300 спартанцев: история заложников

300 спартанцев: история заложников

В заложниках террористов на востоке Украины до сих пор находятся более трехсот украинских защитников, около тридцати из них вывезены в Россию. Благодаря тяжелым переговорам обеих сторон и безымянным героям, которые, рискуя собственной жизнью, помогают освобождать украинских патриотов, удалось из неволи вытащить почти три тысячи наших пленников.О диалог с представителями так называемых «народных республик» и освобождения заложников «Взгляда» рассказывает председатель Координационного центра освобождения заложников, переговорщик со стороны СБУ Юрий Тандіт.- Юрий, сколько наших ребят до сих пор остаются в плену?– В Донецкой и Луганской так называемых «народных республиках», а также на территории соседнего государства содержатся около 300 наших ребят. Они находятся в разных городах. Почему мы не даем точную цифру. Потому что есть несколько городов, которые контролируют полевые командиры на луганском направлении, где, мы предполагаем, есть еще живые наши ребята, которые считаются без вести пропавшими.

На сегодняшний день освобождено уже свыше 2700 человек. Мы не все операции по освобождению наших ребят делаем публичными, потому что очень часто нам помогают истинные патриоты Украины, которые находятся на временно оккупированных территориях Донбасц. Честь им и хвала. Каждый день мы выводим оттуда ребят. На днях был уволен Дмитрий Кулиш, позывной Семерка, который там находился много месяцев, тот, который был захвачен во время Иловайского котла.

Его обвинили в том, что он «каратель». Нам удалось его забрать в результате проведенных переговоров. И это еще знак людям, которые пытаются наживатись на страданиях других. В прошлом году один человек взял за его освобождение 50 тысяч долларов и ничего не сделал. Теперь он просто обязан вернуть эти деньги.- Уточните, пожалуйста, Дмитрий Кулиш был уволен или обменян?– Мы передали туда бойца, который совершил преступление на территории Украины.

Он был взят в бою и в результате переговоров был передан. Так мы забрали Дмитрия Кулиша. Но каждый раз, когда увольняют ребят, мы говорим именно о освобождения.- Вы сказали, что в плену находятся около трех сотен наших бойцов, сколько из них вывезены в Россию?– С 14 августа 2014 года после того, как с территории соседнего государства по Украине стали стрелять по реактивным установкам, то для того, чтобы спастись, на территорию Ростовской области вышли несколько групп наших военнослужащих. В результате большинство из них были освобождены (возвращены в Украину). Лишь около 30 человек, следы которых мы видим, вероятно, находятся в России.

Поиски продолжаются. Используются различные источники информации. Надеемся, что все они живы и мы сделаем все, чтобы их забрать.- Российская правозащитница Елена Васильева как-то заявила, что наших бойцов вывозят в Чечню и продают там в рабство…– То, что говорила Елена Васильева, не подтвердилось. Ни списки, ни адреса перемещений. Перемещения по территории России людей без следов невозможны.

Заложников нужно кормить, обеспечивать условиями для сна, если они еще и работают (как нам рассказывала О.Васильева), и, конечно, за все это время информация была бы получена. Надеюсь, что Россия как участник Минских переговоров сделает все, чтобы вернуть наших ребят.- А известно ли вам, сколько боевиков и диверсантов подлежат обмену?– Их количество исчисляется сотнями…- Насколько труднее вытаскивать из плена добровольцев?– Были значительные трудности с освобождением добровольцев, из которых часто издевались. Большую группу ребят из батальона «Донбасса» только благодаря минским договоренностям удалось вытащить. Они сидели там до последнего. Им инкриминировали действия, связанные с карательной операцией, и самое главное, украинских воинов использовали для строительных работ, их выводили для участия в парадах, которые организовывала так называемая «власть»…- много в заложниках остается воинов, которых захватили еще во время Иловайского котла, в августе прошлого года?– Так, уже около 10 месяцев эти ребята находятся в плену.

Их осталось несколько. Почему не всех нам до сих пор отдают?.. Мы еще четыре недели назад были готовы передать из двух городов прифронтовой зоны, из Харькова и Изюма, группу людей в рамках выполнения договоренностей, по принципу «всех на всех». Но есть трудности. во-первых, неизвестно, кто там принимает решения, и часто наших ребят пытаются использовать как политический щит.

