Жизнь по-военному: перекошенный дом и дырявые стены

Жизнь по-военному: перекошенный дом и дырявые стены

Уже много лет жители дома на улице Школьной, 6А в Холодной Воде чувствуют себя в своих квартирах, как на пороховой бочке. Сооружение, где живет восемь семей военных, может рухнуть даже от сильного ветра. ежедневно люди слышат странные звуки. Когда дом рухнет окончательно – вопрос времени… Вместо пола дыра Холодная Вода – село контрастов. от современных зданий, оборудованных по последнему слову техники, и вилл, скрывающихся за такими высокими заборами, за которыми едва видны верхушки деревьев, к обычной деревенской романтики – простых избушек, грядок и коровы в хлеву.

Но есть здесь и еще один контраст – это два дома, которые находятся на балансе Министерства обороны. Здесь получили квартиры те, кто служил в военной части в Зимней Воде и в штабе на улице Саксаганского. Если дом на холме еще худо-бедно похож на какое-то жилье, то дом на Школьной, 6А не сегодня-завтра или сползет в реку, или просто сложится. Огромные игрушки из конструктора "Лего" более надежные, чем двухэтажное здание, где сейчас живут восемь семей военнослужащих. Юрий и Ирина Скорую именно хлопотали возле дома на грядке.

Их квартира на первом этаже и считается аварийной – посреди коридора огромная дыра, которую закрывают досками. "В этом доме я получил служебную квартиру 1995 года. Правда, сначала дом считался общежитием, и платили мы вполне символическую квартплату. Сооружение возвели, чтобы решить проблему с бесквартирными", – объясняет Юрий, подполковник в отставке. В одной маленькой комнатке, забитой  почти под потолок книгами, вынуждены ютиться господин Юрий, Ирина и их дочь, студентка консерватории.  Другая же комната – для больной матери, инвалида i группы.

Все эти годы семья мирилась с неудобствами, время от времени латали пол, которая постоянно прогнивает, и надеялись на чудо – кто знает, может и им улыбнется судьба, и получат хоть какую-то квартиру, по крайней мере похожую на жилье. Но судьба так и не улыбнулась, зато полтора года назад больная мать упала и проломила ногой пол, сломала руку, а через перенесенный инсульт даже не смогла самостоятельно встать на ноги. Эта история стала последней каплей, переполнившей чашу терпения семьи. Господин Юрий Скорую начал обращаться в различные инстанции. Перелом, который к тому же "украшала" большая гематома, официально засвидетельствовали.

Проламану пол и непонятную химическую белое вещество под ней сфотографировали. "Комиссия, которая пришла обследовать жилье, – говорит Ирина, – лишь спросила, почему мы не засыплем дырку. А мы засыпали и уже не раз". Болезни через асбест. Дом возводили как временное и, очевидно, никто и не подозревал, что он сможет простоять аж 20 лет.

Порядочный хозяин даже собачью будку делает надежнее. Прежде всего в сооружения практически отсутствует фундамент, а то что есть – это отдельные блоки, в соответствии незаглиблені, сверху – металлическая сварная конструкция, обшита плитами и внутри – теплоизоляционный материал. Но хуже всего, что плиты – асбоцементные. Европа еще в конце ХХ века объявила войну асбеста. Уже давно известно, что у людей, которые работают на добыче и переработке этого природного материала, в несколько раз чаще возникают опухоли, особенно рак легких, брюшной полости, желудка и матки.

Пыль асбеста является канцерогенным веществом. Этот материал первой в Европе запретила Франция 1997 года, с 2005 – весь Евросоюз. Или связывать свои болячки с асбоцементными плитами, жители Школьной, 6А не знают, потому что ни одна специальная экспертиза не проводилась. Но в семье Скорую практически все страдают от аллергий."У меня на руках постоянно дерматит, – рассказывает Ирина, – у дочки – на лице, у матери только за месяц кожа дважды с лица слезала". А соседу сверху, молодому, до сих пор здоровому мужу в прошлом году поставили диагноз – первая стадия астмы, сейчас без антигистаминных средств даже из дома не выходит.

