Даниил Мовчан: Когда работаешь над иконой, то ощущаешь непосредственное присутствие Бога

Даниил Мовчан: Когда работаешь над иконой, то ощущаешь непосредственное присутствие Бога

Даниил Мовчан – известный львовский иконописец. Его работы экспонировались во всех львовских галереях. Кроме этого, художник был участником групповых выставок в Трускавце, Миргороде, Жовкве, Ровно и Киеве, а также за пределами нашего государства – в Румынии, Польше. Сейчас его произведения хранятся в церквях и частных коллекциях Украины, Беларуси, Польши, Германии, Канады и США.Даниил работает не только над написанием икон, но и над реставрацией и живописью. Художник согласился рассказать «Взгляду» некоторые тонкости своей работы.

– Помните ли Вы свою первую икону?- Это было не так давно – около 15-ти лет назад, когда я учился в Львовском колледже декоративно-прикладного искусства имени Труша на отделении реставрации. Тогда мы учились копировать и реставрировать иконы. И первой моей работой была копия иконы. А уже во время учебы в Львовской национальной академии искусств на отделении сакрального искусства я нарисовал полностью свою икону, обращая внимание лишь на определенные традиции иконописи.- Как Вы готовитесь к написанию иконы?- Иногда появляется какая-то идея от эскиза. Тогда начинаешь работать над этой темой, вникнуть в сюжет и на основе него творить свою работу.

А когда выполняешь чей-то заказ, то подходишь к написанию немного по-другому. Когда ты работаешь над иконой, то ощущаешь непосредственное присутствие Бога. Нужно обязательно помолиться перед работой. Во время написания ты должен о себе забыть. Забыть о своих проблемах и пытаться передать какие-то христианские сообщения.

– А иконы обязательно списывать с определенного образца?- По-разному бывает. Есть люди, которые пользуются только какими-то образцами и сухо им подражают. Как на меня, это совсем не соответствует времени. Я стараюсь больше творить икону, ибо во все времена и все века иконы между собой отличаются. В то же время я не отхожу от традиций.

Есть много людей, которые считают мои произведения и модерными и традиционными. – Для Вас иконы больше символизируют веру в Бога или принадлежность к определенной религии?- Мне трудно это разъединить. Христианство и церковь помогает мне жить на каком-то психологическом уровне. Но у меня есть знакомые, которые не являются христианами и не являются верующими, но им нравится мое творчество.- Любовь к сакрального искусства Вам передали родители?- Так, мой отец, Ярослав Мовчан, тоже художник и реставратор.- Вы с отцом реставрировали икону Божьей Матери Теребовлянской, которую признали чудотворной. Этот процесс установления чудотворности иконы был сугубо техническим?- Икона становится чудотворной тогда, когда люди приходят к нему и молят о помощи.

А подтверждением являются следы от слез на холсте. В общем я не знаю даже, как это объяснить. Пожалуй, это стоит узнать у священников. Эти иконы обычные, но через молитвы людей через них нисходит Божья благодать. – Реставрировать икону, пожалуй, труднее, чем написать свою?- Так.

Реставрация может длиться и несколько месяцев, может даже полгода. Ты должен больше обращать внимание на оригинал. В то же время, чтобы нарисовать что-то свое, нужно до этого дойти. Пройти какой-то путь.- А какие детали труднее всего написать?- Видимо, лик святого написать труднее всего, поскольку это требует большой концентрации. Именно через лик икона больше всего говорит.- Вы проводили несколько выставок своих произведений в Польше.

Скажите, где больше ценят иконопись. в соседней стране или в Украине?- Пожалуй, это нельзя сравнивать. Конечно, в Украине. Но здесь люди меньше понимают авторское искусство. И меньше воспринимают.

В 20 веке, за время советского иконоборчества люди забыли, что такое сакральное искусство. Через это у нас есть свои проблемы. А за границей сейчас это становится популярным, хотя они тоже знают русскую классическую православную икону, и тоже когда видят образцы современных икон, то не всем все понятно. Но воспринимают положительно, хорошо. – А на Востоке Украины у Вас были выставки?- К сожалению, нет, но очень хотелось бы.

Особенно сейчас, когда такая ситуация в стране. Хотелось бы просто приехать и показать людям искусство, потому что они очень странно, агрессивно настроены и, кажется, не хотят воспринимать других людей отсюда. И мне не понятно, почему. Поэтому хотелось бы приехать туда….

Related posts:

Leave a Reply