“Галицкая корона”: кому мешают львовские замки

То, что Борис Возницкий собирал десятилетиями, хотят поделить за считанные дни Создания государственного историко-архитектурного заповедника “Галицкая корона” – ни что иное как попытка прибрать к рукам замки, а заодно и экспонаты Львовской национальной галереи искусств, считает Николай Бандривский, кандидат исторических наук, научный сотрудник отдела археологии Института украиноведения имени И. Крипякевича НАН Украины. Украинские миллиардеры сейчас охотно покупают дворянские титулы, заказывают родовые гербы, на очереди – настоящие дворянские имения. Зато сохранение исторического культурного наследия никого не интересует. ни государство, ни меценатов.

Заповедник или концессия Идея создания историко-культурного заповедника “Галицкая корона” далеко не новая. Впервые об этом заговорили еще в 2010 году. Предложил создать “Галицкую корону” президент Виктор Янукович. Согласно официальной информации, заповедник позволил бы защитить львовские исторические памятники от разрушений и обеспечил бы своевременное финансирование реставрационных работ. Планировалось, что к “Галицкой короны” должны были бы войти Золочевский, Подгорецкий, Олеский, Поморянский, замки в Бродах, Добромиле, Свирже, Старом Селе и Жовкве.

Но два года назад дальше разговоров дело так и не продвинулось. Официальная причина – полярность взглядов Минрегионстроя и Минкультуры на проект заповедника.Уже тогда покойный Борис Григорьевич Возницкий резко осудил президентскую инициативу. Во-первых, тогдашний руководитель Львовской национальной галереи искусств категорически не соглашался с названием “Галицкая корона”, поскольку часть замков, которые должны войти в заповедник, расположенные на территории исторической Волыни (в частности Олесский замок), и такое название для людей, разбирающихся в истории, является абсолютно абсурдной. Во-вторых, еще тогда Борис Григорьевич высказал предположение, что проект делают под Дмитрия Табачника. Такое же мнение разделяет и Николай Бандривский.

“В нынешних условиях говорить о создании некоего заповедника – это нонсенс. Потому что государство в плане культуры на таком нуле, что сейчас никаких ассигнований на создание заповедника не будет. Кстати, это хорошо видно на примере Жолковского замка, когда никаких средств на его реставрацию не поступает”. Правда, противоположного мнения придерживаются в управлении охраны культурного наследия Львовской облгосадминистрации, в частности активным сторонником “Галицкой короны” был экс-руководитель госструктуры Василий Ивановский, который, собственно, считал, что после смерти Бориса Возницкого нет человека, который бы могла продолжать заботиться должным образом замками. Кроме того, в управлении убеждают.

создание государственного историко-архитектурного заповедника будет способствовать лучшему финансированию замков, ведь на это будет выделена отдельная статья в бюджете. Кроме того, ничего хорошего не принесла и другая правительственная инициатива– передача замков в концессию на 49 лет, когда архитектурные объекты остаются в государственной собственности, а концессионеру предоставляется право получать прибыль с пользования памятником. После завершения срока концессии договор может быть продлен. Однако при несоблюдении его требований со стороны концессионера, государство оставляет за собой право досрочно расторгнуть договор и объявить новый конкурс. Сейчас имеют своих концессионеров два львовские замки.

в Тартакове и Старом Селе. Потребности на реставрацию первого оценили в 100 миллионов гривен, а второго – в 300 миллионов. Но передача замков в концессию не принесла никаких результатов. “Концессионерам предоставляются определенные льготы за возрождение замков, – объясняет Николай Бандривский. – Однако в Украине есть своя специфика.

Два года назад отдали в концессию на 49 лет замка в Старом Селе. Там было четыре стены, из которых местные жители брали камень для своих хозяйственных нужд. То есть разбирали замок на стройматериалы. А согласно договору, который новый арендатор подписал с облгосадминистрацией, он был обязан уже на следующий день начать разработку проекта вывода памятника из острого аварийного состояния. Там давно должна была работать техника.

