«Если я является главой украинской церкви, то не могу быть гражданином другого государства». Частные воспоминания помощника Любомира Гузара

«Если я является главой украинской церкви, то не могу быть гражданином другого государства». Частные воспоминания помощника Любомира Гузара
2017-06-02
«Если я является главой украинской церкви, то не могу быть гражданином другого государства». Частные воспоминания помощника Любомира Гузара

Свои поминальные слова скажет Церковь. Скажут монахи-студиты и паства. Скажут политики, каждый второй из которых голоситиме про наставления Блаженнейшего Любомира, которыми он якобы руководствуется. В этот печальный день поинтересовался размышлениями о Блаженнейшего Любомира Гузара в Игоря Ожиивського, который долгое время был ассистентом Главы Церкви. Из нашего понимания – где-адъютантом.

Предлагаем светский взгляд на Владыку от человека, который знал его в частных ситуациях и пользовалась его доверием. Игорь Ожиивский работал на Святоюрской горе с 1991 года. Был ассистентом Любомира Гузара с административными, экономическими и финансовыми полномочиями. Тесно работал с Владыкой течение 1995-20007 лет. Именно Ожиивського в 1998 году Любомир Гузар рекомендовал назначить Послом Украины в Ватикане.

Не сложилось. Жизнь катулялося своим мячиком. Каким Он был – глава Церкви с точки зрения его светского помощника. Всего Ожиивский не рассказывает. Много о чем говорит «не для прессы».

Тай мы не претендуем на светский портрет руководителя Церкви. Просто штрих. Игорь ОжиивськийЯк вы познакомились с… Это нормально, что вы остановились.

относительно титулов. Кардинал Иосиф Слепой владыка рукоположил в епископы Любомира 2 апреля 1977 года в монастыре студийского устава вКастель-Гандольфо вблизи Рима, Долгое время Ватикан не признавал этого посвящения. Но Иосиф Слепой настаивал. «УГКЦ – церковь своего права». Только в 2001 году Ватикан признал епископское рукоположение Владыки Любомира.

Но это другая история – история отношений Ватикана и УГКЦ. Я работал во Львовской епархии с октября 1991 года. Любомир Гузар приезжал кардинала Любачивского. Я занимался организационными вопросами. Меня удивляло, почему кардинал обращается к гостю «владыка», ибо было известно, что Любомир Гузар – отец.

Как я говорил, епископское рукоположение не было официально признано. Однажды меня вызвал кардинал Любачивский и в присутствии кардинала, который ехал строить Церковь в Киев, сказал. «Отныне ты будешь сотрудничать с владыкой Любомиром. Все его просьбы будешь выполнять так, как если бы они были моими. Будешь возле него, пока ему это будет нужно».

С тех пор я долгое время был рядом с владыкой Любомиром, жил между Киевом и Львовом. Как светском мужчине, Вам не было трудно. Любомир Гузар и папа Иоанн-Павел ИИБлаженниший был чрезвычайно простым человеком. Очень. С невероятным чувством юмора.

Хотя иногда и бывал импульсивным. Вот вспоминаю… Дважды он на меня наорал. А так… Жил духовным, его не интересовали деньги, поместья – он вообще был от этого очень далек. Зато очень любил общаться с молодыми людьми, с тем же Сашей Кривенко. Я их когда-то познакомил в Киеве.

Случалось, что вместе ехали поездом из столицы до Львова. В определенное время владыке было трудно ехать автомобилем и он предпочитал поезда. Так вот, бывало, сядем в купе, а владыка говорит. «Выясни, не едет тем временем поездом тот высокий журналист Саша, очень люблю с ним поговорить». Бывало Саша ехал 91-ым.

Приходил в купе и они разговаривали до двух-трех ночи. … И очень тяжело воспринял Сашкову смерть… Блаженнейший Любомир спросил, как отнесется семья, потому что он лично хочет отправить панихиду по Кривенко. Потом сам позвонил Марии (жена Кривенко, – ред. ) и поинтересовался, можно ли прийти отпеть. Конечно, жена не была против.

Он приехал и отслужил панихиду в квартире, потому что на похоронах не имел как быть, попросил отправить Сашу в последний путь отца Миляна. Любомир Гузар и Глава УГКЦ Святослав ШевчукДля многих верующих и даже посвященных в церковные дела стало неожиданностью избрание главой Церкви молодого Святослава Шевчука. Молодежь у руководства УГКЦ – это заслуга Блаженнейшего Любомира. Он не мог назначать, не мог решать таких вопросов. Но, постоянно встречаясь и общаясь с молодежью, монахами и светскими людьми, он задал вектор развития Церкви.

Вы общались, так сказать, не только в храме. Каким был Блаженнейший с точки зрения светского человека. Не совсем корректно рассказывать про все, но повторюсь, что Блаженнейший был очень простым и веселым человеком. Мог пошутить, любил, кстати, покушать. Вареники уважал, любил жареную курицу.

Рыбу очень любил. Ой, помню, как-то в пост – говорит мне. «Игорь, засмажте мне пять луковиц, на масле так красиво протушить». Он любил покушать, но не был привередливым в еде. Рассказывают, что он много молился.

А несмотря на молитвы чем жил, имел какие-то интересы. Нет, ну чтобы смотрел телевизор… Такого я не помню. Не уважал он этого. Как и компьютера, кстати. Знаете, я его видел только по писанию.

