Черные копатели в поисках сокровищ или Сколько стоит украинская история

Черные копатели в поисках сокровищ или Сколько стоит украинская история
2017-05-29
Черные копатели в поисках сокровищ или Сколько стоит украинская история

22 мая 2017 года на Черкасщине СБУ предупредила попытку контрабандного вывоза за границу культурных ценностей времен Киевской Руси. Местный житель – «черный археолог» – во время незаконных поисковых работ нашел клад старинных украшений из золота и серебра. Он пытался продать их дельцам, которые занимаются незаконной перепродажей историко-культурных ценностей за границу. Однако оперативники спецслужбы предотвратили такой попытке. Открыто уголовное производство по ч.

1 ст. 201 Уголовного кодекса Украины. Случаи задержания нелегальных копателей – единичные. Вред, который они наносят историческому и культурному наследию украинского народа – неоценима. Уже не первый год защитники украинских сокровищ бьют тревогу.

так называемая «черная археология» с каждым годом становится все более распространенным явлением. Законы Украины никто не боится Правоохранителей никто не остерегается. Нелегальный коп становится дорогим хобби, на котором зарабатывают неплохие деньги. Как результат. историю Украины распродают по частям на форумах, рынках и за рубежом… «Мы не ищем артефакты.

Мы ищем метеориты» Их называют по-разному. Черными археологами. Черными копателями. Мародерами. Чорняками.

Скарбошукачами. Людей, которые покупают металлодетекторы и отправляются на поиски артефактов с каждым годом в Украине становится все больше. Ответственность за такие действия, согласно с украинским законодательством, не всегда четко очерчена, не до конца прописана, и лишь теоретическая. Ведь никто из официальных представителей органов защиты культурного и археологического наследия Украины не может припомнить случая, чтобы хоть один копатель предстал перед законом. Зато каждый из них, копателей и кладоискателей, хорошо знает, где искать нельзя, когда лучше этого не делать и как найти на старых картах «плодотворные» территории.

«У кого-то это покер. У кого – казино. А у кого – то- прогулки с металлоискателем. И в большинстве случаев, с которыми я знакома, людям просто нравятся старинные вещи. Они их оставляют себе и не продают.

Остальные копателей работают ради наживы. Взяли карту, посмотрели, ушли и ищем», – рассказывает а Елена М. , которая увлеклась скарбошукацтвом около трех лет назад. Елена говорит, что закон знает хорошо. Как и большинство друзей, которые разделяют ее увлечение.

«Коп как таковой запрещен Законом. Но вы понимаете, что мы не ищем артефакты. Мы ищем метеориты», – улыбается собеседница. Елена М. убеждена, что любители с металлодетекторами на самом деле никому не вредят и обычно являются очень хорошими и совестливыми людьми.

«Мы неплохие люди. Это просто другой мир. Мы никому не вредим. Даже ямки за собой закапываем. Это неписаное правило.

Если ты выкопал ямку – ты должен ее за собой закопать, чтобы никто туда не упал», – рассказывает собеседница, уточняя, что говорит исключительно о людях, которые делают это для удовольствия, а не для наживы. Среди самых дорогих сокровищ, которые попадали в руки собеседницы с земли – монеты из серебра Римской империи. Но сколько они могут стоить женщина не берется говорить. «Я не считаю себя черным археологом. Черные археологи – это люди, в которых нет правил.

Они могут залезть на могилу, на курган. Я просто копатель. Для меня это не заработок, а отдых для души. Я еще не продала ни одной находки и пока мне не приходилось находить вещи, которые могли бы быть полезными государству или музеям. Иначе я бы их отдала», – рассказывает Елена.

Не продает свои достижения и Владимир – человек, который уже более 10 лет каждую неделю ходит на поиски сокровищ. Объясняет – это как рыбалка. «Это хорошая возможность отдохнуть от обыденности. Кто-то идет ловить рыбу, а я иду в лес, в поле», – говорит собеседник. Он уверяет, что может проводить такие поиски, потому что имеет «удостоверение от музея».

Но при этом хорошо ориентируется, на какие объекты заходить с металлодетектором не стоит. «Есть перечень объектов археологии, где копать нельзя. Также я не понимаю людей, которые лезут в курганов, раскапывают могилы. Это грабеж. Поэтому я не могу назвать себя ни черным археологом, ни скарбошукачем.

Я поисковик. Большинство найденных вещей отдаю музеям. Себе оставляю только монеты, поскольку именно увлечение нумизматикой началось мое увлечение копом», – рассказывает Владимир. Он уверяет, что действительно стоящие вещи попадаются крайне редко. Говорит, что самая дорогая находка оценивалась около 12 тысяч гривен.