Второй момент – некоторые полевые командиры удерживают наших ребят, их пытаются вербовать, использовать как ценных работников. Была история в Снежном, когда наши ребята ремонтировали технику на автобазе, и полевой командир удерживал их долгое время и не хотел отдавать. Но в конце концов нам удалось их забрать.- В каких условиях ребят удерживают сейчас?– Бывает по-разному. Когда ведем переговоры и видим наших ребят, то условия более-менее достойные, насколько можно вообще говорить, что тюрьма – это достойное место пребывания. Каждый день в неволе, даже если это «золотая клетка», – напоминает пребывание в аду.

Есть места, где наши военные живут в очень сложных условиях, как было осенью прошлого года. Там над ними издевались, выбивали показания. И были конкретные случаи, когда украинских военных расстреливали. Мы о них знаем. И в любом случае те люди, которые убивали наших воинов, будут наказаны.

– Таких расстрелов было много?– Нет стопроцентно подтвержденных фактов, что это случилось. Есть случай, когда Игоря Брановицького расстрелял Моторола, есть другие случаи. Их немного, но они есть. Не могу называть имен, чтобы не оскорблять ничьих чувств. Каждый такой случай – преступление.- За время перемирия, когда в феврале были подписаны минские договоренности, улучшилось отношение террористов к наших бойцов, активизировался обмен пленными?– Мне как человеку всегда сложно, когда я забираю ребят и с ними общаюсь.

Понимаю, как они страдали там, жили в тяжелых условиях, далеко от близких, многих из них пытались вербовать, особенно офицеров. Минск нам очень много дал. Самое главное – мы начали меньше терять наших ребят. Это сильные ребята, генофонд Украины, который должен сохраниться. – Что вы думаете о задержанных под Счастьем ГРУшників.

подвергнуть их суду или обменять?– СБУ имеет богатый и эффективный опыт проведения операций, связанных с освобождением заложников. И кто бы что не говорил, караван идет… Есть люди, безымянные герои, которые заходят на оккупированные территории и освобождают наших ребят. По поводу диверсантов, тех людей, которые в свое время «заблудились», те 11 десантников Костромской дивизии, с которыми я встречался, были освобождены и переданы в Россию и мы забрали 160 человек. С этими двумя диверсантами, которые находятся в СИЗО, тот же вопрос. С одной стороны, Украина показала миру, что здесь действуют регулярные российские войска, и не простые, а спецназ, ГРУ Генштаба РФ.

И, конечно, мир это видит. Сейчас СМИ получат еще много доказательств, что они действовали не как добровольцы, а выполняли приказы, и здесь размещены специальные войска, которые пришли сюда не наблюдать, а воевать и убивать. Их нужно судить по совести. Думаю, президент примет решение, что делать с этими диверсантами. Возможно, их можно использовать для освобождения наших людей.

Россия пыталась задействовать все возможные способы, чтобы забрать пленных ГРУшників.- Вы сказали, что пленных украинских защитников относятся по-разному. Имеют место издевательства?.. – По поводу издевательств были разные случаи. Один из командиров боевиков, у которого в свое время я забрал более 20 наших воинов, разозлился, когда на одном из украинских порталов прочитал интервью с уволенным парнем, где тот рассказал про все издевательства. Тогда боевик взял и подрезал троих наших ребят, которые у него остались… Идет война.

С той и той стороны воюют мужчины, жестоко воюют. Они применяют не рогатки, не палки, а оружие, и дьявол соблазняет людей. Люди начинают прятаться за то, что война все спишет. Когда ты захищаєшся с оружием в окопе – это одно, а когда ты получаешь человека, что попала в плен, и начинаешь над ней издеваться, по разным причинам… Я хочу обратиться и сказать, что мы делаем все, чтобы забрать всех, до последнего. Мы не остановимся, пока не заберем последнего.

Хочу попросить прощения у тех, кто ждет ребят, и извиниться, что пока не успели забрать всех, хотя на сегодня освобождено уже более 2 700 человек. Мы защищаем страну, целостность государства. Уверен, что с нами Бог. А если мы с Богом – то кто против нас. Слава Украине! .

Related posts:

Leave a Reply