„Церковь – это не контора по оказанию религиозных услуг”

„Церковь – это не контора по оказанию религиозных услуг”

Священник Игорь Тарас о перспективах УГКЦ на юге Украины Большая часть греко-католических общин сконцентрировано здебільшогов Галичине. Однако немало приходов в последнее время появились и в других регионах Украины – на Востоке и Юге. Довольно большая община УГКЦ действует и в Одессе. Каждое воскресенье на Службу Божью в переоборудованный под храм городской домик собирается несколько сотен одесситов. Это лишь небольшое количество тех, кто идентифицирует себя верным УГКЦ.

Ибо, как утверждают местные священники, в южной Пальмире около десять тысяч человек признали себя греко-католиками. Почему эти тысячи номинальных „униатов” игнорируют Литургии, кто формирует ядро прихода и как относятся к УГКЦ представители других Церквей. На эту тему мы решили поговорить с о. Игорем Тарасом, настоятелем храма Андрея Первозванного г. Одессы.

Первые греко-католики –Отче, когда на территории Одесской области появились первые общины греко-католиков?- Первая община греко-католиков существовала в Одессе еще в начале ХХ века. Ее организация и деятельность связана  с именем о. Ильи Кливака. Сам священник родом из Тернопольщины – Гусятинского района. По окончании Первой мировой войны он оказался в ссылке в Сибири.

А в 1917 году хотел вернуться в Западную Украину. Однако польская власть, против которой отец выступал, не впустила  его в Галичину. Тогда в. Илья едет в Одессу, куда массово эмигрировали в те времена волыняне и там начинает греко-католическую общину. Сначала молятся в римо-католическом храме.

А затем митрополит Андрей Шептицкий помог священнику приобрести земельный участок под застройку храма в Херсонском сквере в Одессе. Известно, что в. Илья опекал там всего год, а затем вернулся в Западную Украину. В 1944 году его арестовали и вывезли в Горький, где священник и умер.- Как теперь священники попадают в Одессу. Когда вы впервые приехали в этот город.

– Я родом из Тернопольщины. В Кракове окончил семинарию в Папской теологической академии и в 2004 году вызвался ехать священнодействовать в Одессу. Раньше здесь никогда не бывал, а теперь лучшего города, чем Одесса, не представляю. Греко-католическая община в этом городе существует с 1992 года. Священник и верующие в те время молились в помещении Мирославы Гладиной – женщины, которая, собственно, и начала деятельность прихода.

Эту активную мирянку в послевоенное время депортировали из Западной Украины. Она поселилась в Одессе и сохранила веру. Здесь, кстати, немало есть людей с подобными биографиями. В Одесской области, например, есть целые деревни из Галиции.- Они, видимо, и составляют ядро греко-католических общин юга Украины. – Не совсем.

Половина выходцев из Западной Украины – половина местных людей. В последних УГКЦ вызывает все больший интерес. Некоторых местных привели к нам галичане, которые не стесняются говорить о своей Церкви. Кое-кто пришел к нам с УПЦ МП, потому что мы больше внимания отводим людям. Есть у нас на приходе одесситы, которые когда-то были протестантами.

Поэтому ядро сейчас уже не формируют выходцы из Галичины. На наших Богослужениях, обычно, молится примерно 300-400 человек. А когда в Одессу привезли мощи Николая Чудотворца и когда читал молитвы священник-экзорцист Василий Пантелюк из Донецка, то к нам пришло несколько тысяч человек. „Умру, но не дам построить церковь” – велика Ли разница между галичанами и тамошними людьми в религиозно-духовном плане?- Галичане, чтобы там не говорили, народ набожный и всегда тянулся к Церкви. УГКЦ очень много вложила в христианскую формацию людей.

В Одессе, к большому сожалению, до такого уровня еще далеко. Люди здесь открытые, искренние, но они духовно непросветленные. На протяжении многих лет они были лишены добрых пастырей. Сейчас среди одесситов заметен активный поиск духовного. Но УПЦ МП не может христианизировать народ.

Превосходство их священников отталкивает от Церкви людей. Поэтому миряне не имеют возможности глубже познать и полюбить Бога. Потому что в настоящее время нельзя сводить роль Церкви до уровня конторы по оказанию ритуальных услуг. Хотя и эти услуги здесь стоят так дорого, что некоторые уже не хочет венчаться и крестить людей. Мы это понимаем и поэтому стараемся продемонстрировать совсем другое отношение между мирянами и духовенством.