Все вокруг колхозное – все вокруг мое. Владимир и Елена – представители так называемых «белых чорнякив», как их называют официальные археологи и поисковики. Они не грабят могил. Они не вывозят за границу ценные исторические артефакты. Они якобы готовы сотрудничать с государством.

Но они тоже нарушают законы, среди который первый – Закон Украины Об охране археологического наследия. Но Елена и Владимир – это лишь одна сторона медали. С другой же стороны – сотни так называемых черных археологов, которые перекапывают гектар за гектаром, собирая исторические сокровища нашего государства, перепродавая их за баснословные средства уважаемым и влиятельным коллекционерам как в Украине, так и за рубежом. Найти таких копателей на самом деле нетрудно. Они не прячутся.

Они торгуют находками на специализированных рынках, делятся впечатлениями и опытом на форумах и в соцсетях. Не так давно маедиапростир облетела потрясающая информация об уникальной находке на Черкасщине – искатели сокровищ раскопали скифскую чашу Арианта. Их не поймали за руку. Они сами рассказали про свою удачу. Более того, выразили свою готовность продать ценный артефакт местному музею.

Если же учесть то, что о историческое прошлое скифской эпохи на этой территории раньше было мало сведений, находка кладоискателей – «первая ласточка». В этой ситуации парадоксально все. Начиная от восхвалений кладоискателей своей удачей, которая является незаконной, заканчивая радостью от того, что появилась уникальная информация о скифскую эпоху, которую продадут (.

) музея. «Археологическое наследие включает как предметы, так и контекст, в котором они есть. Вырванный из контекста – это просто предмет, пусть он даже редкий, из золота или серебра. Ведь археология – это не поиск предметов, это умение добывать информацию, делать выводы на основе тех материальных свидетельств, которые оставило древнее население.

Клейн сравнивал архелога с детективом, который на тысячи лет опоздал на место преступления. Итак, чтобы уметь считывать и фиксировать эту информацию, этот контекст, нужно иметь соответствующие профессиональные навыки. Копач, который ищет вещи для себя или на продажу, фактически выкапывает картошку, ибо ценности того контекста, в котором выросла эта картошка, он не осознает», – объясняет Екатерина Чуева, заместитель генерального директора Национального музея искусств имени Богдана и Варвары Ханенко, кураторколекции искусства Древнего мира. Длинная советская традиция все вокруг колхозное – все вокруг мое привела к тому, что люди также не осознают. этот огород – не ничейный, не колхозний.

Археологическое наследие, которое хранит украинская земля, являются достоянием украинского народа и всего человечества. Возможно, подняв и спрятав монету, которую уже не найдет археолог, вы навсегда сотрете с памяти единственное малое свидетельство того, что здесь есть какая-то уникальная достопримечательность. Даже больше – часто нашу картошку выкапывают таким варварским способом, что и сам огород уничтожено, на нем никогда ничего уже не вырастет, это как при пересадке сердца пройтись по ребрам пациента экскаватором – реанимации не подлежит.

Екатерина Чуева объясняет, что на самом деле музеи в своей деятельности должны руководствоваться действующим законодательством, а следовательно, не могут поддерживать незаконную деятельность. «Помимо законодательства, также есть профессиональная этика, ее основные положения собраны в Кодексе музейной этики ИСОМ (Международного совета музеев). Согласно Кодексу, музеи не должны принимать в коллекции предметы, которые могли быть добыты нелегальным путем – ведь это будет означать, что они косвенно поддерживают уничтожение археологического наследия», – рассказывает Екатерина Чуева. То какой может быть судьба этой уникальной находки скифской эпохи.

В рамках закона ее не может взять к своей коллекции ни один музей. Ее нельзя продавать. Ее изначально нельзя было выкапывать нелегальным способом. Нельзя наказать. И правильные знаки препинания здесь всем понятны.

Более того, чем дальше, тем активнее популяризируется версия о том, что реально наказать можно только того копача, которого поймают «на горячем» на обектиархеологии, внесенном в державнийреестр. Именно эти объекты рассказывал Владимир. О них знают все профессиональные нелегальные кладоискатели. Но такая версия не что иное как манипулирование, – убеждает Екатерина Чуева. «Часто можно услышать контраргумент о том, что если с металлодетектором ходить не по памятке – то это законно.