Кроме всего вышесказанного, дом понемногу сползает к реке. Даже без специальных приборов видно, что он становится похожим на Пизанскую башню – стена имеет крен, крыша волной, между плитами дыры, куда палец засунуть можно. "Мы постоянно живем здесь в страхе, – с болью в голосе продолжает Ирина. – Вот видите трубу от котельной. Раньше она была значительно выше.

Мы все боялись, что вот-вот упадет прямо на дом. Однажды растяжки таки треснули, но, к счастью, упала она в другую сторону". Когда на улице ливень, на кухне дождь Досадные случаи становятся регулярными. в одних жильцов квартира проседает, в других – унитаз провалился, а семья Поплавских под ванну с одной стороны подставляет дощечки, чтобы вода не переливалась в одну сторону. То же самое приходится делать и с кроватями в спальне, чтобы ноги были на уровне головы.

"Межкомнатные двери мы не закрываем, – объясняет Надежда Поплавская, – потому что они или слишком туго ходят, так, что потом и не відчиниш, или наоборот – слишком свободно".  Вся потолок в Поплавских в дырках – отошли плиты, обои смещаются и рвутся. Когда делали ремонт, чтобы не было видно на двор сквозь стены, огромные щели запінили монтажной пеной. Нет в квартире и вытяжки. "Наша вытяжка – это труба, выведенная на крышу.

Если на улице сильный ливень – у нас на кухне идет дождь". Железнодорожная станция от дома достаточно далеко, но если проезжает поезд, стекла на окнах начинают звенеть, а что уж говорить, если вдруг ребенок пробежится по квартире. Так и живут люди, боясь ветра, дождя, метели. Для них давно утратил смысл выражение. "Мой дом – моя крепость".

У Поплавских за более чем четыре года, которые они воюют за свои права, насобиралась приличная кипа бумаг. актов, обследований, заключений и т. п. Например, комиссия сельсовета установила, что фундамент в доме отсутствует, асбоцементные плиты повреждены, крыша протекает, котельная энергозатратная и даже вода, которая подается из скважины, техническая и непригодна для приготовления пищи. За свой счет в "НИИ Проектреконструкция" Поплавски заказали технические выводы относительно своей квартиры, ведь официально, и это указано как минимум в трех документах, их дом и соседний, оказывается, кирпичный. "в Соответствии с техническими заключениями, еще при строительстве был совершен ряд просчетов, которые привели к тому, что в настоящее время несущие конструкции изношены на 49% и непригодны для эксплуатации, – говорит подполковник Виталий Поплавский.

– Одно слово, ремонтировать здесь уже нечего". А насчет мифической кирпича, то во время одной из последних проверок установили, что просто допустили ошибки и в документах "2ц" (кирпичные дома) заменили на "ц-с" (цементно-стружечные).  Поскольку срок исковой давности давноминув, куда делась кирпич, узнаем сразу после того, как выясним есть ли жизнь на Марсе. Обследовала дом не одна комиссия. одни говорили о капитальном ремонте, другие о его нецелесообразности. Но все сходились в том, что отселить людей некуда, и им придется ждать решения квартирного вопроса в общей очереди, а поскольку жилья все равно нет, то ждать придется минимум до второго всемирного потопа. Правда, Поплавским таки предложили комнату в общежитии, без удобств.

На 18 квадратных метрах должны как-то поместиться Надежда с Виталием, две их дочери и Надіїн отец, инвалид i группы по зрению. От такого обмена Поплавски таки отказались. как не как, а тут таки есть две комнаты и хоть какие-то удобства. "Вопрос относительно двух домов в Холодной Воде рассматривался, – комментирует Юрий Максименко, начальник Квартирно-эксплуатационного отдела м. Львова Западного территориального квартирно-эксплуатационного управления.

– Мы знаем о существовании этой проблемы. А решать ее будем так. как только будет свободная квартира или комната в общежитии, сразу будем туда отселять тех людей, кто проживает здесь законно и имеет право на жилье. Новых квартиросъемщиков в эти дома никто больше заселять не будет". Оксана ДУДАР.

Related posts:

Leave a Reply