Когда владыка имел возможность, всегда садился и писал. От руки писал. Потому что, скажем, покойный кардинал Любачивский в свое время работал на печатной машинке «Ятрань». Владыка Любомир, пока не уставал, писал сам, потом диктовал монахам-студитам, которые им занимались. Особенно после того, как фактически потерял зрение.

Писал послания, обращения, заметки… А насчет увлечений… Очень любил древние деревянные иконы. Говорил, что они намоленные. Золотые или серебряные оклады не уважал. Не коллекционировал, конечно, но всегда радовался, когда видел старый деревянный образ. Вероятно, поэтому, как только во время какой поездки была возможность, заходил в старые церкви.

Просто так, без официоза. А где сейчас, написанное владыкой. У кого его архив. Не знаю. Когда он еще работал во Львове, то знаю, как велся архив и кто его вел.

Кто этим занимался в последнее время, мне неизвестно. Что будет в его архивом. Возможно, он упомянул об этом в своем завещаний, который, думаю, он должен был бы оставить. Речь идет не о завещании поместий или денег, а о духовное завещание. Как ученик Иосифа Слепого, он, идя по его принципами, мог оставить много наставлений относительно развития церкви, ее сотрудничестве с другими конфессиями и обществом.

Поскольку прямых потомков у Блаженнейшего нет, судьбу его архива, очевидно, будет решать Церковь. Очень интересный момент. С одной стороны – руководство УГКЦ никогда не поощряло свой клир к политической агитации, скорее наоборот запрещали агитировать. С другой – Любомира Гузара воспринимают как одного из лидеров нации. Собственно с политическим акцентом.

Позицию покойного Блаженнищого удостоверяет один момент. Могу о нем говорить, потому что принимал в этом процессе участие, представлял его интересы в Посольстве США во время выхода гражданина Гузара из американского гражданства. Тогда в поэтому очень удивлялись, при чем представители обеих стран. Мол, зачем. Но покойный Блаженнейший говорил.

«Если я является главой украинской церкви, то не могу быть гражданином другого государства». Кажется, в 2004-м, когда он принимал украинское гражданство, здесь во Львове, то уже почти ничего не видел. С третьего раза попал в графу, где должен был поставить свою подпись. Василий Логин, который руководил тогда «овиром» может это подтвердить. Другой пример.

Ему нужно было ехать на операцию в конце 2004-го. Там и катаракта, и глаукома. Одним словм , уже и немедленно. Он не ехал. Говорил, что должен дождаться, когда все закончится и Ющенко станет президентом.

И голосовать ходил. Ющенко победил. Владыка поехал на операцию. Тут 2 апреля 2005-го умирает Иоанн Павел II. Владыка летит в Рим.

Перепады давления стали фатальными. Зрение уже не восстановился. Кстати, вы тоже шли в политику, будучи помощником владыки. Он вас благословил. И нет.

Когда в 1998 году я решил баллотироваться в Верховную Раду (Игорь Ожиивский баллотировался по «Жовкивсько-Яворивском» округа , – Ред), владыка отнесся к этому очень скептически. Ни слова за меня не заказал. Это было бы вне его принципами. Более того, он мне прямо сказал, что не хотел бы, чтобы я шел в политику. Но сказал.

«Ваша свободная воля. Решайте, как вам говорит совесть. Чтобы вам не было плохо и чтобы вы церкви не навредили». А когда я проиграл выборы, владыка сказал. «Я рад, что вы проиграли.

Значит у вас другие задачи». И все таки, как Блаженнейший решал дилемму. Церковь как проводник нации или Церковь вне политики. Владыка Гузар любил встречи с молоддюВин считал, что Церковь не может находиться вне государственной жизнью. Тогда, в 1998 году, он написал очень хорошее послание относительно участия Церкви в выборах.

Его суть в том, что задача Церкви правильно воспитывать молодое поколение, которое потом будет правильно голосовать на благо Украины. По смерти таких личностей их жизнь всегда обрастает легендами. Пока легенды еще не появились, расскажут какую-нибудь добрую историю. Когда одна итальянская христианская организация из Виареджо помогала Лечебницы им. Митрополита Шептицкого.

И вот в Киеве у нас разговор с их представителями – монсеньйором Мончатти и отцом Скарабелли. Подходило их хорошо принять, поэтому обедали в ресторане на Владимирской горке. Блаженнейший самом деле мало ориентировался в деньгах. А я, помню, рассчитывался и заплатил около 400 гривен. Год тогда шел где-то 96-97-й.

То есть где-то за 200 долларов. Это были очень большие деньги. Чек я, конечно, для отчетности взял. А когда через несколько дней возвращались с Киева до Львова, то по дороге остановились перекусить. Первое, второе, салат,десерт.

Владыке даже свежую, только что пойманную рыбу зажарили. Заплатили 40 гривен. Блаженнейший тогда взял два счета, сравнил и с возгласом «Неистово» пошел на кухню благодарить персонала.

А потом настоял на хороших чаевых. Говорю, в быту он был очень простым человеком. Но между теми двумя трапезами случилась история, которая мне запомнилась больше всего. На второй день после общения с итальянцами владыка изъявил желание съездить в Канев на могилу Шевченко, потому что никогда там раньше не был. Помолился он на Чернечей горе, сошли мы до Днепра, а он говорит.

«Оставьте меня одного на полчасика». Я и другие сопровождающие отошли, наблюдая сбоку за владыкой, который был в тот день в гражданской одежде. Потом, когда он подошел к нам, то сказал. «Я всю жизнь мечтал закатить штаны, снять туфли и босыми ногами ступить в Днепр».

Related posts:

Leave a Reply