Грибовицкую свалку – экологическая катастрофа?

Грибовицкую свалку – экологическая катастрофа?

На загрязненной территории чаще болеют дети и растет уровень смертности Когда-то здесь были овраги, а в речушках водились раки. Сейчас же – одно из крупнейших свалок Европы. В восьми миллионах тонн бытового мусора и двух миллионах тонн токсичных отходов утопают Грибовичи, Малехов, Збиранка, Дубляны, а вопрос о закрытии полигона тянется годами. Овощи съедобная, а воду пить не можно С самого утра жители Грибовичей на ногах. для крестьян именно начались весенне-полевые работы.

И старые и малые возятся на своих земельных участках. "А что вы хотите, – говорит господин Василий, которого я встретила возле магазина, – работы нет. Один совет – выращивать овощи". И вот только продать ее не всегда легко. Только покупатель услышит, что лук или капуста с Грибовичей, убегает, как черт от кадила.

"Так обидно, когда нас люди боятся и смотрят, как на заразных, – рассказывает работница местного Фапа госпожа Люба. – А журналисты еще выдумывают, будто мы то, что на продажу, сами не едим. И сами едим, и дети наши едят, и внуки. Зелень – то наш единственный заработок". И действительно, различные службы именно к выращенной овощей проявляют большой интерес.

Можно ли ее есть. Или содержание вредных веществ не превышает нормы. Не травят крестьяне львовян. "Еще 10 лет назад, – объясняет сельский голова Игорь Питель, – все земельные участки в пределах санитарно-защитной полосы были изъяты и предоставлены в другом месте. За средства сельского бюджета Жовковский санэпидемслужба в прошлом году сделала анализ почв на содержание вредных веществ в плодородном слое, которые показали, что все в пределах нормы.

Но вред нанесенный подземным слоям, водоносным горизонтам". Вода в сельских колодцах давно непригодна для потребления. Показатели содержания свинца и кадмия в колодцах превышают норму. И если в Грибовичах все в порядке с водой, потому что в селе есть водопровод, то на других зараженных территориях кое-где люди с риском для своего здоровья, а, возможно, и даже жизнь продолжают пользоваться грязной водой из колодцев. "Есть досадные случаи, – рассказывает сельский голова, – когда мы выдаем справки о смерти, то в медицинских записях неоднократно фигурировало "отравления неизвестными веществами".

Я не эксперт и не могу ничего утверждать наверняка, но когда по соседству есть огромная свалка и озера кислотных гудронов, вывод как-то напрашивается сам. Работая в сельском совете, я наблюдаю, что с каждым годом уровень смертности растет. В 80-90-ых годах показатели рождаемости и смертности находились примерно на одном уровне, а сейчас смертность преобладает очень. Есть подтверждение и от врачей – рост заболеваемости среди детей, а именно. рождаются калеки, есть проблемы со щитовидной железой, легкими, распространены нервные болезни".В свое время большое внимание распространению заболеваемости у детей в зоне свалки уделяла ныне уже экс-председатель экологической комиссии Жовкивского райсовета Ярослава Волос.

Полученные статистические данные вызвали беспокойство. Например, за 2009-2010 гг. нервные заболевания у детей в районе Збиранки превышали средний статистический показатель в десять раз. "Есть много информации о детях с врожденными пороками, – объясняет госпожа Ярослава. – Младенцы рождались слепыми, без конечностей.

Есть немало детей с умственным отставанием. Но на сегодня это только статистика. Чтобы подтвердить или опровергнуть связь болезней со свалкой, нужно провести специальную медицинскую экспертизу, привлечь специалистов по генетике. И сейчас сложилась такая ситуация, что эти люди никому не нужны. Некоторые чиновники сподобились только на то, чтобы жителей Грибович или Малехова обвинять в отравлении своей продукцией с огорода горожан".

"Теперь хоть не дымит" в конце концов, жители экологически неблагополучной зоны уже и сами с безразличием относятся к опасного соседства. Для многих крестьян свалку, которое появилось здесь в 1956 году, является неотъемлемой частью их жизни. "Теперь оно хотя бы не дымит, – говорят люди. – А то когда-то как закурит  на село – света божьего не видно. Единственное, что как ветер с определенной стороны подует, то вонь стоит невыносимая".

