриархат прокомментировал заявление Московского Патриархата относительно предоставления Томоса об автокефалии
2018-04-22
Киевский Патриархат прокомментировал заявление Московского Патриархата относительно предоставления Томоса об автокефалии

21 апреля 2018 г. Отдел внешних связей Московского Патриархата в Украине распространил заявление по поводу обращения Президента Украины к Вселенскому Патриарху Варфоломею о предоставлении Томоса об автокефалии Православной Церкви в Украине. Утверждения, содержащиеся в заявлении, полностью или частично искажают факты или подают их в неверной интерпретации. В связи с этим они требуют разъяснения и опровержения для широкой аудитории, – говорят отцы.

Вполне безосновательными являются обвинения в адрес Президента Украины и Верховной Рады в не исполнении конституционного принципа отделения Церкви от государства, который якобы нарушается обращением Президента и постановлением парламента, направленными к Вселенскому Патриарху Варфоломею в деле издания Томоса об автокефалии Православной Церкви в Украине. В документах Президента и Совета не говорится о провозглашении ими, то есть органами власти, церковной автокефалии, а лишь о просьбе к Вселенскому Патриарху положительно ответить на церковные обращения относительно признания автокефалии. Субъектом, который ставит вопрос перед Вселенским Патриархом, есть православные иерархи Церквей Украины, которые представляют, согласно канонического права и соответствующих соборных постановлений относительно украинской церковной автокефалии, мнение своей паствы. То, что руководство Московского Патриархата не признает статус иерархов УПЦ КП и УАПЦ – для государства не имеет никакого значения, ведь это внутренний вопрос, в которые, как и настаивают в МПвУ, светская власть не вмешивается. Потому что не дело государства устанавливать – кто является православным иерархом, а кто им не является – это определяют сами Церкви.

Адресатом обращения является также не светская организация, а Вселенский Патриарх Варфоломей, авторитет которого, как первого среди Предстоятелей Православных Церквей, не отрицается даже Московским Патриархатом. И не от Президента Украины или Верховной Рады, а от Вселенского Патриарха зависит – как ответить на обращение. Из публичных выступлений Президента Украины по вопросу, что комментируется, известно, что инициатива необходимости не только церковных, но и государственных обращений в деле автокефалии вышла от Вселенского Патриарха. Нет никаких оснований ставить под сомнение этот факт.

Ведь если бы обращение органов государственной власти в вопросах автокефалии были бы неприемлемыми – Константинопольский Патриархат в 2016 г. , например, не принял бы к рассмотрению обращение Верховной Рады Украины в этом деле. Однако было официально сообщено, что Синод Вселенского Патриархата принял к рассмотрению указанное обращение. Сама Церковь Московского Патриархата в Украине в лице Митрополита, Синода и других органов регулярно обращается в органы государственной власти с заявлениями и просьбами, даже требованиями, которые касаются вопросов компетенции исключительно государства – например, установление законов, порядка их исполнения, относительно выборов в органы власти, и т. п.

Если обращение государства к церковному органу – Вселенского Патриарха в церковных вопросах является «нарушением конституционного принципа отделения Церкви от государства», то и обращение церковных органов МПвУ до Президента, Правительства, Верховной Рады в государственных вопросах также является «нарушением». В действительности же указанный принцип предполагает невозможность Церкви и государства вмешиваться в компетенцию друг друга – например, государство не может назначать епископов, а Церковь – министров. Однако в рамках демократического процесса как институты общества, и государство, и Церковь имеют полное право высказывать позицию по вопросам, которые их беспокоят относительно друг друга или третьей стороны. Совершенно необоснованным является утверждение, что «вопрос автокефалии является не политическим, а экклезиологическим, то есть таким, что касается жизни и природы Церкви, как Тела Христова».

Такое утверждение или рассчитано на некомпетентных читателей, или написано некомпетентными авторами текста. Автокефалия, как способ независимого административного устройства Поместной Православной Церкви, никоим образом не затрагивает ее бытия как Тела Христова. Ведь как Тело Христово Церковь есть только одна – Единая, Святая, Соборная и Апостольская. В то же время по условиям земного бытия, исторических обстоятельств и местной специфики Церковь существует как семья многих Поместных Церквей – автокефальных, которые состоят из епархий, а те – с первоначальных общин. На каждом из этих уровней организация церковной жизни так же происходит в силу внешних обстоятельств, что зафиксировано и канонам (34 Апостольское правило, а также 17 правило Четвертого и 38 правило Шестого Вселенских соборов, где сказано.

«административным и земельным распределениям пусть отвечает и распределение церковных дел»). Смешивать духовную, мистическую природу Церкви Христовой с административной структурой ее управления, подменять единство Церкви как Тела Христова – единством церковной администрации, в частности подчинением Московскому патриарху, к сожалению, стало привычной манипуляцией со стороны представителей Московского Патриархата. Однако частое повторение ими таких ложных тезисов не делает их ни правильными, ни правдивыми. Принцип «в независимом государстве – независимая (автокефальная) Церковь» – норма православной традиции, а не выдумка современных политиков, как нас пытаются убедить представители МП.

Это подтверждается, помимо прочего, такими документами, как Томос Константинопольского Патриархата о признании автокефалии Православной Церкви в Польше, в котором цитируется Апофегма патриарха Фотия. «Принять, что права, которые касаются церковных дел, а особенно дел приходов, должны отвечать политическим и административным переменам» (1924 г. ) и выписка из определения Священного Синода при Святейшем Патриархе Московском и всея Руси от 19 ноября 1943 года №12 (Журнал Московской Патриархии № 3 за 1944 г. 3) о признании автокефалии Грузинской Церкви, где сказано.