Ничего этого нет, то есть концессия замка – обычная фикция. Возможно, кто-то хотел прокрутить какую-то аферу, например, получить большую ссуду в банке, а договор с государственной структурой является некой гарантией надежности заемщика. По моему мнению, управление охраны культурного наследия облгосадминистрации имело бы работать над расторжения договора”. Не был сторонником концессии и Борис Возницкий, который считал, что в Украине сохранилось слишком мало исторических памятников, чтобы ими можно было так рисковать. Цена вопроса Создания “Галицкой короны”, попытка передать картины Мартино Альтамонте римо-католической общине Жолквы – это попытка прибрать к рукам фондах Львовской национальной галереи искусств, а первым шагом к этому было предоставление музею статуса национального, считает Николай Бандривский.

“Почему одновременно началось дело с картинами Альтамонте и замками. Проблемы начались с предоставлением Картинной галерее статус национальной, – объясняет ученый. – Статус музея был предоставлен почти перед самой смертью Бориса Возницкого. До сих пор Картинная галерея находилась в подчинении управления культуры Львовской облгосадминистрации. Следовательно и деньги получали из областного казначейства.

После получения статуса Львовская национальная галерея искусств вышла из подчинения области и теперь полностью зависима от Киева. И теперь именно Министерство культуры имеет полное право распоряжаться фондами музея. Все это происходит в период между смертью старого директора и назначением нового, к тому же под нажимом определенных заинтересованных кругов”.Когда после двух лет молчания опять в Киеве заговорили о “Галицкую корону”, руководство Львовской национальной галереи искусств сразу же пригрозило забрать из замков все экспонаты являются собственностью музея, но после изменения подчинения из областного на столичное это может стать проблемой. Ведь решение будут принимать именно в Киеве. Одно слово, кто платит, тот и заказывает музыку.

“Конечно же, для работников Картинной галерее статус национальной – это хорошо, потому что означает значительно более высокие должностные оклады, – говорит ученый. – Но пока было областное подчинение, Киев не мог вмешиваться во внутренние дела музея. Картинная галерея за областного подчинения всегда могла апеллировать то к областных избранников, к общественности. Зато сейчас, если музейщики захотят вернуть экспонаты, которые выставлены в замках, Киев может их обязать все оставить на местах”.  Ряд подобных скандалов прокатилась несколькими столичными музеями, когда почти одновременно Министерство культуры решило сменить руководителей музеев.

Одна из причин (разумеется, неофициальных) – открытие доступа к музейным фондам. После смерти Бориса Возницкого культурное наследие, которую он долгими годами копил и приумножал,  сразу же начали делить. Бесценные батальные полотна Альтамонте страховая компания оценила примерно в два с половиной миллиона долларов каждый, когда их реальная цена выше в десятки, если не в сотни раз, не говоря уже об их исторической стоимости как бесценного достояния украинского государства. Оноре де Бальзак писал. “Искусство – это одежда нации”.

В Украине же, кажется, нацию хотят раздеть и пустить по миру. Разместить батальные полотна в костеле, где нет ни надлежащей охраны, ни влажно-температурного режима – просто преступление. Только благодаря натиску общественности процесс передачи полотен, который пытались осуществить тихо и незаметно, удалось приостановить. Но, убежден Николай Бандривский, Министерство культуры так просто не смирится с этим, возможно, лишь временной поражением. Относительно “Галицкой короны”, речь идет не только о ценные исторические экспонаты, но и сами замки.”Мне кажется, что есть уже потенциальные владельцы этих замков, – продолжает господин Николай.

– Сейчас идет просто реализация заранее разработанного проекта, как замки забрать из рук государства и передать их в частные руки. В Украине есть прослойка очень богатых людей, и с каждым годом их становится все больше. А иметь в частной собственности какие-то родовые поместья – особый шик. Тем более, при нынешней коррупции сделать это на уровне Министерства культуры не является проблемой. Дело только в размере суммы.

Есть уже люди, которые имеют на заметке себе замки, и сейчас они будут действовать совместно”.И если проект по захвату замков перейдет из плоскости теоретической в плоскость практическую, шедевры средневекового зодчества скоро превратятся в новейшие феодальные поместья. Кроме того, наибольший интерес вызывают именно те твердыни, которые в значительной мере уже отреставрированы  и требуют не таких уж и больших капиталовложений. Возможно, совершенно других условий, объективных и субъективных, создание государственного историко-архитектурного заповедника – реальный шанс для замков, которые обязательно требуют огромных средств для восстановления, но сейчас это вопрос скорее из категории риторических. Оксана ДУДАР.

Related posts:

Leave a Reply