Но это не более чем попытка сманипулировать формулировками законов в свою пользу. Есть Ст. 10 Закона Украины Об охране археологического наследия. Также стоит обратить внимание на ратифицированную Украиной Европейскую конвенцию об охране археологического наследия (1992 года), в частности, на статьи 2 и 3, которые регулируют эти вопросы», – объясняет Екатерина Чуева. Вот только, как показывает практика, все эти статьи и обязательство не работают.

Понятие «черной археологии» с каждым годом перерастает в дорогое хобби, за которое никто не то что не наказывает, но и неплохо вознаграждает. Если хотя бы несколько минут уделить изучению ассортимента всем известных форумов-аукционов Violityчи Reibert, становится понятным, что в борьбе с нелегальными копателями никто в нашем государстве не заинтересован. О причинах говорить вслух не приходится. А вот о последствиях… Искали артефакты, нашли кости «Главная проблема в том, что в нашем государстве не уважают закон. А также в том, что к большому сожалению, очень много людей, которые или при власти, или при должностях в правоохранительных органах или сами являются коллекционерами или каким-то образом помогают в деятельности черных копателей и мародеров», – комментирует ситуацию с безнаказанностью так называемых «черных археологов» Святослав Шеремета, директор КП ЛОР «Судьба».

По его словам, у нас в Украине для того, чтобы осуществлять земляные работы( исследования) с использованием металлоискателя, нужно иметь разрешение Министерства культуры. «Но уважения к закону к сожалению нет нет. А ответственность за нарушение не прописана. Сейчас, если такого копача поймать, он просто получает штраф. И для этого его нужно поймать именно во время раскапывания.

Потому что если просто поймать мужчину с металлоискателем, он скажет, что вчера был здесь на пикнике и потерял часы, обручальное кольцо и так далее», – рассказывает поисковик. При этом Святослав Шеремета подчеркивает, что все без исключения черные копатели нарушают закон и наносят немалый вред. «Во время наших экспедиций мы часто видим перекопаны и изуродованные памятники истории, а именно места боев, захоронения времен Первой, Второй Мировых войн и национально-освободительной борьбы. После действий мародеров, когда они перекапывают захоронения, часто теряется очень важная информация. Это преступление.

Ведь по сопроводительным материалом виднайденим в погребении можно установить, к какой армии или какого подразделения данной армии принадлежал погибший, а также установить имена погибших. Имена погибших удается установить не так часто, а через деятельность мародеров эта возможность существенно уменьшается», – объясняет Святослав Шеремета. Поисковики рассказывают, что всех черных копателей условно можно разделить на три группы. Есть мародеры, которые обворовывают захоронения. Есть так называемые серые копатели, которые копают и, когда сталкиваются с костями, не двигают их и каким-то образом сообщают о найденном.

И есть просто любители походить и поискать монетки, артефакты. Для собственного удовольствия. «Мы недавно выезжали за звонком парня, который нам сообщил о том, что нашел флягу, а под флягой – кость. Прибыв на место, мы обнаружили останки солдата австро-венгерского войска, который пролежал в земле с 1914 года, погиб в начале Первой Мировой Войны, – рассказывает Любомир Горбач, председатель Общества поиска жертв войны «Память». – Есть люди, которые находя захоронения – не разоряют его.

Даже азарт поиска останавливает мораль. Но, к сожалению, количество тех, кто раскапывает, раскидывает и ничего никому об этом не сообщает, не меньше». Жесткая борьба или компромисс. Несмотря на актуальность и остроту проблемы, прогресса на пути к ее преодолению в Украине не заметно. Информации о задержании артефактов на границе при попытке перевезти их за границу – единичные.

Количество лотов на аукционах в Интернете – рекордная. Государство теоретически предлагает законы, которые должны были бы пресекать нелегальную деятельность старателей, а практически – не делает абсолютно ничего для реального воплощения этого законодательства в жизнь. «Памятник археологии – это объект археологии, который внесен в Государственный реестр недвижимых памятников Украины. По состоянию на сегодня во Львовской области есть только 511 памятников археологии. Все остальные имеют статус или щойновиявленого объекта археологии, или объекта, о котором знают только ученые, но никакого юридического статуса он не имеет.

Всего в Украине зарегистрировано почти 66 тысяч. Хотя на самом деле только по нашей области можно надеяться на наличие 20-25 тысяч, а по Украине – до 700 тысяч. В Польше, к примеру во время реализации государственной программы сплошного обследования выявлено и зарегистрировано 450 тысяч таких объектов. При этом ее территория в два раза меньше нашей. За последние 2,5 рокиМинистерство культуры ни одного объекта археологии в государственный реестр не внесло», – рассказывает Олег Осаульчук, директор Научно-исследовательского центра «Спасительная археологическая служба» Института археологии НАН Украины Олег Осаульчук.

