Большие проблемы на Малой Житомирской

Большие проблемы на Малой Житомирской

Холодное утро. Майдан Незалежности протянул широкую ладонь радиальных улиц к Софии, Михайловского собора и Костела святого Александра. Малая Житомирская – улица аккурат посередине. Эклектичный кирпичный дом под номером 14 прислонился к высокой модерновой дома с белыми фризами. Ряды підсліпуватих окон, где-не-где не хватает стекол…

Потемневший дом стоит призраком. Свет в розмальованому переходе манит внутрь. Перед фонарем на потолке – дыра, в ней можно разглядеть лишь почерневшие ребра дома. ни потолков, ни полов. – Мужчіна, у вас сігарєткі не будет.

– Из перехода выходит женщина. опухшее лицо с язвами, непричесанная, куртка с обвисшими полами. Прохожие отворачиваются.Она здесь живет не одна – их восемь бездомных в знаменитой усадьбе Мурашко. Пытаются убирать, чтобы соседям за белыми балконами не воняло. Сдают Виталию бутылки – он добрый человек, выгоняет желающих погидити.

Женщина жалуется. утром боится выйти по необходимости:  – Крыс еще столько в жизни не видела!Во внутреннем дворике одна из пристроек превращена в свалку. Большой крыса бегает по двору. В глубине – приземистая лачуга с цоколем и верандой. Слева сверху, из-за высокого забора, во двор смотрят белые застекленные окна ухоженного дома.

Среди хлама – деревянная сторожка, возле нее демонтирована мемориальная доска. “В этом доме жил и творил… Мурашко”. – Что вы ищете. – кричит мужчина средних лет, небритый, с колючим взглядом. Это Виталий, он имеет здесь пункт приема макулатуры и стеклотары.

Он показывает все закоулки и мастерскую Мурашко изнутри. Узнав, что в этой мастерской в начале ХХ века изготавливали изысканные иконостасы для церквей Варшавы, Алма-Аты, Житомира и Луцка, лишь вздыхает и качает головой. Усадьба принадлежит к охранной зоне Софии – объекта Всемирного наследия ЮНЕСКО. – Инвестор хочет разрушить четыре дома и построить офисно-торгово-развлекательный комплекс, – рассказывает Александр Глухов. Почти двадцать лет он живет с женой и дочкой рядом с усадьбой Мурашко, в доме № 12, которому тоже грозит снос.

Более десяти лет он в одиночку борется за право жить в своей квартире. Сначала Глухова хотели принудительно отселить под предлогом реконструкции. С 2006-го его дом без отопления, в 2007-м пожар уничтожил соседний 12-“Б”, а фирма “Пантеон-Инвест” незаконно купила и дом Глухова, и усадьбу Мурашко. Новые судебные заседания, и в октябре 2011-го Киевский хозяйственный суд принял решение о возвращении домов к коммунальной собственности. И частные охранники не спешат выполнять это решение.

Они заварили двери во всех квартирах и устроили пропускной пункт. Александра легко узнать. Именно таким представляешь настоящего киевлянина. темно-седая борода, проницательный и в то же время приветливый взгляд, выразительный нос, две вертикальные морщины на переносице, три волнистые – во главе. Портрет “князя Ярослава” дополняла темная нейлоновая куртка, шерстяной шарф цвета кофе с молоком и кожаная шапка с козырьком.

Заходим в его дом. Александр просит у охранника ключ от квартиры на четвертом этаже, чтобы вылить дождевую воду, которая, наверное, собралась за ночь. – Здесь жила художница Таня Ілляхова. Ее муж – забавный эксцентрик Чичкан, который устраивал художественные акции, – вычерпывая воду, повествует Александр. – Она рисовала красивые картины в классическом стиле, интересно одевалась.

А он мог вимазатись в краску и лечь на полотно, и те картины покупали богачи. Александр – кандидат физико-математических наук, имеет более семидесяти научных трудов. Он работает в Национальном авиационном университете и не имеет желания быть “звездой телевидения”. “Сегодня, когда инвесторы и власть – верные союзники, люди должны осознать общий интерес. Многое зависит от самоорганизации.

Общую задачу гораздо проще решить, чем конкретную, которая из нее вытекает”, – говорит Глухов. Андрей Куликов, известный тележурналист был участником акции “Мурашко is back” в необычном амплуа.– Знаю про усадьбу Мурашко еще с советских времен, – рассказывает Куликов. – В декабре мне позвонила инициативная и концептуальная Аксинія Курина. Предложила. Андрей, будьте в нас Мурашком.

Я прочитал дневниковые записи художника. “Как-то разрисовал недавно побеленную стену лестницы, за что получил значительного взбучку. Мечтал. когда вырасту – стану великим художником, но отец и слушать не хотел. Ему нужны были работники в иконописной мастерской…” Одел несколько вещей, которые вполне подходили той эпохе.

Бьет тревогу и киевлянка Ольга Козловская. – За неделю до Нового года на месте Десятинной церкви начались работы. В ночь с воскресенья на понедельник вывезено двести камазов земли, а затем ввезено столько же песка. Таким образом готовят фундамент для стен новой церкви, которую русские православные хотят построить выше Исторический музей и Андреевская церковь. Можете представить, какой это ужас.

они вывезли историческую землю, которая почти не исследована!Александр Глухов знакомит меня с Ириной фарион. Дом возле площади Льва Толстого, где она жила, уничтожили среди бела дня в ее и на глазах милиции. Застройщик имел влиятельных политических покровителей. “Ко мне дважды звонил Тигипко, чтобы уладить конфликт!”.Она показывает застроен сквер у “Укринформа”, другие каменные дома вельмож времен Российской империи и их семей, изысканный дом Михельсона, который постепенно доводят до состояния руины. А еще пробел на месте, где когда-то стояли ее дом и усадьба, в которой жил Шолом-Алейхем.

Мурашко вернулся, рассказывает Аксинія Курина, организатор акции “Мурашко is back” в офисе общественной организации “Центр UA”, и возмущен тем, что творится вокруг его усадьбы.– Сейчас шестеро режиссеров снимают документальный фильм о доступе к публичной информации, – рассказывает о новом проекте Аксінія, киновед, окончила университет Карпенко-Карого. – Александр Глухов является героем одной из новелл. Аксинія видит усадьбу Мурашко в будущем современным арт-центром, где будет живая коммуникация художников. “В Киеве существует большая проблема с общественным пространством. в центре Киево-Могилянской академии действует неприемлема система ограничений, Pinchuk Art Center – это лишь выставочные площади, а нужен заведение, который бы объединял художественное сообщество.

В конце концов, я хочу видеть Киев своего детства, каким он был двадцать лет назад…”– Киев пережил три самые большие несчастья. нашествие Батыя, Вторую мировую и приход Черновецкого к власти, – резюмирует господин Александр, в очередной раз идя в суд выяснять ход дела. Недавно городская власть выделила землю под строительство гостиницы между Золотыми Воротами и Софией. Итак, борьба за сохранение истории в сердце украинской столицы будет продолжаться.Богдан ВОРОН,магистерская программа по журналистике УКУ.

Related posts:

Leave a Reply