…Человек, который не изменяла Гиппократа

...Человек, который не изменяла Гиппократа

Этот галицкий самородок лечил митрополита Андрея Шептицкого, композитора Николая Колессу и всех известных людей того времени, но больше всего запомнился простым украинцам, которые ехали к его львовского дома за сотни километров. Каждую ночь под “виллой”, как называл он свой дом, с сумками и детьми ночевали десятки больных… Не удивительно – для многих врач Панчишин был последней надеждой на спасение. А еще он запомнился тем, что хоть и вырос в сполонізованій семьи и выучился на деньги поляков, но не забыл о своих корнях и предал их, перейдя на сторону украинцев. За что и поплатился.Минуя дом под третьим номером на улице Устима Кармелюка в Львове, мало кто догадывается, что в свое время в этом каменном доме жил один из самых гениальных врачей Украины. Здесь он принимал больных, делал научные исследования, во времена разгула Армии Крайовой прятал украинских студентов.

Это сейчас вход к дому всегда свободен, а еще каких-то несколько лет назад перед ним стояли длиннющие очереди из повозок, автомобилей и людей. Его популярность имела несколько объяснений. он неоднократно вытаскивал людей с того света, а еще брался за медицинский инструмент даже в том случае, если лицо не имело возможности заплатить за свое лечение. Не только не отказывал в приеме, но и мог предложить кровать в доме и еще и одолжить денег на железнодорожный билет.. Давал же клятву Гиппократа.

Поэтому не удивительно, что ближайшую трамвайную остановку на улице Лычаковской кондукторы так и объявляли. “Доктор Панчишин”, а его самого называли не иначе, как “народным врачом”. Марьян родился во Львове в 1882 году в семье извозчика. Отец не имел возможности дать сыну образование, потому что и так еле сводил концы с концами. Так что тому не оставалось ничего другого, как полагаться на самого себя.

Хорошо, что ни талантом, ни талантом Бог не обделил – скорее наоборот. Благодаря способностям, школьник получил возможность учиться бесплатно. Уже в первом классе руководство заведения напишет. “Освобождается от оплаты до тех пор, пока будет учиться “на отлично”. Поскольку Панчишин учился “на отлично” все годы, то и особенно не переживал, как должен оплатить работу учителей.

Несмотря на это, не бездельничал ни дня, а зарабатывал на жизнь  уроками репетиторства своим коллегам по парте… После гимназии он поступает на медицинский факультет Львовского университета. Там опять на шесть лет получает стипендию епископа Самуэля Гловінського, далее совмещает учебу с трудом. На завершение еще и получает финансовую поддержку фонда Кароля Субботы. Уже на четвертом году студенчества Панчишин выступает с собственным докладом на 10-м съезде польских врачей-естественников, где представляет свои анатомические исследования о строении почки и неправильности сосудистого уклада. После окончания факультета получает диплом доктора медицины и его принимают демонстратором на кафедре анатомии, которой руководил уже легендарный профессор Генрик Кадий, основатель Львовской анатомической школы.

Это именно он первым обратил внимание на молодого и действительно талантливого студента. В результате Марьяна назначают ассистентом кафедры и руководителем первого рентгенологического отделения клиники. Рядом с основной работой на кафедре анатомии Панчишин начинает интересоваться и внутренними заболеваниями, становится волонтером в профессора Антония Глюзінського. Тогда же военное министерство Австро-Венгрии назначает Марьяна ассистентом врача в резерве, а дальше – главным медиком. В документах-грамотах тех времен говорится.

“Его королевско-імператорсько-апостольская величественность высоким решением от 29 апреля 1913 года высочайше соизволила назначить вас старшим врачом в резерве. Вена, 30 апреля 1913 год. По поручению министра”.От 1912 года Панчишин уже ассистент клиники внутренних болезней, секретарь Львовского врачебного общества. Марьян Панчишин в молодостіЗ началом Первой мировой войны молодой ученый в звании капитана  медицинской службы идет на фронт. Там организовывает работу противоэпидемических госпиталей, становится комендантом летучей бактериологического клиники.