Он отмечает, что причиной такого состояния в памятникоохранной сфере в Украине является, во-первых, недействующая и неурегулированная окончательно нормативно-правовая база, и, во-вторых, человеческий фактор. «В Польше 250 тысяч кладоискателей. Очень часто они оснащены на порядок лучше, чем официальные археологи. А польская археологическая школа – одна из лучших в мире. Там есть подразделения, которые мониторят работу таких чорнякив.

Был пример. Один скарбошукач нашел клад бронзовых топоров. Половину клада спрятал, а половину решил отдать государству. Чтобы показать, какой он сознательный гражданин. За такой сознательный шаг ему даже должны были выплатить денежное вознаграждение.

Но в какой-то момент полицейские проверили скарбошукацьки сайты и сообщества. И выяснилось, что он хвастался, мол, “скоро меня представят к награде, а на самом деле я нашел клад вдвое больше”. И вместо вознаграждения он получил 8 лет заключения», – рассказывает Олег Осаульчук, добавляя, что у нас он не припоминает ни одного случая реального наказания нелегального копача. «Первое, что нужно для решения проблемы – это воспитывать сознательность наших граждан. Они должны понимать, что все, что ими найден – это историческая память народа, а не предмет наживы.

Второе – неотвратимость наказания за такого рода проступки. Третье – формирование эффективной структуры, которая бы следила за таким рынком. Поверьте, на Западе тоже не такой идеальный мир, как нам рисуют. Но там если ты попал в руки правоохранителей, то отвечаешь за свои действия и поступки», – добавляет Олег Осаульчук. На проблеме отсутствия ответственности подчеркивает и Святослав Шеремета.

«Решить ситуацию можно очень просто. Нужно принять закон, где должно быть четко установлена уголовная ответственность за нелегальное рытье. Нужно, чтобы после принятия такого закона нескольких черных копателей привлекли к ответственности, – объясняет поисковик. В Литве эту ситуацию решили именно таким образом. Там сейчас нет черных копателей.

Там приняли закон, согласно которому металлоискатели нужно регистрировать и для поиска нужно получать разрешение собственника участка, на которой ты будешь копать (производить поиск). За нарушение предусмотрена уголовная ответственность. Когда приняли этот закон, нескольких человек поймали, дали реальные сроки заключения, и все. Вопрос решен». Еще один ключевой момент, о котором должно заботиться государство – финансирование археологических и поисковых работ.

Легальных. «Государство должно работать на опережение. Должны финансироваться археологические экспедиции. Поисковики тоже должны были бы работать на опережение. Есть финансирование – и мы работаем.

Село за селом. Поле за полем. Год в год. Хорошие инструменты. Адекватная оплата.

Я работаю уже 12 лет. Но до сих пор не могу себе позволить купить металлоискатель, который стоит 28 тысяч гривен. А черный копатель может его купить, потому что он вчера продал монету. Парадокс. » – делится мыслями председатель Общества поиска жертв войны «Память» Любомир Горбач.

«Бороться реально и нужно, – оптимистично убеждает Екатерина Чуева. – С одной стороны, нормировать на законодательном уровне и отрабатывать механизмы исполнения законов, а также общественного контроля и преодоления коррупции, которая тоже играет свою роль в уничтожении наследия. С другой – вести широкую образовательную работу, начиная с раннего возраста. Воспитание и образование – это ключ к формированию личности, которая будет осознавать ценность и важность сохранения культурного наследия. Это длительный процесс, но он принесет результаты.

Сегодня имеем тяжелую ситуацию. Нередко коллекционеры и копатели убеждены в том, что они таким образом спасают предметы, а в частных коллекциях им будет лучше, чем в государственных музеях. К сожалению, по указанным выше причинам и не только такие действия, которые приводят к сохранению предметов – и в то же время потери целых пластов информации – а значит и нашей исторической памяти, невозможно считать спасением. Как специалисты – должны неустанно объяснять, почему, и добиваться того, чтобы наш голос был услышан. На возможность диалога многие из коллег смотрит пессимистично, агрессия по отношению ученых в некоторых комментариях и дискуссиях тоже не вдохновляет.

Но ничего не делать – тоже не выход. Украина будет сильной, когда будет сильным гражданское общество – поэтому надо работать в этом направлении», – убеждена Екатерина Чуева. S Во время подготовки материала стало известно, что Верховная Рада Украины приняла Закон Украины «О внесении изменений в Закон Украины Об охране культурного наследия (относительно определения понятия памятник культурного наследия).

Related posts:

Leave a Reply