Накормлены под завязку пустыми обещаниями, крестьяне неохотно рассказывают о своих проблемах, вот только совсем шепотом говорят, что некоторым свалку таки на руку. "Там шлагбаумы поставили, но разве всех упильнуєш. Люди не от хорошей жизни идут на помойку собирать, а потом сортировать стекло, бумагу, металл. Если бы была работа, разве бы кто-то при здравом уме ковырялся там". То, что мусор – это тоже деньги в цивилизованном мире уже давно поняли.

Вот только сортируют отходы до того, как вывезти на сміттєзвалише или перерабатывающий завод. У нас тоже понимают, что на мусоре можно заработать, но только в другой способ – ничего с тем мусором не делать, а под "шумок" выделять средства на различные проекты и потом не доводить их до конца. "Все работы, проводимые на свалке не доводились до логического завершения, – объясняет Ярослава Волос. – Станция инфильтрации перерабатывает 15 кубометров инфильтрата на сутки, когда средний дебет воды в сухую погоду составляет 70-90 кубометров, а когда идет дождь, то все 140. Получается, что тех 15 кубометров, это только для отвода глаз.

Примерно то же самое произошло и с рекультивацией. Деньги на этот проект и в прямом, и в переносном смысле, выбросили на помойку. "Территория свалки уже переполнена, и отходы некуда девать, – говорит Игорь Питель. – Фирма "Гафса", которая проводила первый этап рекультивации, частично отработала тело свалки, перешарувавши его глиной. И мы очень этому радовались.

Но с декабря мусор начали высыпать на уже рекультивовану территорию и все работы были сведены на нет". Токсичные озера остались без хозяина Постановление о закрытии свалки главный санитарный врач области издал еще в 2004 году. Впрочем сельская община отнеслась с пониманием к общины города. мол, такие проблемы за один день не решаются. Если закрыть полигон немедленно, Львов захлебнется в мусоре.

Но за последние пять лет не было проведено даже экологической экспертизы. А все проблемы со здоровьем до свалки можно привязать разве что гипотетически. Даже прекращение вывоза мусора до Грибовичей проблемы не решит. "Свалка является обычной свалкой, – объясняет Ярослава Волос. – Оно не имеет изолированного низу.

А что еще хуже – грунты пропускают вредные вещества, которые попадают в водоносные горизонты. Только полная рекультивация может предотвратить экологическом бедствии". А вот восемь гектаров озер с кислыми гудронами (образуются при очистке некоторых нефтепродуктов, например смазочных масел, концентрированной серной кислотой. Является вязкой жидкостью черного цвета, содержит, наряду с органическими веществами 15-70 % серной кислоты) сейчас вообще остались фактически без "хозяина". Львовский нефтемаслозавод, который имеет прямое отношение к кислых гудронов, признан банкротом, и в хозяйственном суде продолжается процедура ликвидации предприятия.

И пока будут искать крайнего, жители близлежащих сел и в дальнейшем будут дышать вредными испарениями из ядовитых озер. Чиновники то ли не могут, или скорее не хотят понять, что чаша человеческого терпения не безгранична. Крестьяне уже больше не верят пустым обещаниям и бюрократическим відпискам. Зараженные колодцы, вонь от отходов и испарений, тяжелые болезни, дети-инвалиды, страх горожан покупать овощи, выращенные на загрязненной территории, являются вполне реальными. И эта реальность не нуждается очередного статистического подтверждения, а действий со стороны государственных мужей – экологической экспертизы, закрытия и рекультивации свалки.

"На сессии сельского совета мы приняли решение и направили его к Львовского городского совета, облгосадминистрации и Жовковской райгосадминистрации. Если до 1 июня не будет никаких конкретных сдвигов, то работа ЛКП "Збиранка" будет остановлена, – категорически уверяет сельский голова. – А с 1 января мы требуем полной остановки работы свалки. Мы фактически даем городу еще год, чтобы решить проблему с отходами. Люди не хотят здесь ни свалки, ни завода".К сожалению, такого оптимизма нет у крестьян, которые, вздыхая, говорят.

"Свалка – то наша трагедия"…Оксана ДУДАР.

Related posts:

Leave a Reply