“Как мы возвращали Бруно Шульца”

Культуролог Тарас Возняк о культурном возвращение писателя Бруно Шульца на территорию Галичины Борьба за право назвать Бруно Шульца своим и только своим идет давно. Из разных углов ринга сразу несколько стран. Израиль, Польша, Украина. Еврей по этническому происхождению Бруно Шульц родился в галицком Дрогобыче. Дома разговаривал на польском и немецком языках, которыми и впоследствии писал, а на улицах Дрогобыча овладел также украинский и идиш.

Его посмертная слава достигла мирового уровня, а критики ставят произведения Шульца в один ряд с произведениями Пруста и Кафки. Зато почти полувека имя Бруно Шульца было известное и понятное лишь избранным интеллектуалам. А культурное возвращение писателя и живописца к родному краю было долгим и нелегким. И каким-то образом продолжается и сегодня. Как галицкие интеллектуалы заново открывали имя известного автора, и почему фигура Шульца остается важной в культурном пространстве Украины и Галичины в частности, читайте в беседе с культурологом, философом и общественным деятелем Тарасом Возняком.

  – Господин Тарас, недаром именно в 2012 году мы снова вспоминаем Бруно Шульца, ведь в этом году с его именем связаны несколько круглых дат… – Да, этот год и радостный, и грустный для нас, ведь мы будем отмечать 120 лет со дня рождения Бруно Шульца и 70 лет со дня его смерти. Как-то у него все так совпадает. и черное, и белое… Недаром он занимался графикой, где светлое и темное всегда были вместе. По случаю этих юбилейных дат этого года состоится множество мероприятий, посвященных жизни и творчеству художника. В Дрогобыче состоится уже V фестиваль Бруно Шульца.

Также полный перевод литературных произведений Шульца на украинский готовит Юрий Андрухович, а переводчик Андрей Павлишин – украинском переписки Шульца. В процессе перевода – подборка эссе писателя. – Своим чередом, и вы подготовили переводы произведений Бруно Шульца. – Я взял на себя смелость выдать не только переводы писателя, но и свои воспоминания о том, как имя Шульца возвращалось в культурную плоскость Галичины. Так появилась книжечка “Бруно Шульц.

Возвращение”. Послевоенная канитель закрутила Галичиной так, что мы потеряли ощущение самих себя, в конце концов, утратили понимание того, на какой земле мы жили и живем. Для такого глубокого провинциала, как я, в 1960-70 годах осознание культурного контекста Галичины приходило совсем постепенно, а о существовании литературных феноменов как Шульц, к примеру, долгое время не знал ни я, ни множество моих коллег и однокурсников. В глубокий послевоенное время мы мало знали о том, что Галичина была настолько разной. украинском, польском, еврейском.

Об этом никто не говорил. Как-то ребенком, найдя заброшенное польское или еврейское кладбище, у меня начали возникать вопросы и догадки, что этот край не всегда был таким, как я его вижу сейчас. Взрослея, мы узнавали историю своей земли, начинали даже гордиться своим забытым прошлым. Ведь в своем большинстве 30-40 лет назад все города и городки Галичины не были украинскими, а скорее советско-украинскими. Лишь единичные интеллектуалы тянули на себе забытую довоенную галицкую культуру.

Они были изолированы и зашоренные, и собрать пусть и небольшую группу единомышленников было почти нереально. Тогда отголоски творчества Бруно Шульца еще звучал в Галичине, но он был чрезвычайно тихим и невыразительным. Зазвучать громче он не мог, ведь сам Бруно Шульц, стоит только посмотреть на его графику, никак не мог вписаться в советские культурные и идейные лекала. Но этим он и заинтересовал тогдашнюю молодежь, в частности и меня.– Когда вы впервые познакомились с творчеством Бруно Шульца. – Как мне известно, первые книги Шульца привезли с Польши до Львова где-то в конце 1970-х годов.

С этого и началось возвращение писателя к родной Галичины. В то время я и мои друзья были активными участниками одного философского клуба. Мы часто собирались не столько для философии, как почитать что-то интересное, поспорить, иногда и за рюмкой. Именно в этом клубе мы открыли для себя Шульца. Увлекшись произведениями писателя, решили их перевести.

Нас, энтузиастов-переводчиков, было четверо. Игорь Клех, теперь известный российский писатель, один из лучших, по моему мнению, стилистов современной русской литературы; Григорий Комский, переводчик; Николай Яковина, известный художник, витражист, архитектор; и четвертым, кто сподвигся на эту литературную забаву, был я. Первые два автора Шульца перевели на русский, мы с Яковиною – на украинскую. Опубликовать наши переводы удалось, разумеется, не сразу. Это стало возможным с началом Перестройки.

Вся эта история о том, как Шульц возвращался к нам, о Львов 1980-90-х и даже чуточку 2000-х годов описана в первой части моей книги. После того, как в 2002 году в Дрогобыче начал действовать фестиваль имени Бруно Шульца, я понял, что есть кому писать эту историю, и Шульц после стольких лет забвения справедливо возвращается домой.– Как известно, литературный Шульц – это настоящий вызов для любого переводчика, ведь его речь чрезвычайно богата на метафоры, игру слов… – Так, и до сих пор нет соответствующего перевода Шульца на английский и иврит, даже самые опытные переводчики спотыкаются на языковых головоломках Шульца. В этом плане украинскому читателю повезло гораздо больше, ведь произведения писателя неоднократно переведенные на русский разными переводчиками. Такое явление демонстрирует нам, что наша культура уже достигла определенного уровня зрелости, когда читатель имеет возможность прочитать то самое повествование, к примеру, Шульца в нескольких версиях. Еще несколько десятков лет назад я не мог и надеяться, что в Украине кого-то из литературных гениев не только переведут, но и озвучат разными авторскими голосами.

Андрея Гнатюка, Андрея Шкрабюка, Николая Яковины, Тараса Возняка, Андрея Павлишина, Юрия Андруховича. Ибо переводчик не только озвучивает произведение на украинском, он придает ему авторского окраски, определенного тембра, ритма и интонации. Можно спорить, какой перевод лучше-хуже, но факт остается фактом – он есть. И забыт автор возвращается домой, тем самым возвращая нам утраченное на долгие десятилетия неповторимую культуру Галичины, тем самым возвращая нам самих себя.Галина ЧОП.

Related posts:

Leave a Reply