«по церковным правилам (Всел. IV, 17 и др.. ), церковные границы должны следовать за государственными». Еще раз. именно Синод Русской Церкви утвердил – «по церковным правилам (Всел.

IV, 17 и др.. ), церковные границы должны следовать за государственными». А границы государств – это предмет не церковный или мистический, а следствие политических, демографических, этно-культурных процессов. Поэтому прежде чем утверждать, что «вопрос автокефалии не является политическим», авторам «заявления ОВЦС УПЦ» стоило бы лучше изучить хотя бы документы собственной Церкви, которые утверждают обратное.

Деятельность Московского Патриархата в украинских церковных делах, особенно за последние три десятилетия, свидетельствует, что эта Церковь не только не способна сделать что-то для преодоления существующего в нашем государстве разделения между православными, но наоборот – именно действия МП является причиной, которая и спровоцировала, и поддерживает это разделение. Учитывая это, нет никаких оснований считать обоснованными утверждения, что церковное единство на Украине может быть достигнуто исключительно через объединение всех православных вокруг Московского Патриархата. Особой абсурдности такое утверждение приобретает в свете того, что Московский Патриархат, как это широко известно, тесно связан с властью Российской Федерации – государства-агрессора, которая ведет против Украины гибридную войну и использует церковные чиннники как один из ее инструментов. Манипулятивным является постоянно повторяющееся представителями МП утверждение, что «вопрос возможной украинской автокефалии не может быть решен в одностороннем порядке, поскольку оно не согласовано со всеми Православными Церквами».

Необходимость предварительного согласования с другими Церквями решение Вселенского Патриарха о провозглашении новой автокефалии действительно была обсуждена в процессе подготовки к Всеправославному Собору. Но это решение не было окончательно утверждено (осталось лишь рабочим проектом), поэтому именно вопрос об автокефалии не было даже внесено в повестку дня Собора на Крите в 2016 г. Такой проект решения был частью пакета компромиссов между Константинополем и Москвой для проведения Собора. Но РПЦ, попытавшись сорвать Собор и не приняв в нем участия, эти компромиссы сама отвергла и сделала не актуальными.

Практика провозглашения Вселенским Патриархом Томосов об автокефалии в XIX-ХХ веках подтверждает, что Константинопольский Патриархат самостоятельно принимает решения, без необходимости предварительного согласования с другими Церквами (он может изучать мнения, но не связан позицией других Церквей). Принципиальная позиция Вселенского Патриархата всегда заключалась в том, что он имеет суверенное право провозглашать новые автокефалии, и официально от этой позиции никто не отказывался – тем более не откажется после срыва Москвой договоренностей о проведении Всеправославного Собора. Для Константинопольского Патриархата и митрополит Онуфрий и возглавляемая им структура, самоименована как «УПЦ» – является составной частью Русской Православной Церкви. И в силу того, что Вселенский Патриарх с 1589 г.

признает автокефальный Московский Патриархат – он признает и текущего этого Патриархата митрополита Онуфрия, и остальных иерархов РПЦ, которые служат в Украине. Однако хорошо известно, что Константинопольский Патриархат не признает Украину московской канонической территорией, а именно коррупционное подчинение Киевской Митрополии московской юрисдикции – считает аннексией (см. речь Патриарха Варфоломея на Софийский площади в Киеве 2008 г. ) и нарушением канонов (см. Томос автокефалии Православной Церкви в Польше в 1924 г.

Поэтому митрополит Онуфрий является, в том числе для Вселенского Патриарха, главой московской церковной структуры в Украине, но отнюдь не «каноническим главой Украинского Православия». Также известно, что Константинопольский Патриархат признает канонические границы Московского Патриархата так, как они были установлены при его учреждении, то есть без Украины. Об этом сказано в письме Вселенского Патриарха Димитрия до Московского Патриарха Алексия II от 10 января 1991 года.

Константинопольский Патриарх Димитрий писал. «Вселенская Патриархия признает только одну каноническую Православную Церковь в установленных Патриаршим и Священным Синодом 1593 г. границах Вашей Святейшей Церкви». Никаких документов, которые бы свидетельствовали об изменении позиции Вселенского Патриарха – нет. Поэтому деятельность Московского Патриархата на землях Украины он воспринимает с терпением, но не считает эту деятельность беспрекословно канонической.

Существующая сейчас структура, которая именует себя «УПЦ», была сформирована в результате Харьковского псевдособора 1992 г. Бесспорно, что с точки зрения вероучения, богослужебной традиции и истории эта структура, как часть Московского Патриархата, имеет связь с Киевской Церковью и Володимировим Крещением Руси-Украины в 988 г. Ведь Киевская Церковь является Матерью для Московской Церкви – своей северной дочери, которая самостоятельно выделились из нее в 1448 г. и 141 год не имела канонического признания.

Однако утверждать, что московская церковная структура, которая действует сейчас в Украине, имеет исключительную монополию на наследие Крещения Руси-Украины и являются современным олицетворением православной Киевской Митрополии, основанной более 1000 лет назад – безосновательна манипуляция и попытка исказить факты истории. Единственное, с чем можно безоговорочно согласиться в «заявлении ОВЦС УПЦ» – это ее заключительные слова. «судьба Церкви целиком и полностью находится в руках Божьих».

Related posts:

Leave a Reply