Баймаки: село, затерянное среди цивилизации

Баймаки: село, затерянное среди цивилизации

Полчаса на машине, и вот я на месте. Это Баймаки – село на Хмельнитчине, до которого невозможно добраться другим транспортом, ведь сюда не едут автобусы, и железнодорожного пути также нет. Дорога тянулась лесом, покрытым белоснежной снежным одеялом. И вот мы выезжаем на главную улицу села, вдоль которой выстроились маленькие домики, окрашенные в голубое, и никому уже не нужные руины. Меня высадили возле автобусной остановки – наследия советских времен, что еще ждет свой звездный час.

Еще накануне я даже не знала, вообще смогу доехать до нужного мне села. Остановившись в поселке Ямполе, я попросила помощи у местных жителей. Люди удивленно поглядывали на меня, узнав, что я направляюсь к Баймаків. Одна женщина рассказала, что автобус ездит в соседний с Баймаками села Ставищани лишь дважды в неделю, а дальше – или шесть километров пешком по лесу, или просить, чтобы кто-то подвез на телеге. А еще до Белогорье – райцентра, откуда ходит автобус – доехать надо.

И помог ее муж, который согласился завезти меня машиной. Услышав шум мотора, на улицу вышли люди. Узнав, кто я и зачем приехала, меня сразу отправили к старейшей жительницы села – Татьяны Малінкової. На дворе встречаю дочь Татьяны, Галину Сергеевну, которая идет по воду. Заметив мой удивленный взгляд – ведь колодец у нее за спиной – она грустно улыбается:– Как вытащу два ведра, то счастье.

Нет у нас воды. И у соседей нет. Приходится ходить к колодцу возле нашего старого дома. То недалеко, можете пойти со мной.По дороге женщина рассказывает, что стирать должны ходить на реку – хоть в мороз, хоть в жару. В некоторых отекают от такой стирки руки, в других трескается и кровоточит кожа.

Вернувшись, заходим в небольшой хатки. Сразу же ощутимо запах печеного хлеба. Захожу с хозяйкой в одну из маленьких комнаток. две кровати, стол, шкаф, два кресла, старенький телевизор, над дверью – вышитые рушники, на стене – иконы. Сажусь, не снимая верхней одежды, ведь здесь очень холодно.

Впрочем, растениям в доме температура подходит – они не только не страдают от холода, а наоборот, цветут. Женщина зовет маму и начинает меня расспрашивать. – Вы машиной со стороны Белогорье ехали. Это восемнадцать километров, а как трудно добираться. Да что там говорить, в ту, вторую, сторону лишь девять километров до Шумска, а дороги нет никакой.

А туда ближе было бы до Киева, чем через Ямполь… А как скорую  вызвать. Звоним, попадаем на Шумск, а они не едут – дороги нет. Говорят, звоните в Белогорье. Звоним, снова берут трубку в Шумске.

Пока дозвонишься, дождешься… А если инсульт или инфаркт. Вот у нашего соседа был инсульт, то вызвали дочь из Нетешина, она его уже в больницу везла. Еле тогда спасли… Я, как вышла замуж, ушла жить с мужем в Тернополь. Приезжаю маму навещать. Ей в феврале исполнится уже девяносто.

Так всю жизнь здесь и прожила. Может, что-то вам и рассказала бы, но плохо слышит и мало что помнит. По советских времен Баймаки мало чем отличались от других украинских сел. Здесь было около ста дворов. Упадок начался в девяностые годы.

Тогда закрыли единственный магазин в селе. как воспоминание о нем, осталась табличка на старом здании. Раз, в лучшем случае, дважды в неделю приезжает машина  с продуктами. И для людей это небольшая радость. цены на продукты в два раза выше, чем в районном центре.– Хлеб печем сами.

Молоко, яйца, сыр есть, масло же приходится покупать. Из машины семьсот граммов стоит где-то двадцать гривен, то мне дети в Тернополе дешевле покупают. Стараемся все на огороде выращивать, еще и детям в город передать домашнего, – подает голос Татьяна Ивановна. Сейчас в селе всего двадцать один двор. О том, что здесь когда-то жило много людей, напоминают лишь полуразрушенные избы.

Жители села – преимущественно старшие люди, которые уже не хотят покидать насиженные места. Здесь родились, выросли, здесь и доживают. Веселее в селе становится в период рождественских и пасхальных праздников, а также летних каникул. домой возвращаются с детьми те, кто еще в юности покинул родительский дом, чтобы начать взрослую жизнь где. Хотя есть тут и свои, местные дети – семеро.