За отвагу и обеспечение лечения воинов в фронтовых условиях получает три военные награды.  В 1917 году бывшему его шефу – Глюзінському предлагают возглавить кафедру внутренних болезней в Варшаве. Тот ищет себе помощника и вспоминает, что где-то на свете существует такой себе Панчишин – первый ассистент. Срабатывают влиятельные связи, на фронт летит депеша и Марьян снова надевает гражданскую одежду. Он помогает организовать открытие кафедры в Варшаве, но едет туда всего дважды, потому что как только начинается революция в Галиции и сечевики провозглашают ЗУНР, сразу же возвращается до Львова.

Награды врачу за отвагу По приезде домой медик организует частную клинику, создает перевязочные пункты, где оказывает помощь раненым украинским солдатам. И это в то время, когда в городе шли ожесточенные уличные бои и находиться в нем было крайне опасно. И за храбрость судьба вознаграждает – оказывая помощь украинцам, Панчишин познакомится со своей будущей женой Ольгой Кривокульською, что во время войны была санитарным підхорунжим Украинской галицкой армии. Это станет стартом для целой жизни – молодожены поженятся и воспитают двух сыновей – Марьяна и Юрка. Кстати, Панчишин всегда позиционировал себя исключительно как патриотически настроенный украинец.

Свидетельством этого является редкая фотография, где он стоит и общается вместе с генералом УГА Мироном Тарнавским, который отличился в так называемой Чертковской офензиві и в свое время захватил Киев. Во время конспиративных занятий После победы в Украинско-польской войне поляки подавляют все украинское. Особенно это сказывается на образовании. В 1920-1930 годах во Львове работали 43 школы, из них только 4 были украинскими. Это касалось и высших учебных заведений, где позакрывали украинские кафедры, а украинцам просто запретили учиться.

В результате занятия проводилось конспиративно в различных помещения. Академическом доме, школах имени князя Даниила и василиянок, комплексе святого Юра, обществе “Просвита”.Университет имел три факультета. философский, юридический, медицинский. Именно до основания последнего и приложился Панчишин. Он проводил занятия в собственном доме, где собирались небольшие группы студентов – по 5-7 человек.

О том, что там проводились занятия свидетельствуют книги, конспекты и анатомический препарат – женская рука, которую недавно нашли на чердаке дома.Марьян Панчишин сначала был деканом медицинского факультета, а впоследствии и его проректором и ректором. Когда же поляки делали облавы на собрание, то студенты делали вид, будто они больны и просто лечатся у доктора. Интересный факт – уровень образования студентов, часто полученной в подвалах и заброшенных помещениях, был настолько высоким, что впоследствии с приобретенными знаниями, они нелегально выезжали продолжать науку за границу – в Австрию, Германию, Чехословакию. И там молодых специалистов брали, как говорят в народе, с руками и ногами. Они получали стипендию или от своего покровителя Панчишина, или от митрополита Андрея Шептицкого.

В то время популярность Панчишина растет еще больше. Желающих попасть к нему на прием столько, что он даже устанавливает предварительная запись, чего раньше никогда не делал. Вне очереди отказывается принять даже князя Сапєгу. Исключение делает для тех, кого преследует польская полиция. С генералом Тарнавским Он организовывает Украинское гигиеническое общество и за свой счет открывает первый в Галичине противотуберкулезный диспансер, а главное – устраивает выезды по городах и маленьких селах, где проводит среди населения профилактические беседы.

В то время уровень медицинской культуры был очень низким – галичане спивались, болели самые разнообразные инфекционные болезни.  Кроме того, врач понимает, что индивидуальными встречами помочь ситуации не сможет и начинает выпуск специализированных журналов. “Здоровье”, “Лекарственный вестник”, “Народное здоровье”. У них публикует труды о рак, болезни желудка, почечные и желчные камни, недостаточность кровообращения, вреде алкоголя.Чтобы выявить туберкулез и правильно установить диагноз, за собственные средства покупает рентгенаппарат фирмы “Сименс” и монтирует его в собственном доме.   С семьей Внимание психолог уделяет развитию санаторно-курортной зоны, оздоровлению больных исключительно природными условиями – солнцем, воздухом, водой. В 1935 году в Карпатах, в селе Подлютом, возникает санаторий.