Поэтому тот, кто приходит в наш храм даже из любопытства, меняет свое отношение к УГКЦ. – На каком языке вы отправляете Службы Божьи. – Только на украинском. Большинство людей здесь говорят на русском, но все, кто приходит к нам, легко воспринимают украинскую и говорят, что уже не представляют, как можно молиться на каком-либо другом языке.- Духовенство УПЦ МП, очевидно, негативно относится к тому, что в греко-католическую церковь ходят коренные одесситы. Не обвиняют ли вас в переманивании их верующих.

– Вообще это очень больная тема. Духовенство Московской патриархии крайне негативно относится к нам, запрещают людям иметь с нами контакты, выдумывают всякие глупости. И знаете, наиболее негативно настроены против УГКЦ священники, вышедшие из Западной Украине и чьи родители когда-то были греко-католиками.- Есть какое-то объяснение такой позиции. – Их логику трудно понять. Возможно, где-то там на подсознательном уровне они чувствуют вину и таким неудачным образом пытаются оправдать себя.

Священников-галичан или закарпатцев УПЦ МП здесь, кстати, немало. Они очень боятся, что мы построим храм в Одессе. Поэтому настраивают против нас людей. Меня, например, приходила одна женщина и говорила, что ни за что не даст построить церковь – костьми ляжет, умрет, но не даст возвести храм. Так несчастную накрутили против нас.

Много „полезной” информации о УГКЦ одесситы могут почерпнуть из газет и интернет-страниц пророссийских организаций. В частности, такая себе организация „Отечество” на своем сайте публикует материалы наподобие, что уния – это измена православию, греко-католики – это националисты. Они даже покритиковали митрополита Агафангела за то, что позволил греко-католикам провести в Одессе заседание постоянного Синода УГКЦ. Это, мол, по их убеждению, является поражением митрополита УПЦ МП. 10 тысяч „униатов” – Представители антиукраинских организаций не угрожали священникам УГКЦ физической расправой?- Нет, такого не было.

Они пишут себе в Интернете против приезда Любомира Гузара, униатов. Это, конечно, неприятно. Но мы ежедневно отправляем Литургии. Церкви наши стоят, мы молимся. УГКЦ на этих территориях развивается, видим для себя очень большие перспективы.- Так сколько храмов имеет УГКЦ в Одесской области?- Сейчас немного.

В Одессе во храм мы приспособили обычное помещение дома, есть еще часовня морского апостолата. Планируем строить небольшие часовни в военной части на заводах, там есть наши прихожане. Также есть небольшая церквушка в городе Ильичевске, часовня в Южном, там же строим храм. Имеем церковь в Раздельной, Ивановке, Березовке. Всего 10-11 храмов.- Во время пребывания в Одессе Блаженнейший Любомир Гузар обратился к власти с просьбой выделить земельный участок для строительства кафедрального храма Покрова Пресвятой Богородицы.

Как думаете, прислушаются чиновники. – Они, может, и прислушиваются, но выделения земельного участка зависит от многих факторов. Городская власть соглашается, но не все от нее зависит. На горсовет тоже давят. Речь идет о тех же пророссийские организации и духовенство УПЦ МП.

Людей против нас накручивают. Говорят, что в 90-х годах мы забирали храмы на Западной Украине, это бандитская Церковь. Поэтому есть большой опасностью, чтобы Церковь-загарбниця существовала в Одессе. Они не выбирают слова, считают, что для достижения цели все средства хороши. Мы же себе такое допустить не можем.

Кое-кто из одесситов таким утверждением верит. А власть этот фактор учитывает, ведь это их избиратели. С другой стороны, в городе тоже есть немало греко-католиков. Согласно социологическим исследованиям, таковыми себя признал один процент населения Одессы. Для миллионного города это десять тысяч.

Цифра солидная. Однако люди эти русифицированы, в большинстве не проявляют должной инициативы. Поэтому перед нами стоит задача вернуть их в лоно материнской Церкви. Ибо если бы те десять тысяч ничего не боялись, поднялись, выразили свое мнение, то землю нам уже давно бы дали.- Сколько стоит сотка земли в Одессе?- В центре города 50 тысяч, на окраине – где-то 10 тысяч долларов.- Что львовяне могут сделать, чтобы УГКЦ успешно развивалась на этих просторах?- Если будем строить храм, то хотели бы получить материальную помощь. Это нормально, потому что затраты будут большие.

Но я не сказал бы, что нам так плохо. Блаженнейший не равнодушен к нашим делам. Нас активно поддерживают монашеские сообщества, приезжают к нам, проводят реколлекции. Поэтому справляемся. А галичане могут поддержать нас тем, что на весь мир скажут, что на юге Украины есть наша Церковь, за которую молимся, которую любим.

И это будет для нас большая помощь.Беседовал Юрий Оленець.

Related posts:

Leave a Reply