Я хочу с ними познакомиться. Галя говорит. – То вам надо идти к Ларисе, у нее четверо. Ее дом на въезде в село…Не успела я дойти до нужного мне дома, как навстречу вышла женщина с полотенцем, повязанным на голове на манер восточной чалмы. – Хотите что-то купить.

Журналистка. Заходите в дом, не будем же на улице говорить.Дом не очень отличается от того, где я уже побывала. Такие же небольшие комнаты, низкий потолок, внутри так же прохладно. Женщина снимает с помытой головы полотенце и поправляет влажные волосы.

Меня пробирает мороз. Эти люди привыкли жить в холодных домах, ведь газа в селе нет, а дрова покупать очень дорого. Перебиваются торфом, который заготавливают летом. Это тоже дело не из легких. Для этого нужно иметь специальную лопату для копания торфа.

Затем его сушат и сдают, а используют зимой экономно. Женщине на вид лет сорок. Она имеет четверо детей. Двое уже отделились от нее. сын живет с ее родителями, а дочь вышла замуж.

Двое еще учатся. – Дочь-семиклассница сейчас в школе в Хорошеве. У нее сегодня празднование Нового года, будет рассказывать стихотворение. Вот я и собираюсь поехать, посмотреть. Сосед едет, то я к нему підсяду.

Если бы не он, не ехала бы. нет как добраться. За детьми уже года два автобус приезжает. А когда на телеге возили, и погода же разная бывает. Как снег или дождь, то сидят в телеге, ребаи позбиваються и так едут.

Своей школы здесь никогда не было. Еще есть сын, ему восемнадцать, учится в Шумске. Будет водителем. Нам немного легче. там на рынке купить все что нужно, то получается дешевле.

Потому что с той машины, которая продукты привозит, покупать дорого. Да и на работу я нигде не хожу. Когда-то работала на молокозаводе в Белогорье, и туда теперь не доедешь. Сначала к Ставищан, а там на автобус и до Белогорье… А как на автобус не успеешь, то хоть возвращайся домой. Иногда кто-то подвезет, но в то же  не всегда.

Я оставила работу. Дома работаю. Лариса имеет небольшое, по ее словам, хозяйство. лошадь, свиньи, корова, гуси, куры, а еще два с половиной гектара поля. Все это должно обойти, обработать.

Зимой больше времени на отдых, позволяет себе подольше поспать, и летом день начинается в пять утра и заканчивается чуть ли не в полночь. С Баймаків она мечтает переехать где-то ближе к городу. Казалось бы, есть электричество – нет проблем. И это только на первый взгляд. Столбы давно похилились, а до их починки никому нет дела.

Когда дует сильный ветер, жители пытаются улицам не ходить, говорят, что для беды много не надо. На вопрос, пытается что-то улучшить сельский голова, люди улыбаются. Это смех сквозь слезы. Глава. Наше село относится к Ставищан, там и сельский голова.

Хотя бы два раза в год сюда приехал, и где там. Времени нет никогда. И про дорогу мы говорили. Никто не прислушивается к нам. Вот только церковь нам построили недавно, помог выходец из нашего села.

Там как раз должны свет на днях протянуть. А то и без церкви были. Истинно Богом забытое село было. Госпожа Лариса рассказывает о своих соседях. Помогают друг другу весной обсаживать поле, но дальше работают сами.

В гости друг к другу не ходят. говорит, не имеют на это времени. Разве встретятся на улице, то и поговорят. – Видели наш клуб. Как раз напротив магазина.

Вот там когда-то и танцы были, и кино приезжали показывать. А теперь только дети туда ходят. Возьмут старый магнитофон и скачут там. Да что там тех детей. Всего семеро.Исходя от Ларисы, встретила еще одного жителя Баймаків.

Мужчина рассказал, что одну из частей села и прилегающий лес недавно сделали заповедником. здесь водятся дикие свиньи, зайцы, лисы, бобры. Был даже олень, и его уже давно никто не видел, вероятно, застрелили. Сюда часто приезжают на охоту из соседних сел. – Когда-то можно было застрелить лису и кожуру продать.

На них спрос был, на шапки люди брали. А теперь. Может, дадут сто гривен… Оно того не стоит. А еще и от диких свиней сами проблемы. Они, как на огород зайдут, всю картошку випорпають.

Вот такая у нас тут жизнь… Каждый житель Баймаків с болью рассказывал о бытовые проблемы, обособленность от других сел и райцентра. И все они болеют за свою маленькую родину. Прощаясь, баймаківці приглашали меня приезжать к ним еще летом – грибы и ягоды, которых в здешнем лесу очень много. Да и просто отдохнуть от благ цивилизации.Наталья Критович,магистерская программа по журналистике УКУ.

Related posts:

Leave a Reply