Это место действительно имело хороший климат. Не удивительно, что там издревле располагалась резиденция львовских митрополитов. Благодаря стараниям профессора в Подлютом открывают противотуберкулезный санаторий для студентов, в котором “Пласт” и “Сокол” проводят свои летние лагеря. Его разрушают при советской власти, там строят дачу для генерального секретаря Хрущева.В общем, с приходом советов в 1939 году Панчишина назначают руководителем отдела здравоохранения Львовской области. Такие кадры не пропадают ни при какой власти.

Тем более, что он заигрывал с Советским Союзом еще тогда, когда Галичина входила в состав Польши. По ту сторону Збруча стремились склонить местное население на свою сторону и всегда посылали на Западную Украину медицинские материалы куда, конечно же, не забывали давать и агитацию. Панчишин использовал их в своей работе, поскольку не имел возможности напечатать их на таком качественном полиграфическом уровне.  кстати, его вместе с Петром Франком, сыном Каменщика, избрали в Народные собрания, где  он выступал за включение Западной Украины к СССР, потому что искренне верил, что жизнь при “советах” будет лучшим. В результате даже встречался со Сталиным, был депутатом Верховного Совета УССР.

Но не смог воспринять красного террора, которым заливали Галичину краснозвездные комиссары.Да и его самого при отступлении из Галиции чуть не уничтожили работники НКВД. В 1941 году стремительно наступала немецкая армия, и этот факт срабатывал далеко не на руку украинской интеллигенции. Больше всего поплатились заключенные местных тюрем, которых не успели вывезти на Восток. Их эвакуировали по так называемой “первой категории”, а проще говоря – расстреляли. Вечером 26 июня 1941 года командир 13-й конвойной дивизии полковник Завьялов доложил наркому Сергиенко, что в львовских тюрьмах перед отступлением расстреляно и закопано в подвалах 2464 заключенные.

И это тема уже другого рассказа. Во время немецкой оккупации Панчишин занимает должность вице-премьера по вопросам здравоохранения в недолгосрочному правительстве Ярослава Стецько. Едва ли не единственный, кто имел возможность передвигаться по городу, несмотря на комендантский час. Его автомобиль Мерседес часто можно было увидеть на залитых туманом улицах города, когда тот спешил на помощь больным. Тогда он пробует восстановить медицинский факультет Львовского университета, но нацистский порядок ограничивал доступ к высшей власти “унтер мешам” и в городе высшие учебные заведения практически не действовали.

Врач Андрея Шептицкого В оккупированном Львове растет движение сопротивления – украинский, польский, еврейский. Едва ли не самой сильной была Армия Крайова, которая получала мощную поддержку из Лондона. На 1943 год ее общий бюджет составлял 35 миллионов долларов. Английские самолеты доставляли оружие, боеприпасы и тому подобное, в том числе и на Львовщину. В конце года движение сопротивления здесь возглавляет Владислав Філіпковський.

За него количество штыков в округе возрастает до 30 тысяч, правда непосредственно во Львове – не более пяти. Поляки лютуют. Они пытаются взять реванш и мстят украинцам за хоть и короткое национальное возрождение. Так погибают доктора Подольский и Ластовецкий, друзья Панчишина, а он сам начинает получать анонимные звонки и угрозы. Часто выезжает на ложные вызовы, где его ждут не больные, а устрашающие записки.

В результате он сбегает на Святоюрскую гору и скрывается в митрополичьих палатах. Пагубно сказывается на его здоровье постоянное нервное нагрузки, и 9 октября 1943 года он умирает от инфаркта сердечной мышцы. Будто чувствуя беду, перед тем напишет завещание. “Генеральным наследником целого моего имущества является моя жена Ольга Панчишин и мои дети – Маркиян и Юрий Панчишин. С того женщина должна выровнять длинного затянутый мной у тети и матери, и Стефка.

Других долгов не имею. Других обязательств не имею”.       .

Related posts:

Leave a Reply